Atlantic Council. Почему Украина до сих пор такая бедная?

05.08.2018 - 12:21

К этому времени Украина уже должна была бы стать успешной страной со средними доходами у населения. Но вместо этого она — среди самых бедных в Европе. Украинцы лишь немного богаче, чем жители Молдавии. Со дня провозглашения независимости диаспора пристально с интересом следила за развитием своей исторической родины.

После распада СССР были большие ожидания, что экономическая стагнация, вызванная коммунистической системой, останется в прошлом. Учитывая богатые природные ресурсы и человеческий потенциал, казалось, что она очень быстро превратится в благополучную европейскую страну.

Однако, пока другие страны, которые избавились от «железного занавеса», смогли существенно улучшить стандарты жизни и интегрироваться с Европой, Украина продолжает жить в стагнации. Ее стандарты жизни, которые прежде не отличались от ситуации в Польше, Словакии и странах Балтии, сильно отстали.

Украинская диаспора тоже в этом виновата. Ее взгляды были ошибочными и контпродуктивными, когда речь шла о необходимости двигать украинскую экономику вперед. Внимание с 1991 года до сегодняшнего дня было главным образом сосредоточено на экзистенциональной угрозе, которую Россия представляет для Украины. Эта угроза реальна и после Майдана: она вылилась в открытую российскую агрессию, частями которой стала аннексия Крыма и вторжение на Донбасс.

Вместе с тем, игнорировались ключевые факторы, которые мешали развитию Украины и тоже были экзистенциальными и не менее реальными. Диаспора постоянно «обстреливалась» заявлениями о том, что «экономические реформы требуют времени», а «прогресс был достигнут». Правящая элита Украины десятилетиями делала подобные заявления, чтобы скрыть масштабное присвоение богатства меньшинством.

Этот процесс начался еще при первом президенте Леониде Кравчуке, который позволил «красным диктаторам» провести внутреннюю приватизацию. Все продолжилось во времена правления Леонида Кучмы, под чьим крылом появились нынешние олигархи. Следующий президент Виктор Ющенко очень мало сделал для изменений, хотя провел кампанию под лозунгом «Бандитам — тюрьмы». Клептократия и некомпетентность достигли пика во времена президентства Виктора Януковича, который присвоил большие богатства за счет национальной экономики.

К сожалению, контроль над экономикой со стороны отдельных людей продолжается и при Петре Порошенко, несмотря на прекрасный лозунг «Жить по-новому» и многочисленные обещания побороть коррупцию. На протяжении всех этих потерянных десятилетий украинская диаспора была послушной, пока отдельные круги грабили украинскую экономику. Мы участвовали в бесконечных конференциях о «реформах», организованных новыми элитами, которые их же и блокировали. Мы развлекали миссии функционеров, которые хорошо знали причины, по которым инвесторы очень неохотно подходили к вложению капитала. Мы лоббировали в иностранных правительствах и институтах предоставление поддержки, несмотря на риск присвоения средств элитами. Мы закрывали глаза на очевидную экономическую несправедливость в стране ради «стабильности» и напрасных надежд на «существенный прогресс».

А тем временем, соседние страны приняли политические подходы, которые существенно улучшили жизнь их граждан. Сегодня в украинской экономике доминируют ограниченные круги олигархов, которые сотрудничают с правящим истеблишментом. Экономика подорвана неэффективностью и коррупцией. Государственные предприятия продолжают высасывать государственный бюджет, обогащая тех, кто их контролирует. Монопольные практики до сих пор присутствуют во многих секторах, а конкуренция ограничена. Регуляторные органы утверждают ценообразование в соответствии с потребностями доминирующих бизнес-интересов. Земельная реформа заблокирована в пользу аграрных магнатов. Даже военный бюджет распыляется из-за коррупции в закупках. Реформирование и очищение банковского сектора сопровождалось массивным присвоением государственных средств владельцами частных банков.

Избиратели — не дураки. Как показывают опросы, рейтинг поддержки правительства и президента измеряется однозначными цифрами. К сожалению, недобросовестные политики пользуются этой некомпетентностью, продвигая популистские политические подходы вместо настоящих реформ. Борьба с эндемической коррупцией должна стать ключевой реформой, ведь коррупция тормозит любой экономический прогресс. Нужен настоящий независимый Антикоррупционный суд. Преследования антикоррупционных активистов и атаки против НАБУ нужно остановить тоже.

Выборы президента и парламента в 2019 году могут стать шансом на перемены. Без нового лидера, готового проводить радикальные реформы и бороться с коррупцией, любые другие усилия по проведению экономических изменений будут подорваны. А жизнеспособность и независимость Украины будет поставлена под угрозу.

Бейзил Калимон — профессор Бизнес-школы Ивери в Канаде, Олег Гаврилишин — профессор Карлтонского университета.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.

Люди в материале: нет
Новости по теме

‡агрузка...

Aftenposten. Экстремальная температура станет нормой

Исключительно сухое и жаркое лето не меняет смысла предостережений климатологов, связанных с будущим: самым большим испытанием для Норвегии станут экстремальные осадки.

«Афтенпостен» (Aftenposten): А насколько экстремальным было жаркое и сухое лето этого года?

Хельге Дранге (Helge Drange): Летние месяцы с мая по июль были рекордно жаркими – на два градуса теплее, чем в 1947 году, в предыдущее экстремальное лето. В Осло температуру измеряют с 1837 года, так что жара установила серьезный рекорд! Эти же месяцы были и очень сухими, такими же, как летом 1947, 1976 и 1994 годов.

