Atlantic Council. Почему Украина до сих пор такая бедная?

05.08.2018 - 12:21

К этому времени Украина уже должна была бы стать успешной страной со средними доходами у населения. Но вместо этого она — среди самых бедных в Европе. Украинцы лишь немного богаче, чем жители Молдавии. Со дня провозглашения независимости диаспора пристально с интересом следила за развитием своей исторической родины.

После распада СССР были большие ожидания, что экономическая стагнация, вызванная коммунистической системой, останется в прошлом. Учитывая богатые природные ресурсы и человеческий потенциал, казалось, что она очень быстро превратится в благополучную европейскую страну.

Однако, пока другие страны, которые избавились от «железного занавеса», смогли существенно улучшить стандарты жизни и интегрироваться с Европой, Украина продолжает жить в стагнации. Ее стандарты жизни, которые прежде не отличались от ситуации в Польше, Словакии и странах Балтии, сильно отстали.

Украинская диаспора тоже в этом виновата. Ее взгляды были ошибочными и контпродуктивными, когда речь шла о необходимости двигать украинскую экономику вперед. Внимание с 1991 года до сегодняшнего дня было главным образом сосредоточено на экзистенциональной угрозе, которую Россия представляет для Украины. Эта угроза реальна и после Майдана: она вылилась в открытую российскую агрессию, частями которой стала аннексия Крыма и вторжение на Донбасс.

Вместе с тем, игнорировались ключевые факторы, которые мешали развитию Украины и тоже были экзистенциальными и не менее реальными. Диаспора постоянно «обстреливалась» заявлениями о том, что «экономические реформы требуют времени», а «прогресс был достигнут». Правящая элита Украины десятилетиями делала подобные заявления, чтобы скрыть масштабное присвоение богатства меньшинством.

Этот процесс начался еще при первом президенте Леониде Кравчуке, который позволил «красным диктаторам» провести внутреннюю приватизацию. Все продолжилось во времена правления Леонида Кучмы, под чьим крылом появились нынешние олигархи. Следующий президент Виктор Ющенко очень мало сделал для изменений, хотя провел кампанию под лозунгом «Бандитам — тюрьмы». Клептократия и некомпетентность достигли пика во времена президентства Виктора Януковича, который присвоил большие богатства за счет национальной экономики.

К сожалению, контроль над экономикой со стороны отдельных людей продолжается и при Петре Порошенко, несмотря на прекрасный лозунг «Жить по-новому» и многочисленные обещания побороть коррупцию. На протяжении всех этих потерянных десятилетий украинская диаспора была послушной, пока отдельные круги грабили украинскую экономику. Мы участвовали в бесконечных конференциях о «реформах», организованных новыми элитами, которые их же и блокировали. Мы развлекали миссии функционеров, которые хорошо знали причины, по которым инвесторы очень неохотно подходили к вложению капитала. Мы лоббировали в иностранных правительствах и институтах предоставление поддержки, несмотря на риск присвоения средств элитами. Мы закрывали глаза на очевидную экономическую несправедливость в стране ради «стабильности» и напрасных надежд на «существенный прогресс».

А тем временем, соседние страны приняли политические подходы, которые существенно улучшили жизнь их граждан. Сегодня в украинской экономике доминируют ограниченные круги олигархов, которые сотрудничают с правящим истеблишментом. Экономика подорвана неэффективностью и коррупцией. Государственные предприятия продолжают высасывать государственный бюджет, обогащая тех, кто их контролирует. Монопольные практики до сих пор присутствуют во многих секторах, а конкуренция ограничена. Регуляторные органы утверждают ценообразование в соответствии с потребностями доминирующих бизнес-интересов. Земельная реформа заблокирована в пользу аграрных магнатов. Даже военный бюджет распыляется из-за коррупции в закупках. Реформирование и очищение банковского сектора сопровождалось массивным присвоением государственных средств владельцами частных банков.

Избиратели — не дураки. Как показывают опросы, рейтинг поддержки правительства и президента измеряется однозначными цифрами. К сожалению, недобросовестные политики пользуются этой некомпетентностью, продвигая популистские политические подходы вместо настоящих реформ. Борьба с эндемической коррупцией должна стать ключевой реформой, ведь коррупция тормозит любой экономический прогресс. Нужен настоящий независимый Антикоррупционный суд. Преследования антикоррупционных активистов и атаки против НАБУ нужно остановить тоже.

Выборы президента и парламента в 2019 году могут стать шансом на перемены. Без нового лидера, готового проводить радикальные реформы и бороться с коррупцией, любые другие усилия по проведению экономических изменений будут подорваны. А жизнеспособность и независимость Украины будет поставлена под угрозу.

