новости СТВ в твиттере

Антон Мазейко, режиссер: Самое важное – воспитать зрителя, чтобы он даже требовал хорошее документальное кино

03.11.2014 - 11:58

На вопросы ведущей программы «Большой завтрак» на СТВ отвечает один из самых талантливый молодых белорусских кинодокументалистов Антон Мазейко.

Антон Мазейко – режиссер-документалист, родился и вырос в Минске. неоднократный участник и лауреат международных фестивалей. Координатор конкурса национальных киношкол документального кинофестиваля «Листопад-2014».

Расскажите, пожалуйста, по вашему мнению, для чего существуют такие кинофестивали как «Листопад»?

Антон Мазейко:
Во-первых, такие фестивали как «Листопад» проводятся для того, чтобы показать нашим зрителям новое интересное и, на мой взгляд, умное кино. Это относится к игровым и документальным фильмам. Во-вторых, такие фестивали (и наш фестиваль – не исключение) – это место, где молодые режиссеры могут пообщаться со звездами либо с такими начинающими и молодыми режиссерами-документалистами, как это будет в случае с конкурсом молодого документального кино. Потому что у нас будет 13 фильмов, в нашей конкурсной программе. И практически все режиссеры приедут. Причем эти два момента идут рядом.
Для того, чтобы вырос уровень нашего документального кино, недостаточно просто одних мастер-классов, встреч с режиссерами, которые будут в большом количестве на нашем фестивале. Самое важное – это воспитать зрителя нашего, чтобы он не то, чтобы любил, а даже требовал хорошее документальное кино. И эти два момента работают вместе.

А действительно ли можно пробиться на этом фестивале молодому режиссеру?

Антон Мазейко:
Конечно, можно.

Что нужно сделать, чтобы заметили?

Антон Мазейко:
Снять хороший фильм. На мой взгляд, через фестивали отбор хороших фильмов и режиссеров был актуален раньше, когда не было Интернета. Теперь есть возможности у любого начинающего режиссера заявить о себе достаточно просто.
Фестивальное кино и Интернет-кино – это все-таки две немножко разные сферы, на мой взгляд. Потому что фестивальное кино отбирают, к нему подходят с совсем другими критериями, мне кажется. А когда ты выкладываешь свой фильм в Интернете, то ты должен больше работать, наверное, не на какие-то понятия об искусстве, а, скорее, на какое-то вовлечение и даже развлечение. Мне кажется, это беда нашего Интернета, что мы в такой ситуации сейчас оказались.

Документальное кино этого «Листопада» – что это за кино?

Антон Мазейко:
Приходите и посмотрите.

Так вы нас пригласите. Вы говорите»: «Воспитать зрителя». Вот, воспитывайте, сделайте так, чтобы мы пришли, захотели увидеть, посмотреть.

Антон Мазейко:
В основной секции документального кино будет показано 12 фильмов. Есть еще внеконкурсный показ. Там будет 44 фильма. К слову, заявок поступило более 80. То есть конкурс был.

А документальное кино может быть кассовым?

Антон Мазейко:
Может, конечно.

Или это не цель?

Антон Мазейко:
Смотря для каких режиссеров и для их продюсеров. Для продюсеров, конечно, цель – заработать деньги. Я считаю, что для большинства режиссеров-документалистов кассовые сборы – это совершенно не приоритет.

То есть такие романтики?

Антон Мазейко:
Мне кажется, да.

Если говорить о вас, вы как выбрали работу, карьеру режиссера? С чего все начиналось?

Антон Мазейко:
Я вообще пришел в эту сферу не совсем правильным путем и прямым.

Не через Академию искусств?

Антон Мазейко:
Да. Я считаю себя независимым режиссером, независимым от образования формального. Образование, конечно, необходимо в этой сфере, но не у всех складывается. И мы сейчас живем в такое время, когда очень много людей в эту сферу просто приходит. Они понимают, что им это нужно, они хотят этим заниматься, рассказывать истории, показывать людей. И для них тоже есть разные пути и способы обучения.

Часто актеры приходят, потому что насмотрелись, подумали, что они уже тоже могут, и становятся режиссерами. А ваш путь? Когда вы поняли, что вы хотите быть режиссером?

