Автор карнавальных масок Екатерина Шарай – о своем увлечении и секретах создания работ

09.01.2017 - 00:31

Новогодние праздники – время карнавалов, чудес и, конечно же, волшебных перевоплощений. И яркая маска придаст вашему образу флер загадочности.

Вот уже пять лет художник Екатерина Шарай занимается этим редким видом прикладного искусства – создает маски. Интерес возник спонтанно: просто тоскливое осеннее настроение подтолкнуло взять карандаш и сделать пару набросков. А вот чтобы реализовать свои замыслы, пришлось многому учиться, наблюдать и даже побывать в мастерских Венеции, сообщили в программе «Большой завтрак» на СТВ.

Екатерина Шарай, художник, автор карнавальных масок:
Первые работы – это папье-маше. Буквально из подручных материалов, из газет, но по итогу вышло все довольно неплохо. А потом уже у меня в плане эксперимента новый материал появился – кожа. И удался эксперимент. И сейчас я работаю с кожей.

Прежде, чем делать маску из папье-маше или из кожи, надо сначала вылепить лицо из пластилина. Это кропотливая, ручная работа, но благодаря ей получаются идеальные пропорции.

Екатерина Шарай, художник, автор карнавальных масок:
Маска называется «Дух Венеции» – это, собственно, то вдохновение, которое появляется во время путешествий.
По настроению, я думаю, здесь понятно: кругом вода. Причем вода такая яркая, сочная, как она мне видится в Венеции. Самого города здесь нет, а есть его отражение, потому что это, наверное, главное свойство этого города, что его можно увидеть в воде.

Особая тема творчества – белорусские обряды и традиции. Так возникла целая серия под названием «Славянская мифология в ликах».

Екатерина Шарай, художник, автор карнавальных масок:
Эта маска самая яркая, самая узнаваемая в силу того, что у нас на носу Каляды и самый популярный калядный образ – Коза.

Надев маску, можно в одночасье перевоплотиться. Запросто примерить амплуа любимого героя, нарядиться в исторического деятеля или превратиться в сказочного персонажа.

Екатерина Шарай, художник, автор карнавальных масок:
Вот это образ Бабы-Яги. Тут спорный момент, что она такая красивая, женственная, очень даже привлекательная. Почему я ее именно так изобразила? Потому что Баба-Яга – это вообще не имя собственное. Это ее должность, и несла она ее на границе миров. И это отражалось на ней: девушка со временем старела, у нее появлялась костяная нога. Ведь одной ногой она была в мире живых, второй – в мире мертвых.

Екатерина Шарай не украшает свои маски драгоценными камнями. Ее творчество выделяется своеобразной техникой росписи.

Екатерина Шарай, художник, автор карнавальных масок:
То, как я расписываю, это узнаваемый стиль. Это меня отличает. Еще и сам материал. Папье-маше – это не новость, а вот кожа встречается реже.

Маски дарят свободу, вносят элемент игры, интриги. И как же был прав Оскар Уайльд, сказав однажды: «Дайте человеку маску, и он покажет свое истинное лицо!»

Люди в материале: нет
Loading...


Мангал из швейной машинки. Днём он спасатель, вечером кузнец. И делает необычные вещи



Вся жизнь – огонь. Альфред Юруш днем работает в МЧС, вечером творит в кузнице. Молодой папа успевает все. Экстремальная профессия закалила характер, а быть мастером научил отец-строитель.

Альфред Юруш, кузнец:
Друг попросил когда-то установить ворота кованые и вот мне понравилось.

Это для пасхала, для свечи в костел, еще не закончено, тут нужно будет пару листиков добавить.

Укрощать металл парень стал три года назад. И так загорелся, что мастерская превратилась в оранжерею. Вот и сейчас трудится над королевской розой. Малиновый цвет – сигнал к действию. Сталь остывает в мгновение и нужно успеть закрутить лепестки.

Альфред Юруш:
Когда нагреваешь, он, как пластилин.

Сколько градусов нагрева?

Альфред Юруш:
Градусов 600-700.

Кузнец в Островце – личность популярная. Трудится в команде с братьями Корнеями. Вместе облагораживают город энергетиков. Над этой сказочной каретой работали сутки напролет. Подарок ко Дню спасателя установили ночью.

Альфред Юруш:
Это пожарный колокольчик. Говорят, что если в него позвонить, то беды будут обходить стороной.

Это помпа ручная, раньше такими перекачивали воду на пожарах.

Какой пожар у Вас был самый запоминающийся?

Альфред Юруш:
Первый рабочий день, в деревне дом горел, бабушка задохнулась.

Служба научила быстро принимать решения и быть в форме. Зарядка с жаворонками и кросс-фит в постоянном графике Альфреда Юруша. К слову, его коллектив спасателей – самый молодой в стране.

Анастасия Макеева, корреспондент:
Работы местного кузнеца украшают Островец. Одна из них находится на острове любви. Молодожены здесь не только вешают замочки, но и делают красивые селфи на такой лавке. К слову, она появилась здесь два года назад ко Дню пожарной службы.

Эта стильная кофейня – местная достопримечательность. Не без креатива нашего кузнеца. Барная стойка и стулья – его рук дело. Минималистичный дизайн органично вписался в интерьер с запахом корицы.

Тадеуш Суботкевич, владелец кофейни:
Человек опытный, старательный и сам себе художник, не стоит на своем, просто предложит и скажет.

Иосифа в Островце называют хранителем истории. В его дворе – раритеты на любой вкус. А недавно сын с Альфредом зашили изящной ковкой окна музея и подарили еще один эксклюзив. В основе оригинального мангала – швейная машинка.

Вот и подоспела наша алая роза. С пылу-жару.

Много Ваших таких букетов в Островце?

Альфред Юруш:
Ну да, достаточно.

Альфред Юруш мечтает украсить Островец коваными фонарями. Возможно, они будут зажигать по вечерам реку Лошу. Родной край вдохновляет на чудеса.

Иосиф Равданович, местный житель:
Я в два часа ночи ложусь спать, а они там еще все работают. Это должно наше руководство тоже поддерживать, молодежь, чтобы они стремились к этому. Может организовывать какие-то выставки.

Альфред Юруш:
Мы же все не вечные на этой земле, а так что-то останется. Может и дочка будет сидеть потом на этой лавке.

В век гаджетов ручная работа – на вес золота. И как здорово, что наша Синеокая полна талантов и умельцев.