Андрей Савиных: «Современная война фундаментальным образом отличается от традиционного вида войн»

21.05.2021 - 16:48

Новости Беларуси. Союзное государство выработает меры совместного реагирования на вмешательство во внутренние дела Беларуси и России, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Лидия Ермошина: «Избирательное законодательство Республики Беларусь подлежит модернизации, оно устарело»

Противодействие внешним вызовам и угрозам обсуждали 21 мая на международной конференции парламентарии, политологи и юристы двух стран.

Форум прошел в комбинированном формате. Эксперты в студиях из Минска, Москвы, Санкт-Петербурга и Великого Новгорода общались онлайн.

Андрей Савиных, заместитель председателя Парламентского собрания Союза Беларуси и России, председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Национального собрания Беларуси:
Современная война фундаментальным образом отличается от традиционного вида войн, то есть она сейчас происходит не столько через силовые сценарии, с использованием военной техники, сколько в плоскости когнитивных технологий, мировоззренческих проблем и экономического давления. А это уже сфера переговорного процесса, сфера политиков, где нам надо четко показывать свои позиции и договариваться.

Беларусь и Россия объединят усилия по противодействию внешним вызовам и угрозам (подробнее здесь).

Люди в материале: Андрей Савиных
Loading...


«Неудобно было просить родителей всё время присылать деньги». Марианна Щёткина о студенчестве и начале карьеры



Новости Беларуси. Гость программы «В людях» – Марианна Щеткина, руководитель представительства Постоянного комитета Союзного государства в Минске.  

Юлия Артюх, СТВ:  
Есть интересный эпизод в вашей жизни: стройотряды. Это про труд, про студенческую жизнь.  

Марианна Щеткина, руководитель представительства Постоянного комитета Союзного государства в Минске:  
Санкт-Петербург – это город больших возможностей, там много чего продается. Но когда ты получаешь только стипендию, а желаний много, то неудобно было просить родителей все время присылать деньги. Хотя это норма, всегда родители помогали. Но когда ты чувствуешь, что сам можешь заработать, то лучше заработать. Это первая причина. После каждого курса я ездила в строительный отряд, он назывался «Эльбор». Это самое лучшее время, потому что студенческие строительные отряды – это счастье. Это действительно особый вид отношений между молодежью. Это и гитары, и труд, и песни, какие-то праздники. Но потом эта дружба продолжается и в течение остального времени. Второе – имидж должен быть. У нас в строительный отряд было попасть непросто, надо было пройти конкурс. Собирались уже участники этого строительного отряда, появлялись претенденты, шел отбор, разговаривали.  

Юлия Артюх:  
Желающих было много?  

Марианна Щеткина:  
Желающих было очень много, потому что это было движение. Здорово, что сейчас это все возрождается. Я не говорю, что оно уже готово, оно возрождается. СССР был большим государством, поэтому всегда если стройотряд образовывался, он ехал в Ленинградскую область, а потом если показывал, что умеет строить, я была штукатуром и поваром. Еще на бетонных работах, имеется в виду, что выравнивать бетон, поверхности.  

Юлия Артюх:  
Вы окончили университет и отправились работать на «Интеграл». Я так понимаю, что вы довольно хороший уровень получили образования и разбирались в профессии, потому что попасть сразу на производство было непросто.  

Марианна Щеткина:  
Есть имидж университетов. Физический факультет Ленинградского государственного университета имени Жданова никогда не выпускал средних специалистов. Все были подготовленные специалисты хорошего класса, потому что там система была такая, что после распределения, после третьего курса тебя брала кафедра. Ты писал диплом несколько лет, тебя воспитывала кафедра. Люди, которые уже много чего достигли, ученые формировали еще и специалиста. Но у нас не инженеры были, у меня в дипломе просто написано «физик». Но с этой подготовкой я могла работать где угодно. Естественно, надо понимать, когда ты приезжаешь с багажом знаний, приходишь на любое производство, ты понимаешь, что знаешь много, но в этой части ничего. Поэтому надо снова учиться, настраиваться. Нужно это понимать, с этим всегда все сталкиваются.  

