Atlantico (Франция). Россия готова перевести внешнеторговые расчёты с доллара на евро

25.10.2018 - 19:35

Торгово-политическая война, охватившая США и остальной мир, переходит в денежную плоскость. Россия готова отказаться от доллара в пользу евро. Для ЕС это может стать большой победой, поскольку он стремится сделать евро мировой платежной валютой, но это невозможно без определенных условий и рисков. Американцы сделают все, чтобы этого не допустить, отмечает экономический обозреватель «Атлантико».

Конфликт с Дональдом Трампом переходит в денежную плоскость. Россия подтвердила свои планы по использованию европейской валюты для всех деловых операций с европейскими компаниями, включая покупку нефти и газа.

Таким образом, Россия готова отказаться от доллара в пользу евро. Для ЕС это может стать большой победой, поскольку он стремится сделать евро мировой платежной валютой, но это невозможно без определенных условий и рисков. Американцы сделают все, чтобы этого не допустить.

Таким образом, торгово-политическая война, охватившая США и остальной мир, переходит в денежную плоскость.

В то время как Китай никогда не скрывал, что он может использовать свои огромные долларовые запасы, чтобы задушить экономику США, прекратив покупать их долговые обязательства, теперь и Россия предлагает европейцам сделать из евро валюту платежа для всех коммерческих сделок между Россией и ЕС.

Европа является основным клиентом России. В зимний период Европа полностью зависит от российского газа. Вместо того чтобы продолжать платить за газ в долларах, Владимир Путин подтверждает свои планы перехода к расчетам в евро.

Москва не первый раз обсуждает вопрос валютных расчетов. На последнем экономическом форуме в Санкт-Петербурге в июне прошлого года, в котором приняли участие большинство глав государств и правительств ЕС, министр финансов России Антон Силуанов уже предлагал России отказаться от доллара для своих международных платежей и заменить его на евро. На этом же форуме Владимир Путин и Эммануэль Макрон публично поддержали эту идею. Об этой идее сообщили и Ангеле Меркель.

Поначалу эта идея не имела особого успеха, но когда экономическая напряженность между США и остальным миром достигла критической отметки, многие страны начали думать об ответных мерах протекционистским решением Дональда Трампа.

И если Китай первым принял на себя удар и уже испытывает замедление своей коммерческой деятельности, то Европа тоже находится в не менее затруднительном положении, поскольку ей грозят американские санкции, в случае если европейские компании пойдут против экстерриториальных ограничений, налагаемых Вашингтоном.

Российская инициатива не случайна

Во-первых, совершенно очевидно, что, предлагая заменить в расчетах евро на доллар, включая продажу газа, Владимир Путин убивает двух зайцев одним выстрелом. В первую очередь, он ставит под угрозу господство доллара в качестве мировой валюты: его авторитет и устойчивость, а это Дональд Трамп вряд ли сможет принять спокойно.

А во вторую – он предлагает дать евро статус международной валюты, которого у него никогда не было. Тем более что ЦБ России уже несколько месяцев покупает огромные суммы евро и продает доллары.

С технической точки зрения для европейцев это хорошая новость. Это дает им возможность вывести покупку газа и нефти из долларовой сферы.

Это хорошая новость еще и потому, что это повышает доверие к европейской валюте. В политическом плане также очевидно, что это укрепит проевропейскую линию и сторонников евро в то время, когда ЕС подвергается нападкам популистских движений. Многие популисты используют евро в качестве виновника всех трудностей, с которыми сталкиваются их страны, и требуют их выйти из ЕС, как британцы потребовали Брексит.

Таким образом, можно считать, что российский план идет на помощь убежденным сторонникам ЕС.

С другой стороны, эта поддержка может также оказаться очень обременительной, поскольку Россия предлагает принять евро, а взамен попросит у партнеров Европейского союза отменить санкции против нее. «Это вполне логично», – признают в Брюсселе. В экономическом отношении европейские компании, как французские, так и немецкие, в течение многих лет требовали отмены этих санкций, чтобы иметь возможность стимулировать торговые потоки с Россией без необходимости обсуждения сложных обязательств.

Таким образом, отменив санкции, европейцы рискуют столкнуться с американской администрацией, которая их навязывает, а это грозит очень серьезными штрафами и риском закрытия американского рынка. На данный момент Европе нужен доступ к рынку США.

Это довольно сложная проблема для европейцев, которые не выработали общего и единого отношения к поступкам Дональда Трампа. Из-за нехватки решимости или финансовых интересов основные страны ЕС по-прежнему стремятся угодить Америке.

Российское предложение может стать подарком ЕС, поскольку это укрепит евро, но с точки зрения политики, этот подарок отравлен.

Люди в материале: нет


Aftenposten. Экстремальная температура станет нормой



Исключительно сухое и жаркое лето не меняет смысла предостережений климатологов, связанных с будущим: самым большим испытанием для Норвегии станут экстремальные осадки.

«Афтенпостен» (Aftenposten): А насколько экстремальным было жаркое и сухое лето этого года?