Антон Мазейко:
Я долгое время жил, учился и работал не в Беларуси. Я соскучился по нашим людям, и очень хотелось вновь узнать про них. В детстве я что-то знал, потом уехал, отвык от этого всего. Весной я вернулся, где-то зимой (буквально за несколько месяцев, как я вернулся) точно понял, что хочу снимать документальное кино. И весной я сюда вернулся именно для этого – чтобы тут попробовать начать все сначала, попробовать в эту сферу затесаться, рядышком пока постоять.

А что включает в себя сама работа режиссера? Потому что, вспомнить фильм «Иван Васильевич меняет профессию», там режиссер – человек, вальяжно развалившийся на шезлонге, в окружении красавиц. Поэтому у многих такой стереотип есть. А все-таки работа режиссера – это что?

Антон Мазейко:
Работа режиссера-документалиста, мне кажется, коренным образом отличается от режиссера игрового кино. Она не отличается по объему нагрузки.

Мне кажется, она больше похожа на работу корреспондента. Может быть, журналиста.

Антон Мазейко:
Она в некоторых моментах похожа, но режиссер-документалист больше живет со своим героем. И в прямом, и в переносном смысле. Классический пример. Флаэрти, который в 1922 году снял «Нанук с Севера», фильм известный, он 16 месяцев жил там, на Севере, на севере Канады, и снимал там своих эскимосов.

А ваши герои кто?

Антон Мазейко:
Мои герои – самые простые люди.

Откуда появляется мысль снять?

Антон Мазейко:
Я хочу снимать кино о «маленьких» людях, я их так называю. «Маленькие» люди – это те люди, которые не попадают в сети телевидения и большого документального кино. Это простые учителя, простые врачи. Мне кажется, про этих людей у нас еще мало сказано.

Вы рассказывали о проживании с эскимосами. А вам какие необычные вещи, может быть, приходилось выучить, узнать на практике, при съемках своего кино? За парту же не сядешь уже.

Антон Мазейко:
Не необычные, а, наверное, сложные в эмоциональном плане. Мы сейчас снимали фильм, точнее, снимаем уже несколько месяцев, работаем с детьми-аутистами. Мы были недавно в Крыму. Там была благотворительная акция, куда приехало около 50 семей с детьми-аутистами. И, наверное, самый сложный момент был, когда наши белорусские мамы попросили меня и моего коллегу остаться с детьми на спортивной площадке и с ними там провести время, позаниматься с ними. Это было очень сложно. Но это было необходимо для нашего фильма. Я не знаю, это вряд ли можно назвать какой-то особенностью, но эмоционально очень нагруженная работа у режиссера-документалиста.

Вы этим кино живете постоянно, когда снимаете, или удается абстрагироваться, когда домой приходите?

Антон Мазейко:
Нужно абстрагироваться, потому что если жить постоянно, ты теряешь контроль и способность смотреть на то, что ты делаешь, на то, что у тебя получается, глазами потенциальных зрителей. Потому что ты не для себя снимаешь фильм. И снять фильм – это непросто, это не развлечение для себя: с камерой побегать и поснимать кого-то.

А кто ваш первый зритель?

Антон Мазейко:
Чаще всего это моя мама.

Она хвалит или наоборот?

Антон Мазейко:
Она очень редко хвалит. Поэтому я ей и показываю.

В современном мире достаточно просто взять фотоаппарат, пойти снимать кино. И мне кажется, что талантливых людей у нас много. Что с этим делать? Возможно ли отослать свою работу на кинофестиваль? Как влиться в ряды режиссеров? Или это такое селфи для себя?

Антон Мазейко:
Вы верно сказали. Современные технологии, возможности и их низкая стоимость позволяют практически каждому снять что-то подобное на документальное кино. Документальное кино – это что? Это настоящая жизнь. Можно ее снимать, не подготовившись к этому. Снимать все подряд.

Скачать программу в Интернете.

Антон Мазейко:
Да. Нарезать это все, добавить титры. Но, конечно, этого недостаточно. И очень невелик шанс, что такой первый фильм будет принят на серьезный фестиваль. Есть, конечно, много фестивалей абстрактного кино. Я думаю, туда такие фильмы скорее пройдут. Но на серьезное документальное кино, конечно, такое не годится, такой подход. Но с этого надо начинать.

Антон Мазейко, режиссер-документалист