Юлия Артюх:  
После «Интеграла» вы работали уже в филиале Акустического института.  

Марианна Щеткина:  
Да, это научно-исследовательский институт. Это снова в Североморске.  

Юлия Артюх:  
Как вас из одного государства в другое. Как так получилось?  

Марианна Щеткина:  
Вопрос простой и ответ тоже. Я всегда говорю: цените то, что имеете. Потому что те возможности, которые предоставлены в Беларуси, просто уникальные. У нас не было квартиры. Я, муж, ребенок. У нас не было квартиры, поэтому мы встали на очередь. Родители супруга приехали сюда, здесь была двухкомнатная квартира у них. В двухкомнатной квартире, наверное, впятером тесновато бы было. Мы поехали на их место и работали там пять лет, чтобы заработать и первый взнос на квартиру, и чтобы выработать полярки. Потому что на Крайнем Севере были льготы пенсионные, если ты проработаешь, можно было уйти на пять лет раньше на пенсию. Все старались это сделать. Никто ж не знал, что СССР развалится. Сейчас у нас льготы Крайнего Севера неприменимы. Уже когда я работала в министерстве, ко мне приходили люди с заявлениями, что им не учитывается Крайний Север, я им всегда говорила: не расстраивайтесь, у меня тоже они не учитываются, у меня тоже есть этот договор и пять лет полярки. Время поменялось, все поменялось, поэтому ничего страшного.  

Юлия Артюх:  
Вы обмолвились, что вам пришлось туда поехать работать с мужем в Североморск. Когда вы с ним познакомились?  

Марианна Щеткина:  
Мы оба из Североморска. Ребенок у нас появился в Минске, я же приехала сюда, уже к мужу. На «Интеграл» я же не просто так поехала. Глубоко убеждена и живу с этим, что семья для каждого человека, независимо это женщина или мужчина, очень важна. Конечно, когда говорят, что семья – это большой труд, нужно иметь терпение. Но семья – это счастье. Поэтому мои мужчины – это моя опора и мое счастье, я ими очень горжусь.  

Юлия Артюх:  
Так развернулась ваша жизнь, что, работая сначала инженером, потом работая в исследовательском институте, вы пришли работать учителем.  

Марианна Щеткина:  
Это тоже было в Североморске. От судьбы не уйдешь. Я всегда хотела работать в школе. Тогда был такой интересный виток в истории СССР, во-первых, в тот момент резко повысили зарплату в школе, потом в школе 18 часов нагрузка, 56 дней отпуск. Конечно, когда ребенок на Севере, он маленький, ходит в детский сад, холодно, бывают аварии с отоплением, бывают разные моменты. Тогда я приняла решение, что я должна больше внимания уделять ребенку.  

Юлия Артюх:  
И в каком-то году вы переезжаете обратно в Минск.  

Марианна Щеткина:  
Развал СССР. Мы приехали сюда. Я устроилась в гимназию № 198, белорусскоязычную. Помню, как нам всем сказали, что мы должны преподавать только на белорусском языке, терминологии нет. А как преподавать физику, математику? Про учебники никто не говорил. Если, например, белорусский язык и литература – это абсолютно реально, то физику, математику, химию было сложно, потому что не хватало терминологии. Я помню, как бегали учителя белорусы по национальности и возмущались, как преподавать и как потом поступать. Но вместе с тем я ходила на курсы, сдавала экзамен по белорусскому языку, преподавала на белорусском. Такие были времена. У меня свекор участник ВОВ. Когда 9 мая не рекомендовалось участникам ВОВ выходить на улицы и одевать ордена и медали, это было ужасно. У нас даже была тогда мысль: может, уезжать из Беларуси? Потому что это абсолютно ненормально. Но потом все стало так, как положено. Слава богу.  

Читайте также:  

Марианна Щеткина о преподавании: Дело не в деньгах! Нельзя отрываться от тех проблем, которые есть в регионах  

«Сказали, что решение принято». Марианна Щеткина о том, как пришла в социальную сферу  

«Белорусы не понимают, в каком раю они живут». Марианна Щеткина объясняет почему