Балерина о профессии: «Это – как наркотик, как воздух, как жизнь»

19.09.2017 - 16:01

Рабочее утро балерины начинается с обязательного урока классического танца. Неизменно строгие преподаватели и традиционно – живая музыка.

Перед репетициями нужно хорошо разогреть каждую связку.

Особенно, если скоро премьера, и работать нужно больше.
Ольга Гайко, народная артистка Беларуси:
В течение месяца идёт каждодневная подготовительная работа. Репетиции – утро-вечер: с 10.00 до 14.00, с 18.00 до 21.00. Бывает сложновато, но ты как-то концентрируешься, чтобы так хорошо подготовиться, чтобы не упасть в грязь лицом.

Амбуате, па де буре,  а еще батман и гранд жете.

Ожившая на сцене балетная терминология звучит как поэзия.

В танце работают и руки, и ноги, и корпус, и шея, и взгляд, и мимика – словом, всё.
Чтобы приблизиться к безупречной технике, балерины часто становятся фанатиками – в хорошем смысле этого слова.

Яна Штангей, ведущая солистка Большого театра Беларуси:
Первые 4 года я, вообще, ничего не пропускала. После ведущих спектаклей всегда приходила на классику, хотя, можно не приходить. Но сейчас понимаю, что, чтобы хорошо работать, нужно хорошо отдыхать.

Нужно иногда сбавлять обороты.

Потому что и физически это трудно, и эмоционально постоянно находиться на работе невозможно.
В зеркальном зале можно часами оттачивать технику, но так и не покорить зал. Майя Плисецкая была уверена, что даже через 200 лет танцем можно будет тронуть душу, заставить сопереживать, вызвать слезы, мороз гусиной кожи. Поиск образа героини отнимает часто больше сил, чем сложный пируэт и может затягиваться даже на несколько лет.

Перед зрителем балерина блистает, а её пуанты скрывают синяки и мозоли натруженных ступней.


Иногда тело просто не выдерживает таких физических нагрузок. Приме Ольге Гайко после серьёзной травмы нужно было заново учиться просто стоять на собственных ногах, а после проделать большой путь обратно в большой балет.

Ольга Гайко, народная артистка Беларуси:
Балет – это такая профессия, без которой невозможно долго находиться.

Это – как наркотик, как воздух, как жизнь. 


Одержимость искусством помогает выдерживать длительные репетиции, которые иногда проходят даже без перерыва на обед. К слову, хоть профессию балерины и окружает множество мифов, самый популярный из них – питание артиста.

Ольга Гайко, народная артистка Беларуси:
Балерины едят, как все нормальные люди. Это всё индивидуально, и это всё зависит от конституции, кому-то можно больше покушать, а потом три часа отпрыгать, отработать.

И спектакль так выматывает, что ты теряешь несколько килограммов.

За спектакль можно не только терять вес, но и износить несколько пар пуантов. Эта обувь сделала балет возвышенным, а балерину – почти неземным созданием.
Пара пуантов требует не только подготовленного тела, но и сильной мотивации. И того, и другого балеринам не занимать. Ведь они не хотят стать второй Плисецкой, а стремятся оставить свой, уникальный след в балете.

Яна Штангей, ведущая солистка Большого театра Беларуси:
Хочу станцевать всё абсолютно. Я хочу себя попробовать в разных ролях. Мне это безумно интересно. Я не хочу, чтобы мне приписывали какое-то амплуа: романтическая балерина, темпераментная балерина. Мне не хочется этого.

Я хочу быть совершенно разной, чтобы меня на сцене не узнавали.


Как и любой человек, балерины, конечно, устают. Но ненадолго. Ведь профессия артиста балета обязывает – нужно снова репетировать, становиться на пуанты, проживать каждый звук музыки, чтобы раз за разом зритель, затаив дыхание, наблюдал за искусством на кончиках пальцев. 

Люди в материале: нет
Loading...


«Билеты продавали с условием, что ты купишь ещё несколько на оперу. На самую неходовую». Ажиотаж на балеты Елизарьева царил в 70-ые



70-ые годы стали настоящим «золотым веком» в истории Большого театра Беларуси. Сумасшедшие аншлаги, километровые очереди в кассы, билеты только по блату, рассказали в одной из серий документального цикла «Тайны Беларуси»

Надежда Бунцевич, музыкально-театральный критик:
На балеты Елизарьева был просто ажиотаж. Билеты купить было невозможно. И продавали их в кассе только с тем условием, что ты купишь одновременно ещё несколько билетов на оперу. На самую неходовую. Ты можешь туда не идти, но главное, что ты билеты купил.

Слава про белорусский балет гремит на всю необъятную страну. В эпицентре культурной жизни Минска – молодой балетмейстер Валентин Елизарьев. 

Валентин Елизарьев, художественный руководитель Большого театра Беларуси, народный артист СССР, профессор:
1973 год: я только окончил Ленинградскую консерваторию, балетмейстерское отделение, и меня с третьего курса ещё консерватории выслеживал бывший наш министр культуры – Юрий Михневич, замечательный человек. На третьем курсе я получил премию на всесоюзном конкурсе, а здесь, наверное, искали человека, который бы возглавил труппу. Поэтому так получилось, что меня распределили на Республику Беларусь. И 10 октября 1973 года я начал свою деятельность здесь.

Людмила Бржозовская, народная артистка Беларуси:
Началась эпоха Елизарьева, когда он приехал к нам в театр. Он был такой же молодой, как и мы сами. Это его были, можно сказать, первые шаги в большом искусстве.

Первый его спектакль был «Кармен-сюита» у нас. Этот спектакль живёт до сих пор, и я его передаю четвёртому поколению.

Дерзкий, непоколебимый и бесконечно преданный делу. Казалось, амбициозному хореографу удалось немыслимое – достучаться до зрителя. Вмиг «искусство не для всех» уходит в массы – на его постановки люди будут штурмовать кассы. 

Валентин Елизарьев (архивная видеосъёмка):
Очень ценю исполнителей, которые совершенно разные в одной и той же партии.

Наталья Хараброва, начальник костюмерного цеха Большого театра Беларуси:
С приходом даже Валентина Николаевича Елизарьева, конечно, что касается балета, он вырос многогранно. И нам было очень интересно работать, потому что это была такая свежая струя. Это было настолько интересно работать. Эти спектакли в его постановке, которые даже сейчас идут, через такое количество, и они не устарели.