Хельге Дранге (Helge Drange) работает в Центре изучения климата в Бьеркнесе (Bjerknes) и является профессором океанографии в Университете Бергена.

– Какие признаки климатических изменений Вы видите?

– Мы знаем, что в северном полушарии растет количество осадков, мы знаем также, что уровень океана повышается. Морские льды в Арктике уменьшаются и по площади, и по толщине. Мы знаем, что ледники и гренландские льды тают, мы знаем, что тундра размораживается. Весна наступает раньше, а осень – позднее. И температура вообще повышается. Так что есть очень много разных изменений, но все они из одной и той же истории.

– Но ведь летом этого года осадков практически не было?

– Естественные вариации будут всегда. Например, прошлое лето было не жарким, но очень мокрым. Но мы здесь говорим о двух разных вещах: вариациях год от года, которые мы называем «погодой», и более долговременных изменениях, которые мы называем «климатом». Когда мы говорим о климатических изменениях, мы ищем тенденции в течение длительного времени. В Норвегии за последние сто лет количество осадков выросло на 20%. А температура за тот же период выросла примерно на один градус.

– Один градус за сто лет звучит не так-то много. Почему это становится проблемой?

– А зимой это даже почти приятно, правда? Но давайте посмотрим на взаимосвязь. В прошлый раз, когда Земля была действительно теплой, температура на два-три градуса превышала ту среднюю температуру, которую мы имеем сейчас. Это случилось более трех миллионов лет тому назад. И тогда понимаешь, что мы вот-вот встретимся с климатом, который современный человек никогда не видел.

Летом чаще будет жарче

– Следует ли нам ожидать в будущем, что летом чаще будет сухо и жарко?

– Да, летом чаще будет жарко и сухо, и мы должны ожидать также, что жара будет длиться дольше. Это не означает, что следующее лето также будет жарким, но жара летом будет чаще. И это не означает, что одновременно непременно будет засуха. Основной проблемой для Норвегии будут осадки, и летом тоже.

– Возможно, в какой-то момент нам придется перестать называть подобную погоду «экстремальной»?

– Да. Если мы продолжим с выбросами парниковых газов так, как сейчас, в конце этого века станет нормой то, что сегодня воспринимается как экстремальная погода.

– На земном шаре температура не везде повышается одинаково. Какова сейчас ситуация в Арктике?

– Она невероятная и пугающая. За последние сто лет средняя температура на Шпицбергене выросла на 2,5 градуса. За тот же период зимняя температура поднялась на 3 градуса. Шпицберген переживает тотальное изменение климата и погоды. Главная причина состоит в том, что льды отступают, а это означает колоссальные последствия. Здесь действительно пора бить тревогу.

– Кари Хьенос Хьос (Kari Kjønaas Kjos) из Партии прогресса несколько недель тому назад заявила в беседе с Aftenposten, что она не уверена в том, что жара является следствием парниковых выбросов, и она считает, что нам повезло, что у нас такое замечательное лето. А что Вы об этом думаете?

– Это ранит меня в самое сердце. И одновременно показывает, насколько велика потребность объяснять серьезность происходящего. Мы думаем, что современный человек независим, что мы можем подняться над природой и полностью все контролируем. Но происходит нечто противоположное. Мы отдаляемся от природы и сил природы и становимся от этого более уязвимыми.

– Каким образом?

– Людей становится больше, в основном, мы живем в городах. Когда происходят такие экстремальные события, они могут привести к летальному исходу, перебоям в снабжении водой, проблемами с урожаем и снижению производства продовольствия. Достаточно подумать о Ближнем Востоке и о том, что сокращение источников воды может привести к беспорядкам. Сегодняшняя ситуация с беженцами серьезна, но если у нас появятся климатические беженцы, тогда станет просто опасно.

Не думаю, что нам удастся довести выбросы до нуля

– В Парижских соглашениях от 2015 года ООН решила, что все страны должны ограничить свои выбросы парниковых газов, с тем, чтобы температура на Земле повышалась не больше, чем на два градуса, а лучше на полтора. Несколько реалистично то, что нам это удастся?

– Судя по сегодняшней ситуации, ответ – нет. Цель в полтора градуса мы уже почти достигли. Для того, чтобы добиться цели в два градуса, нам нужно иметь нулевые выбросы в течение 20-30 лет, и нет ничего, что указывало бы, что мы сможем этого добиться. На самом деле ни одно государство не имеет шанса достичь этой цели. У нас в стране мы открываем все новые месторождения и расширяем активность в поиске нефти и газа, так что наша политика также не соответствует идее нулевых выбросов в ближайшем будущем.

– Звучит довольно мрачно?

– Да, это так! Мы говорим об экзистенциальной проблеме для людей и всего живого на земле. Мы говорим о будущем очень многих поколений.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.



«На наших глазах исчезают гарантии недопущения масштабного вооруженного конфликта»: Александр Лукашенко на саммите ШОС

Праздничный концерт СТВ «Беларусь помнит. Дорога памяти»

В Гренландии за день растаяло 2 млрд тонн льда

«День праздничный, торжественный». Самая массовая церемония присяги прошла в Печах

«За белорусской книгой стоит очередь». Презентация новой белорусской книги состоялась в Мирском замке

В чём секрет мяса по-пански, и что такое «Краковский Лайконик»? Репортаж СТВ с Дня Польши

Беларусь изнывает от жары, а для кого это время интенсивной работы?

Спустя 78 лет климовчанка нашла родного дядю – бойца батальона милиции Владимирова