Апостроф (Украина): Почему «рабочие руки» бегут из Украины

12.09.2018 - 17:00

Около 9 миллионов украинцев работают за пределами родины. Трудовая иммиграция вряд ли остановится в ближайшее время, считают эксперты. Скорее всего, ее темпы только ускорятся. Однако у власти есть механизмы несколько притормозить процесс. «Апостроф» выяснил, чем опасна массовая трудовая иммиграция для страны, и что нужно сделать, чтобы украинцы не искали лучшей жизни на чужбине.

Остановить трудовую иммиграцию из Украины в ближайшее время не удастся

Около 9 миллионов украинцев работают за пределами родины, из которых более 3 миллионов – на постоянной основе. Трудовая иммиграция вряд ли остановится в ближайшее время, считают эксперты. Более того, скорее всего, ее темпы только ускорятся. Однако у власти есть механизмы если не остановить массовый отток рабочих рук и мозгов за границу, то, по крайней мере, его несколько притормозить. «Апостроф» выяснил, чем опасна массовая трудовая иммиграция для страны, и что нужно сделать, чтобы украинцы не искали лучшей жизни на чужбине.

Примерно 1 миллион украинцев ежегодно покидают родину – такие неутешительные данные недавно озвучил министр иностранных дел Павел Климкин. При этом, мнению главы МИД, в ближайшее время такая ситуация сохранится. Только в Польше, отметил Климкин, сегодня проживают 1,4 миллиона украинцев.

Ранее министр социальной политики Андрей Рева сообщил, что на постоянной основе за рубежом работают 3,2 миллиона украинских граждан, при этом временно – до 9 миллионов. Учитывая тот факт, что в Украине – около 24 миллионов трудоспособного населения, цифра выглядит не очень обнадеживающе…

Из России не с любовью

По словам президента Всеукраинской ассоциации компаний международного трудоустройства Василия Воскобойника, на самом деле число украинцев, выезжающих каждый год из нашей страны на заработки неизвестно никому, а поэтому любые цифры, которые озвучивают чиновники или эксперты, является оценочными.

«Основная часть трудовых мигрантов из Украины ездят на работу по два раза в год, поэтому нужно понимать, что выездов может быть много, но в реальности большинство людей возвращается домой. Это явление называется «маятниковой миграцией». Люди, которые читают про 1 миллион украинцев, выезжающих за пределы страны в год, думают, что население нашей страны уменьшается на такую же цифру. В реальности, действительно, наблюдается рост количества трудовых мигрантов, но это явление постепенное, не взрывное», – рассказал Воскобойник.

Среди стран, куда едут работать украинцы, лидирует Польша. В последнее время трудоустройству в этой стране наших граждан способствовало введение безвизового режима со странами Евросоюза в июне 2017 года – украинцы получили легальное право на временное трудоустройство.

Сколько сейчас украинцев проживает и работает в Польше, сказать трудно, так как «наши граждане постоянно ездят туда-сюда, и вычислить сколько их живет в этой стране, достаточно сложно, учитывая, что многие работают нелегально», отметил Василий Воскобойник, добавив, что можно говорить о порядке 1-2 миллионов.

Пока конкуренцию Польше в плане выбора места для трудоустройства составляет Россия, но страна-агрессор в последние годы сдает позиции. «По данным социологических исследований, украинцы не хотят ехать в Россию (только 8% предпочитают эту страну) и постепенно перебираются на работу в Европу. За ближайшие несколько лет из России выедет большинство украинцев, которые раньше предпочитали там работать. Но процесс этот – постепенный, поэтому ждать результатов уже завтра не стоит», – рассказал Василий Воскобойник.

Новые горизонты

Украинцы также работают в Чехии, Италии, странах Балтии. Кстати, в конце августа премьер-министр Чехии Андрей Бабиш заявил, что его страна не будет пускать к себе беженцев с Ближнего Востока и из Африки, «поскольку принимает людей из Украины». В данном случае глава чешского правительства использовал риторику польских чиновников, которые ранее пытались обосновать свой отказ принимать беженцев тем, что в Польше наблюдается наплыв украинцев. Наши сограждане, безусловно, пытаются получить статус беженца и в Чехии, и в Польше, а также в других странах Европы, но количество «счастливчиков» мизерно. В результате большинство граждан Украины остаются в упомянутых странах в качестве рабочей силы.