Бейзил Калимон — профессор Бизнес-школы Ивери в Канаде, Олег Гаврилишин — профессор Карлтонского университета.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.

Люди в материале: нет
Loading...


Time (США): Все о восьмом сезоне «Игры престолов» – из уст самих актеров



Актерский состав «Игры престолов», как известно, не любит рассказывать о том, что ждет зрителей в следующих сериях, особенно сейчас, когда речь идет о финальном восьмом сезоне. Но некоторые звезды популярнейшей драмы время от времени все-таки намекают на содержание последних шести серий. Для удобства читателей журнал «Тайм» собрал эти подсказки в одной статье.

Как известно, актерский состав «Игры престолов» не любит распространяться о том, что ждет зрителей в следующих сериях, особенно сейчас, когда речь идет о финальном восьмом сезоне. После него нам предстоит распрощаться с «Игрой престолов» навсегда.

Тем не менее некоторые звезды популярнейшей драмы телеканала HBO время от времени намекают на содержание последних шести серий, которые порадуют поклонников выходом в эфир в 2019 году. Для удобства читателей мы собрали эти подсказки в одном месте.

Начиная с Эмилии Кларк, которая мучительно переживает из-за последней сцены Дейенерис, и заканчивая Питером Динклэйджем, который говорит о важности загадочного эпизода с участием своего персонажа в финале седьмого сезона – здесь вы найдете все, что актеры «Игры престолов» рассказывали о восьмом сезоне.

Эмилия Кларк (Дейенерис Таргариен)
Все будет плохо:

«Я была просто в шоке, – призналась Кларк в майском интервью журналу „Венити фэйер" (Vanity Fair), говоря о финальной сцене с участием Дейенерис. – От понимания того, каким именно будет последнее впечатление от Дейенерис».

Но есть и положительные моменты:

Кларк также сказала Vanity Fair, что впервые появится в одной сцене с Софи Тернер и Мэйси Уильямс, сестрами Старк.

Кит Харингтон (Джон Сноу)
Преодоление границ:

«На меньшее количество серий было потрачено гораздо больше денег, поэтому следует ожидать большего размаха, компьютерной графики… Мы пробовали новые вещи, экспериментировали с технологиями съемки. Думаю, в этих последних двух сериях мы пытаемся выйти за существующие рамки, пытаемся открывать новые горизонты, – сказал Харингтон в интервью „Хаффингтон пост" (Huffington Post) накануне выхода седьмой серии. – Приходится соответствовать шумихе, которую подняли вокруг сериала, и хуже всего – это закончить его, так и не попытавшись по-настоящему раздвинуть эти границы и попробовать что-то новое. Даже если это провал – помирать так с музыкой».

Софи Тернер (Санса Старк)
Прольется кровь:

«Этот сезон – самый кровопролитный из всех. В нем царят предательства, войны, опасность, – сообщила Тернер журналу „1883". – Это все, что я могу вам раскрыть».

Но у стаи есть шанс:

После того, как выяснилось, что Тернер сделала себе татуировку с лютоволком, гербом Дома Старков, и надписью «Стая выживет», некоторые фанаты поспешили сослаться на комментарий, который сделала актриса в 2017 году на вручении «Эмми». «Мы с другими участниками „Игры" думали, что, если нам удастся пройти этот путь до конца, мы смогли бы все сделать себе одинакового волка, но мы в этом еще не уверены», – сказала Тернер телеканалу «E!» на красной дорожке.

В июне, будучи гостьей «Лейт-лейт шоу» (The Late Late Show) с Джеймсом Корденом, Тернер ответила на домыслы, возникшие вокруг ее новой татуировки. «Это всего лишь цитата из последнего сезона, – сказала она Кордену. – Все полагают, что стая действительно выживет, но это всего лишь мораль, по законам которой мне хочется жить».

Мизинца может не хватать:

«[Сансу] ждет подвох, потому что в конце прошлого сезона она чувствовала, что все, наконец, наладилось. Ее семья вновь объединилась. Они снова контролируют Север, – сказала актриса журналу „Враэти" (Variety) в декабре. – В этом сезоне появляется новая угроза, и внезапно ее снова отбрасывает к мрачному началу. А в отсутствие Мизинца для нее это своеобразный тест: справится она в одиночку или нет. Для нее это большое испытание, ведь ей придется действовать без помощи этого мастера манипуляций. В нынешнем сезоне противостояние для нее имеет в меньшей мере политический или манипулятивный характер – речь идет о гораздо более страстной борьбе».

