«Бабушка обменяла два платья на два полена, чтобы нагреть воды детям». Как истребляли евреев в посёлке Ленин

12.05.2020 - 11:16

Агрогородок Ленин. Ничего общего с вождем пролетариата. Местечко упоминается еще в 1568 году, когда князь литовский Жигимонт Август подарил Юрию Юрьевичу Слуцкому живописные земли.

Но в учебники полесский край войдет как штетл Ленин. Во время Великой Отечественной войны немцы согнали за двойную колючую проволоку еврейских жителей и надели желтые латы. Счастливая жизнь ремесленников и ювелиров оборвалась. Замер футбольный стадион, закрылись лавки, замолк ансамбль «Мандалин». Июль 41-го стал роковым.

Людмила Таненя, руководитель историко-краеведческого музея агрогородка Ленин:
Теперь у нас нет тысячи населения, в целом, до войны проживало около пяти тысяч. Больше 80% населения было еврейским. Они отобрали лучших специалистов для своих собственных нужд. Сразу начались практически погромы, и узники создали юденрат – свое правительство, во главе которого стоял Агарон Мильнер – это человек, которому евреи очень верили.

С первых дней фашисты ободрали евреев до нитки, от золота до последней курицы. Оставили без еды, тепла и света. Узники обязаны были кланяться перед полицаями, не могли ходить по тротуарам и выходить с наступлением темноты. За нарушение грозил расстрел.

В марте 1942 года крепкую часть населения отправили на принудительные работы в Ганцевичский лагерь. В Ленине доживали старики, женщины и дети.

Людмила Таненя:
На снимке вы видите фотографию двух малышей, двух близняшек – это Юду и Хаим. Их бабушка обменяла свои два платья на два полена, чтобы просто нагреть воды детям. На следующий день они пришли с фашистами, два полицая, мальчиков выбросили в окно, просто через стекло. Они убили бабушку, зверски расстреляли. Эти дети еще были живы, вытянули труп и разбросали по улице, малышей добили прикладами.

В августе 1942 года евреи, сами того не зная, вырыли себе могилы. Ранним утром 14-го числа обреченных узников вели на казнь.

Анастасия Макеева, корреспондент:
14 августа 1942 года – об этом дне до сих пор плачет Ленинская земля. Тогда 3 тысячи узников гетто раздели догола, и «прошлись» по ним автоматной очередью. Живые падали на мертвых, мертвые на живых. Свои следы варвары замели тальком и засыпали окровавленную землю, чтобы не распространить тиф.

Говорят, что выстрелы разрывали небо до вечера. Нацисты спускались в яму и достреливали раненых. Одной девочке чудом удалось спасти. Со слезами она выползла и скрылась в партизанском лесу. Спустя время, её дочь Рэйчел приехала из Штатов в Ленин и рассказала, каково было ее маме оставить умирать бабушку.

Местным фашисты также не оставили шанса. И ровно через год согнали ленинцев в сарай и подожгли. Об осиротелой земле сегодня в Хатыни молчит символичная надпись «Ленин».

Людмила Таненя:
Одна из жительниц Ленина, тоже еврейка, которая играла в театре, ее сын, который недавно приезжал к нам, Бернард Юлевич стал довольно известным человеком, работающим в Голливуде. Благодаря тому, что родители спаслись, так получилось, что в гетто он был неплохим механиком и чинил машины. Его жену хотели вести на расстрел, он сказал: «Или я с ней, или она со мной».

Немой свидетель дьявольской расправы – этот снимок. На переднем плане Цукрович – лучший шляпник Ленина.

Фашисты принесли пленку работнице фотоателье Фаине Лазебник. Она была единственной девушкой-фотографом в партизанской истории. Ей удалось сбежать вместе с кадрами, от которых спустя время содрогнется весь мир.

В тот жаркий август в ответ на убийство ленинцев в Ганцевичах подняли восстание. О тех, кому не удалось сбежать, молчит этот памятник.

Людмила Таненя:
Это памятник, который возвели, когда делали агрогородок – новый вариант памятника Ицхаку, который погиб 18 августа 1942 после уничтожения гетто, как коммунист, как представитель власти, его зверски замучили фашисты.

Посреди старинного еврейского кладбища XVI века спокойно спят братья-близняшки. За что? От зверского геноцида сознание вдребезги. Каждый раз на годовщину здесь собираются потомки узников со всего мира, чтобы прочитать поминальную азкару.

Война не смогла забрать память. Она бессмертна.
Loading...


В 14 он ушёл в партизаны: «Я собрал за лето 12 винтовок, 4 нагана и переправил в лес. И где я хранил оружие? В ёлочках!»



Для Дзержинского района Антон Игнатьевич Азаркевич личность легендарная. Он живёт в деревушке Негорелое. Родился он в этих местах в 1928 году. Здесь же и встретил начало войны. Будучи 14-летним подростком, ушёл в партизаны. В программе «Центральный регион» о войне – слова свидетеля.

Антон Азаркевич, ветеран Великой Отечественной войны:
Это было утро. Тихо-тихо. Я пошел на речку с удочкой – с детства люблю рыбачить. Побыл часов до 7-8 часов с четырех, наверное. Возвращался домой, и как раз в это время немецкие мотоциклисты въехали. В магазине прикладом выбили окна, дверь – что надо было, брали, что хотели, что было. Из старших никого не было – никто не выходил. Потом немцы на гармошке играют, песни поют, вино стоя пьют – кто на машине, кто на улице. В общем, чувствовали себя вольготно. Они не чувствовали, что они на войне. Люди ходят и куры ходят. Ходят с винтовками между людей и в курей стреляют.

Мама яиц, масла, шпик им дала. Дальше колхозы были – коровы, свиньи. Зарежут тушу – поели, а остальное выбрасывали. У нас два кабана большие были. В эту же ночь, когда пришли, одного кабана убили в сарае и забрали. И тут на мосту смолили и разделывали. Это я все хорошо помню.

Я собрал за лето 12 винтовок, 4 нагана и переправил через Бориса в лес. А Борис уже переправил к партизанам. И это было до 43-го года. Потом где-то в августе-сентябре они брали молодежь, и меня тоже хотели забрать. Я не поехал, удрал. Ушел в тете. Дядьку немцы повесили за связь с партизанами. Он был председателем колхоза. И где я хранил оружие? В ёлочках! Они были густо пострижены – что хочешь, прячь. Смазывал смазкой для сбруи это оружие.

В 1945 году я служил в Полоцке. Боровуха 1 – большой воинский городок, озеро большое рядом было. Через дорогу – опять озеро. Прекраснейшие, живописные места! Как был День Победы? Объявил дневальный. Это было рано утром. Все – ура, ура! Это было счастьем для каждого человека. Это после таких мучений, страданий – холод, голод, нищета. Армию народ ждал как Бога! Даже больше. Знали, что придет и освободит. Вот так я встретил Победу.