Также в августе почти незамеченным прошло сообщение мировых агентств о том, что правительство Германии собирается принять судьбоносное решение о значительном упрощении условий трудоустройства у себя граждан государств, не входящих в Евросоюз. В частности, будет упразднено положение, обязывающее компании предлагать имеющиеся вакансии в первую очередь гражданам Германии, прежде чем искать претендентов среди иностранцев. Кроме того, представители этих стран получат возможность приезжать в Германию и в течение определенного времени уже на месте искать работу, которая соответствует их квалификации. При этом сама процедура квалификационного признания станет быстрее и проще.

На сегодня, по данным Федерального бюро труда Германии, в стране не заполнены 1,2 миллиона рабочих мест. Понятное дело, что украинцы даже потенциально не смогут претендовать на все из них. Но то, что наши соотечественники в скором времени начнут массово выходить на немецкий рынок труда, также не вызывает сомнений.

«В случае, если Германия откроет свой рынок труда для украинцев, произойдут резкие изменения с предпочтениями наших трудовых мигрантов. Можно прогнозировать, что половина если не больше украинцев, которые сейчас трудятся в Польше, переедут на работу в Германию. Там они смогут заработать в 2-3 раза больше по сравнению с Польшей. Также новая волна трудовых мигрантов поедет из самой Украины на работу в Германию. Социология показывает, что именно Германия занимает первое место в предпочтениях украинцев по работе. Туда хотят поехать 37% наших соотечественников. При таком развитии событий в Польше образуется большой дефицит работников, и польским работодателям придется повышать зарплаты и социальные стандарты для украинских трудовых мигрантов, потому что заместить кем-то другим такую массу работающих не будет представляться возможным. Естественно, что и в Украине станет еще сложнее найти качественного специалиста: работая в Германии, можно получать в месяц до 2000 евро на неквалифицированной работе, а специалист может заработать в 5-6 раз больше чем дома», – отмечает Василий Воскобойник.

Отечество в опасности

Массовая трудовая иммиграция небезопасна, а, точнее, очень даже опасна для отечественной экономики – об этом заявляют эксперты и даже признают представители власти.

Исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко в разговоре с «Апострофом» отметил, что в странах, в которых активно используется человеческий труд – так называемых labor intensive economies (трудоемкие экономики – «Апостроф») – а Украина к ним как раз и относится – трудовая иммиграция «потенциально снижает перспективы экономического роста в среднесрочной и долгосрочной перспективе». При этом, по его словам, если миграция активизируется, то потенциально может произойти «сжатие экономики». «Второе незамедлительное последствие – это то, что доходы бюджета будут уменьшаться, а на фоне уменьшения доходов государственного бюджета возможен рост его дефицита, а также необходимость сокращения расходной части государственного бюджета, что, опять же, отразится и на гражданах и на состоянии экономики», – рассказал эксперт.

На этом негативные факторы трудовой иммиграции не исчерпываются. Так, с отъездом из страны наиболее активной части населения происходит сжатие потребительского рынка, в результате чего уменьшается потребность в инвестициях, ориентированных на этот внутренний рынок. «Это значит, что постепенно приток иностранных инвестиций может снижаться», – говорит Устенко.

Также стоит учитывать, что трудовая иммиграция способствует развитию в стране демографического кризиса. «Украина находится в демографической яме, когда по естественным причинам происходит превышение смертности над рождаемостью, население стареет, а здесь – еще искусственное усиление за счет трудовой иммиграции», – сказал в комментарии «Апострофу» финансовый эксперт Алексей Кущ.

По его словам, если бы Украина была крупным аграрным государством с небольшим населением – примерно на уровне 10-15 миллионов человек, трудовая миграция не оказывала бы столь негативного влияния на экономику и, возможно, даже способствовала бы улучшению уровня жизни внутри страны. В качестве примера он привел Казахстан, где помимо аграрного также хорошо развит сектор добычи природных ресурсов. Но в Украине население составляет около 40 миллионов человек, при этом почти 12 миллионов из них – пенсионеры. Кроме того, на востоке и в центре страны сосредоточены промышленные мегаполисы, в то время как сама промышленность во многом заморожена, отмечает Алексей Кущ. «У нас эта система не работает», – предупреждает он.

Олег Устенко, в свою очередь, отмечает, что из Украины уезжают, в основном, люди, не достигшие пенсионного возраста, которые прекращают делать отчисления в собственную экономику, и из-за этого потенциально будут усиливаться проблемы у Пенсионного фонда. «Даже в текущей системе координат проблема Пенсионного фонда почти неразрешима. Если трудовая миграция будет продолжаться и оставаться значительной, то коллапс Пенсионного фонда просто наступит раньше», – сказал специалист.

«Остановитесь!»

