Атомная загадка Беларуси! Что, на самом деле, испытывали на полешуках за 25 лет до Чернобыля?

02.11.2018 - 21:48

Шведская станция слежения. Это она в апреле 1986 года первой сообщит о катастрофе на Чернобыльской АЭС. Однако за четверть века, в 1961 году в СССР произойдёт нечто такое, отчего зуммеры безопасности загудят не менее тревожно.

Алексей Малашко, заместитель командира по идеологической работе авиационного полигона:
Какие бывают ядерные взрывы: подводные, подземные, наземные, воздушные. У нас в Советском Союзе были ядерные полигоны, на которых, я думаю, что испытывали ядерное оружие. И это было нормальным.


Иван Супрунчик, директор Музея этнографии деревни Теребличи:
Так говорят, что были шахты тут ракетные. Что-то могло быть такое – ядерный взрыв или испытания были.

Но никто у нас толком не знает.

Нет смысла перечислять все типы ядерных ракет, базировавшихся в БССР. Интересно другое – едва территорию Беларуси покинула последняя ракета, как тут же спала и завеса секретности с бывших баз. 

Версия о ядерном взрыве с годами кажется всё более призрачной и абсурдной. Дебаты не утихают до сих пор.

Алексей Малашко:
В 90-ые годы это выскочило. Что такое ядерный взрыв: ударная волна, световое излучение, 40,50, 100, 150 километров.


Василий Ярошик, командир полигонного взвода:
Как вы себе представляете ядерный взрыв? Даже самой маленькой мощности – там бы ничего не осталось живого на полигоне, если бы он был.

И тем не менее. В отдельных источниках есть информация, что территория болот стала местом «утилизации» ядерных бомб, списанных с вооружения. В течение нескольких лет пристанище здесь нашёл не один такой «подарок». 


Иван Яромич, заместитель председателя Столинского райисполкома, начальник передвижной механизированной колонны:
Я здесь по этому полигону ездил, и если здесь бы, не дай Боже, были ядерные испытания, да я никогда в жизни не поверю, что туда могли запустить людей. Я не верю, что могли бомбить и на следующий день пускать людей, машинами ездить, дышать.

Это – абсурд.

Есть ещё одна точка зрения. Скорее всего, речь шла о небольших тактических зарядах, которыми предполагалось атаковать наступающие войска противника. У американцев, к примеру, небольшие заряды для безоткатных орудий были готовы уже к концу 50-ых годов прошлого века.


Николай Чергинец, председатель Союза писателей Беларуси, заслуженный деятель культуры РБ:
Бомбометания разные бывают! Одна боевыми бомбами метает, другая – прицельное бомбометание – это болванки падают.

Впрочем, в отдельных случаях речь идёт о совершенно других испытаниях.

Адам, житель Мерлинских хуторов:
Не помню, в каком году, была статья в «Советской Беларуси» про этот полигон. Что людей не выселили всех, а испытывали химическое оружие. Люди про это ничего не знали. Там осталось 5 человек, они собрались вместе и написали эту статью в газету.

Споры о секретности полигона продолжаются и по сей день.

До сих пор нет чёткого ответа: кто имел туда доступ и что, на самом деле, там происходило. Первым человеком, который заговорил о базе среди болот, стал полковник ГРУ Генерального штаба Вооружённых сил СССР Олег Пеньковский.

Именно он в период работы на иностранную разведку, в конце 50-ых – начале 60-ых, слил врагу точные координаты полигона.

Иван Супрунчик:
Мне кажется, что там ничего такого секретного не было. Они побомбят там, и улетели.

Там такие воронки были, как наш музей.

По 500, по тонне те бомбы кидали.

И всё же предателя ждало страшное наказание. На вопрос прокурора о том, что вынудило его встать на путь преступления, он ответил: «Алкоголь, себялюбие, тщеславие, недовольство работой, любовь к лёгкой жизни привели меня на преступный путь». 11 мая 1963 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к расстрелу. 

Возможно, именно признание Пеньковского и заставило правительство СССР свернуть ядерные испытания. 

Владимир Бытченко, начальник авиационного полигона:
Те донесения, которые составлялись, они составляли некоторую государственную тайну.

Между тем, документально подтверждается, что первые воздушные ядерные испытания проводились практически в одни и те же сроки – с сентября по ноябрь 1961 года на Семипалатинском и Новоземельском ядерных полигонах.

То есть, ещё проводились первоначальные испытания, а до практической отработки бомбометания «изделиями» с ядерной начинкой, пусть и изъятой, дело просто не могло дойти.

Яков Линник, начальник Полесского военного полигона:
Кому надо, тот знал все эти секреты.

Владимир Бытченко:
Самолёт разгонялся под углом 90 градусов и вверх, и отцеплял эту бомбу.

Он имитировал ядерный взрыв.

Тайны Беларуси: Мерлинский полигон

Новости по теме
‡агрузка...

Встреча Александра Лукашенко с российскими журналистами. Все темы в одном материале

Александр Лукашенко о будущем Союзного государства: надо идти шаг за шагом по выполнению соглашений

«Я специально попросила вторую бутылочку»: российских журналистов угостили яблочным соком с историей

Александр Лукашенко: «Я не тот человек, который лицемерит»

Президент Беларуси: чтобы мы не бежали в гонку вооружений, нам «Хельсинки-2» нужны

Александр Лукашенко: я вообще в заслугу межрегиональному сотрудничеству ставлю сохранение нашего союза

Президент Беларуси рассказал, насколько правдива «смоленская история»

Александр Лукашенко о смертной казни: «Как бы я ни считал, у нас прошёл референдум»