Хельге Дранге (Helge Drange): Летние месяцы с мая по июль были рекордно жаркими – на два градуса теплее, чем в 1947 году, в предыдущее экстремальное лето. В Осло температуру измеряют с 1837 года, так что жара установила серьезный рекорд! Эти же месяцы были и очень сухими, такими же, как летом 1947, 1976 и 1994 годов.

Хельге Дранге (Helge Drange) работает в Центре изучения климата в Бьеркнесе (Bjerknes) и является профессором океанографии в Университете Бергена.

– Какие признаки климатических изменений Вы видите?

– Мы знаем, что в северном полушарии растет количество осадков, мы знаем также, что уровень океана повышается. Морские льды в Арктике уменьшаются и по площади, и по толщине. Мы знаем, что ледники и гренландские льды тают, мы знаем, что тундра размораживается. Весна наступает раньше, а осень – позднее. И температура вообще повышается. Так что есть очень много разных изменений, но все они из одной и той же истории.

– Но ведь летом этого года осадков практически не было?

– Естественные вариации будут всегда. Например, прошлое лето было не жарким, но очень мокрым. Но мы здесь говорим о двух разных вещах: вариациях год от года, которые мы называем «погодой», и более долговременных изменениях, которые мы называем «климатом». Когда мы говорим о климатических изменениях, мы ищем тенденции в течение длительного времени. В Норвегии за последние сто лет количество осадков выросло на 20%. А температура за тот же период выросла примерно на один градус.

– Один градус за сто лет звучит не так-то много. Почему это становится проблемой?

– А зимой это даже почти приятно, правда? Но давайте посмотрим на взаимосвязь. В прошлый раз, когда Земля была действительно теплой, температура на два-три градуса превышала ту среднюю температуру, которую мы имеем сейчас. Это случилось более трех миллионов лет тому назад. И тогда понимаешь, что мы вот-вот встретимся с климатом, который современный человек никогда не видел.

Летом чаще будет жарче

– Следует ли нам ожидать в будущем, что летом чаще будет сухо и жарко?

– Да, летом чаще будет жарко и сухо, и мы должны ожидать также, что жара будет длиться дольше. Это не означает, что следующее лето также будет жарким, но жара летом будет чаще. И это не означает, что одновременно непременно будет засуха. Основной проблемой для Норвегии будут осадки, и летом тоже.

– Возможно, в какой-то момент нам придется перестать называть подобную погоду «экстремальной»?

– Да. Если мы продолжим с выбросами парниковых газов так, как сейчас, в конце этого века станет нормой то, что сегодня воспринимается как экстремальная погода.

– На земном шаре температура не везде повышается одинаково. Какова сейчас ситуация в Арктике?

– Она невероятная и пугающая. За последние сто лет средняя температура на Шпицбергене выросла на 2,5 градуса. За тот же период зимняя температура поднялась на 3 градуса. Шпицберген переживает тотальное изменение климата и погоды. Главная причина состоит в том, что льды отступают, а это означает колоссальные последствия. Здесь действительно пора бить тревогу.

– Кари Хьенос Хьос (Kari Kjønaas Kjos) из Партии прогресса несколько недель тому назад заявила в беседе с Aftenposten, что она не уверена в том, что жара является следствием парниковых выбросов, и она считает, что нам повезло, что у нас такое замечательное лето. А что Вы об этом думаете?

– Это ранит меня в самое сердце. И одновременно показывает, насколько велика потребность объяснять серьезность происходящего. Мы думаем, что современный человек независим, что мы можем подняться над природой и полностью все контролируем. Но происходит нечто противоположное. Мы отдаляемся от природы и сил природы и становимся от этого более уязвимыми.

– Каким образом?

– Людей становится больше, в основном, мы живем в городах. Когда происходят такие экстремальные события, они могут привести к летальному исходу, перебоям в снабжении водой, проблемами с урожаем и снижению производства продовольствия. Достаточно подумать о Ближнем Востоке и о том, что сокращение источников воды может привести к беспорядкам. Сегодняшняя ситуация с беженцами серьезна, но если у нас появятся климатические беженцы, тогда станет просто опасно.

Не думаю, что нам удастся довести выбросы до нуля

– В Парижских соглашениях от 2015 года ООН решила, что все страны должны ограничить свои выбросы парниковых газов, с тем, чтобы температура на Земле повышалась не больше, чем на два градуса, а лучше на полтора. Несколько реалистично то, что нам это удастся?

– Судя по сегодняшней ситуации, ответ – нет. Цель в полтора градуса мы уже почти достигли. Для того, чтобы добиться цели в два градуса, нам нужно иметь нулевые выбросы в течение 20-30 лет, и нет ничего, что указывало бы, что мы сможем этого добиться. На самом деле ни одно государство не имеет шанса достичь этой цели. У нас в стране мы открываем все новые месторождения и расширяем активность в поиске нефти и газа, так что наша политика также не соответствует идее нулевых выбросов в ближайшем будущем.

– Звучит довольно мрачно?

– Да, это так! Мы говорим об экзистенциальной проблеме для людей и всего живого на земле. Мы говорим о будущем очень многих поколений.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.