Несмотря на то, что массовая трудовая миграция является общемировым явлением, в Украине она имеет свои особенности, которые в этом вопросе отличают нашу страну, например, от той же Польши.

«Здесь вопрос – в замещении, кем замещать? Поляки заместили свою трудовую иммиграцию украинцами, а кем будут украинцы замещать?», – задает риторический вопрос Алексей Кущ. По его словам, Украина на сегодня, по сути, – самая бедная страна Европы – даже Молдова по некоторым показателям нас опережает, в связи с чем, граждане других стран, например, из Африки или Азии, просто не захотят приезжать работать в Украину. Более того, сегодня украинцы уезжают не только в страны Европы, но также в некоторые азиатские и африканские государства, в которых уровень жизни выше, чем в нашей стране, отмечает Кущ.

Олег Устенко имеет схожее мнение. «Опыт показывает: группы переселенцев и вынужденных мигрантов не хотят оставаться на территории менее развитых европейских стран, поэтому, насколько удастся привлечь в Украину подобного рода людей, – это открытый вопрос», – сказал он, добавив, что многие этнические группы плохо ассимилируются в других странах, что также создает определенные проблемы.

Поэтому властям нужно думать над тем, как удержать собственных граждан в стране. Это, например, можно сделать путем повышения уровня заработной платы. «Нужно довести средний уровень зарплат хотя бы до эквивалента 500 евро», – отметил Алексей Кущ. Но просто повысить зарплату – недостаточно. «В США бедным семьям, в которых есть несколько детей, возмещают часть уплаченного ими ранее подоходного налога – то есть происходит стимулирование роста доходов домохозяйств. При этом дополнительными налогами облагаются крупные корпорации. А у нас происходит все в точности да наоборот», – рассказал специалист.

Но главное – нужно провести институциональную реформу, которая бы обеспечила качество жизни людей в долгосрочной перспективе. «Человек остается работать в стране не только потому, что он может здесь получать 500 евро, но и потому, что он видит перспективу на ближайшие 20-30 лет. А перспектива – это здоровье, старость. Человек, проработав несколько лет в Италии, сможет получать минимальную пенсию в размере примерно 300 евро. Он может поработать чуть больше и выйти на следующий уровень – 500 евро. Есть ли стимул у человека работать в Украине, платить здесь налоги, чтобы в результате получать пенсию в размере 2000-3000 гривен в лучшем случае? Или он все же поедет поработать в Италию и заработает себе 300 евро пенсии? Поэтому должна быть создана пенсионная система, которая даст человеку уверенность, что старость его будет обеспечена, а также система здравоохранения, при которой в Украине будет хорошо жить не только молодым и здоровым, имеющим работу, но и людям, которые испытывают проблемы со здоровьем. Все это будет влиять на замедление оттока миграции», – резюмировал Алексей Кущ.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.

Люди в материале: нет
Новости по теме

‡агрузка...

Aftenposten. Экстремальная температура станет нормой

Исключительно сухое и жаркое лето не меняет смысла предостережений климатологов, связанных с будущим: самым большим испытанием для Норвегии станут экстремальные осадки.

«Афтенпостен» (Aftenposten): А насколько экстремальным было жаркое и сухое лето этого года?

Хельге Дранге (Helge Drange): Летние месяцы с мая по июль были рекордно жаркими – на два градуса теплее, чем в 1947 году, в предыдущее экстремальное лето. В Осло температуру измеряют с 1837 года, так что жара установила серьезный рекорд! Эти же месяцы были и очень сухими, такими же, как летом 1947, 1976 и 1994 годов.

Хельге Дранге (Helge Drange) работает в Центре изучения климата в Бьеркнесе (Bjerknes) и является профессором океанографии в Университете Бергена.

– Какие признаки климатических изменений Вы видите?

– Мы знаем, что в северном полушарии растет количество осадков, мы знаем также, что уровень океана повышается. Морские льды в Арктике уменьшаются и по площади, и по толщине. Мы знаем, что ледники и гренландские льды тают, мы знаем, что тундра размораживается. Весна наступает раньше, а осень – позднее. И температура вообще повышается. Так что есть очень много разных изменений, но все они из одной и той же истории.

– Но ведь летом этого года осадков практически не было?

– Естественные вариации будут всегда. Например, прошлое лето было не жарким, но очень мокрым. Но мы здесь говорим о двух разных вещах: вариациях год от года, которые мы называем «погодой», и более долговременных изменениях, которые мы называем «климатом». Когда мы говорим о климатических изменениях, мы ищем тенденции в течение длительного времени. В Норвегии за последние сто лет количество осадков выросло на 20%. А температура за тот же период выросла примерно на один градус.