И разгорятся нешуточные страсти:

«Я могу вам сказать, что в этом сезоне сойдутся вместе многие персонажи, – сказала Тернер в декабрьском видеоинтервью „Голд дэрби" (Gold Derby). – Все соберутся, чтобы сразиться с надвигающейся опасностью. Между этими маленькими группами много трений, каждая из них сражается за то, что считает правильным. Это „Игра Престолов", так что в нынешнем сезоне будет еще больше крови, смертей и эмоционального напряжения, чем во все предыдущие годы».

Мэйси Уильямс (Арья Старк)
Тяжело прощаться:

Уильямс дала повод некоторым фанатам посудачить о возможной судьбе Арьи, когда отметила хэштегом #lastwomanstanding памятную фотографию своих забрызганных красным белых кед в Инстаграме. «Прощай, Белфаст. Прощай, Арья. Прощай, „Игра Престолов", – написала она в посте. – Как это было здорово. Вперед к приключениям».

Питер Динклэйдж (Тирион Ланнистер)
Надо уметь вовремя уходить:

«Когда завершается целый этап, невозможно избавиться от этого одновременно горького и сладкого ощущения. Такова печальная составляющая нашей профессии: на короткое время вы работаете с кучей чудесных людей, а потом все заканчивается, и вам нужно двигаться дальше. Это всегда очень грустно. Особенно когда вы провели с этими людьми не пару месяцев, а гораздо больше, – сказал Динклэйдж в январском интервью журналу „Враэти" (Variety). – Но да, время пришло. И по логике событий, не только для жизней наших персонажей. Я думаю, если бы они продолжили, это превратилось бы… в общем, сейчас идеальное время для того, чтобы поставить точку. Бывает так, что сериалы затягиваются».

И любовь – сложная штука:

«Все сложно… – признался Динклэйдж „Энтертайнмент уикли" (Entertainment Weekly), имея в виду мысли Тириона о Джоне и Дени. – За все это время я вжился в образ Тириона, это и профессиональное, и личное. Очевидно, что он испытывает к Дейенерис определенные чувства. Он любит ее – или думает, что любит. Она волнует его. Он сомневается, потому что у него не так уж много опыта в любви. Ко всему примешивается ревность. И Джона Сноу он тоже любит. Это два человека, с которыми у него особенно много общего, в некотором смысле они оба – чужаки в собственных семьях, которые отказались идти по пути своих родственников, и, надеюсь, это к лучшему. Он задается вопросом, насколько разумным является этот шаг [начало романтических отношений между Джоном и Дени], потому что страсть и политика плохо совместимы. Он знает, что их сближение может быть очень опасным».

Николай Костер-Вальдау (Джейме Ланнистер)

«Едва ли можно было закончить нашу историю более качественно. Мы приложили максимум усилий, – сказал Костер-Вальдау журналу „Враэти" (Variety) в июне. – На съемки этих шести серий мы потратили в два раза больше денег, чем на два полных предыдущих сезона. Не сэкономили ни копейки. Мы пошли ва-банк».

Джон Брэдли (Сэмвел Тарли)

«Эти персонажи настолько хорошо продуманы и настолько многогранны, что в определенный момент начинаешь их чувствовать и понимать, как самого себя. Можно предугадывать, как ваш персонаж поведет себя в той или иной ситуации. Но когда вы окунаете этих персонажей в новую среду – это все равно, что помещать их под микроскоп, и вам постоянно приходится пересматривать своего героя, – сказал Брэдли в декабре „ТВ Гайд" (TV Guide). – В этом году каждый из героев в какой-то момент сезона оказывается в совершенно чуждой, не знакомой ему среде. Самое захватывающее – это наблюдать, как они на это реагируют и какие действия предпринимают… По-моему, этот сезон в большей степени, чем любой другой, испытывает персонажей на прочность».

И Цитадели может быть отведена важная роль:

Когда в финале шестого сезона Сэм, наконец, попадает в библиотеку Цитадели, он видит в огромном зале канделябры, сильно напоминающие гироскоп из заставки сериала. Позднее Брэдли сказал «Голливуд репортер» (The Hollywood Reporter), что, по его мнению, это сходство может служить намеком на то, как закончится сериал.

«По одной из теорий то, что мы сейчас видим и как переживаем ход „Игры престолов", есть рассказ Сэма об „Игре престолов", – сказал он. – Если следовать логике повествования, история Вестероса и история битвы за Железный Трон являются одной из книг в этой библиотеке».

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.