– Один градус за сто лет звучит не так-то много. Почему это становится проблемой?

– А зимой это даже почти приятно, правда? Но давайте посмотрим на взаимосвязь. В прошлый раз, когда Земля была действительно теплой, температура на два-три градуса превышала ту среднюю температуру, которую мы имеем сейчас. Это случилось более трех миллионов лет тому назад. И тогда понимаешь, что мы вот-вот встретимся с климатом, который современный человек никогда не видел.

Летом чаще будет жарче

– Следует ли нам ожидать в будущем, что летом чаще будет сухо и жарко?

– Да, летом чаще будет жарко и сухо, и мы должны ожидать также, что жара будет длиться дольше. Это не означает, что следующее лето также будет жарким, но жара летом будет чаще. И это не означает, что одновременно непременно будет засуха. Основной проблемой для Норвегии будут осадки, и летом тоже.

– Возможно, в какой-то момент нам придется перестать называть подобную погоду «экстремальной»?

– Да. Если мы продолжим с выбросами парниковых газов так, как сейчас, в конце этого века станет нормой то, что сегодня воспринимается как экстремальная погода.

– На земном шаре температура не везде повышается одинаково. Какова сейчас ситуация в Арктике?

– Она невероятная и пугающая. За последние сто лет средняя температура на Шпицбергене выросла на 2,5 градуса. За тот же период зимняя температура поднялась на 3 градуса. Шпицберген переживает тотальное изменение климата и погоды. Главная причина состоит в том, что льды отступают, а это означает колоссальные последствия. Здесь действительно пора бить тревогу.

– Кари Хьенос Хьос (Kari Kjønaas Kjos) из Партии прогресса несколько недель тому назад заявила в беседе с Aftenposten, что она не уверена в том, что жара является следствием парниковых выбросов, и она считает, что нам повезло, что у нас такое замечательное лето. А что Вы об этом думаете?

– Это ранит меня в самое сердце. И одновременно показывает, насколько велика потребность объяснять серьезность происходящего. Мы думаем, что современный человек независим, что мы можем подняться над природой и полностью все контролируем. Но происходит нечто противоположное. Мы отдаляемся от природы и сил природы и становимся от этого более уязвимыми.

– Каким образом?

– Людей становится больше, в основном, мы живем в городах. Когда происходят такие экстремальные события, они могут привести к летальному исходу, перебоям в снабжении водой, проблемами с урожаем и снижению производства продовольствия. Достаточно подумать о Ближнем Востоке и о том, что сокращение источников воды может привести к беспорядкам. Сегодняшняя ситуация с беженцами серьезна, но если у нас появятся климатические беженцы, тогда станет просто опасно.

Не думаю, что нам удастся довести выбросы до нуля

– В Парижских соглашениях от 2015 года ООН решила, что все страны должны ограничить свои выбросы парниковых газов, с тем, чтобы температура на Земле повышалась не больше, чем на два градуса, а лучше на полтора. Несколько реалистично то, что нам это удастся?

– Судя по сегодняшней ситуации, ответ – нет. Цель в полтора градуса мы уже почти достигли. Для того, чтобы добиться цели в два градуса, нам нужно иметь нулевые выбросы в течение 20-30 лет, и нет ничего, что указывало бы, что мы сможем этого добиться. На самом деле ни одно государство не имеет шанса достичь этой цели. У нас в стране мы открываем все новые месторождения и расширяем активность в поиске нефти и газа, так что наша политика также не соответствует идее нулевых выбросов в ближайшем будущем.

– Звучит довольно мрачно?

– Да, это так! Мы говорим об экзистенциальной проблеме для людей и всего живого на земле. Мы говорим о будущем очень многих поколений.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.



«На наших глазах исчезают гарантии недопущения масштабного вооруженного конфликта»: Александр Лукашенко на саммите ШОС

Праздничный концерт СТВ «Беларусь помнит. Дорога памяти»

Гордость за свою страну. «Пламя мира» пронесли по «Линии Сталина» и подняли над Курганом Славы

Индия подняла пошлины на американские товары

Владимир Караник: «Сильная современная система здравоохранения – это фактически один из атрибутов независимости»

Белорусские военнослужащие принимают участие в учении «Славянское братство» в Сербии: какие задачи поставлены

Совместными усилиями будем решать вопросы – Владимир Караник о задачах белорусской медицины

День Святой Троицы: как принято проводить праздник