Белорусское золото: какой путь проходит молоко от коровьего вымени до потребителя

20.05.2017 - 20:59

Вчера, 19 мая, Россельхознадзор вновь ввел запрет на ввоз молочных продуктов из Беларуси. Известные предприятия включены в запретный список. И волей, а скорее, неволей страна вынуждена искать альтернативные рынки для сбыта этой стратегической продукции. Беларусь сегодня в пятерке мировых лидеров по сбыту молока (вместе с Евросоюзом, Новой Зеландией, США и Австралией). Спрос на этот продукт в мире растет за счет Азии. Индонезию и Китай научили пить молоко. Это им ответ за чай.

Так почему же нам не попытать счастья на растущих рынках, тем более что баночку сгущенного молока смело можно внести в список символов Беларуси. Молочный путь от травы через коровье вымя, через крынки и цистерны до желудка потребителя проследила Анастасия Бенедисюк.

Груз этого водителя-экспедитора – 16,5 тонн белого золота. Его работа совершенно секретна. Как только термобочка заполнится до краев, Павел Антанович запечатает каждую из цистерн. Снять пломбу смогут только на заводе. Он делает несколько рейсов в день, и так уже 4 года, но о вкусе парного из молоковоза может разве что догадываться. Дегустация до заключения экспертов запрещена.

Юрий Пивоварчик, директор ГУ «Белорусский государственный ветеринарный центр»:
Данный контейнер оснащается хладагентами. Их должно быть достаточно, чтобы поддерживать нужную температуру. Норма для молока сырого – до 4 градусов. Сейчас +3. Это должно быть запломбировано, чтобы не было подлога и подмены проб.

Здесь досконально исследуют содержимое и зашифруют. Специалист, принимающий в ветеринарном центре такой вот синий ларец с молоком, – последний, кто знает и чьей оно коровы, и кто привез пробу; дальше – работа под микроскопом.

Илона Кудрина, специалист ГУ «Белорусский государственный ветеринарный центр»:
Специалист получает образец зашифрованный, вскрывает его. Тщательно перемешивает. Дальше образец помещается в центрифугу для обезжиривания.

Именно из экстракта молока, полученного в лаборатории, и сделают все необходимые анализы. Здесь проверят на качественные свойства (плотность, жирность), а здесь, к примеру, – на содержание антибиотиков. Техника самая современная, денег на здоровье и имя мы не жалеем. Более того, работа аппаратов не прекращается ни на минуту. Важно все: и температура (по всему периметру вентиляторы), и отсутствие света.

Юрий Пивоварчик:
В данном случае было поставлено 15 проб, и уже после 9 часов прибор в автоматическом режиме выдает на компьютер результат. Без участия специалистов. Дело специалиста уже оценить эти исследования. В данном случае все 15 проб дали отрицательный результат.

Александр Субботин, заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь – директор Департамента ветеринарного и продовольственного надзора:
Качество и имидж очень дорого стоит. Это, наверное, одно из самого дорого, что есть у наших предприятий. И годами завоеванный бренд «белорусское качество» мы пытаемся сейчас отстоять, пытаемся удержать на той вершине, на которой он оказался.

Та самая вершина, на которой сегодня находится белорусская «молочка», действительно впечатляет. Мы в пятерке мировых производителей натурпродукта, а по количеству его на душу населения и вовсе впереди всех. Мы могли бы полностью обеспечить молоком еще одну Беларусь, и ведь и тогда осталось бы. Уже легче сказать, кого не кормим нашим. И это будет, пожалуй, лишь Антарктида.

Александр Субботин:
Конечно, ставка на простерилизованное молоко, у которого срок хранения полгода. Это просто связано с технологией консервирования молока.

Для отечественной «молочки» географических преград не существует. В Эмираты – самолетом, поездом – в Китай. К слову, на неделе сразу пять белорусских компаний в Пекине подписали контрактов на сумму порядка 13 миллионов долларов. И эта цифра только до конца текущего года. Дальше – больше.

Алексей Богданов, начальник главного управления внешнеэкономической деятельности Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь:
Китай от молока не отказывается. Что касается нашей статистики, то за первый квартал текущего года мы поставили на 3 тысячи тонн молока больше, чем в прошлом году и уже нарастили экспорт на сумму 4,2 миллиона долларов США. Поставляем и сухую сыворотку. И сухое молоко обезжиренное, и цельное. Поставляем ультрапастеризованное молоко, масло и сыры.

В Китай поставляем исключительно в привычной для белорусов упаковке. Там зарубежное – значит качественное, белорусское – бренд. На одной полке наша «молочка» с французским вином! Китайский рынок пусть и стратегический для Беларуси, активно работаем на диверсификацию экспорта на страны Персидского залива, страны Юго-Восточной Азии. Да, дыхание конкурентов не всегда ощутимо, но руку с пульса убирать не собираемся.

Нина Косенкова, начальник комплекса «Новоселки»:
Молоко у нас после доения идет, вот видите молочные стаканы, по молокопроводам через фильтры и поступает в холодильник. Там молоко охлаждается до 6 градусов. И потом идет на реализацию.

Молочно-товарный комплекс. Колхоз со звучным названием «Родина». Вымя коров здесь сравнивают с топливным баком трактора. 90% продукта экстра-класса. С жирностью в 3,8%. С 2010 года все автоматизировано. Впрочем, сверхточными роботами белорусов уже не удивить, теперь на вымя смотрят даже через линзы 3D-камеры, доят и кормят под Шопена и повсюду свежие цветы.

Александр Лапотентов, председатель СПК «Колхоз «Родина»:
Мы начинали с полутора тонн молока, сейчас хозяйство надаивает 46 тонн молока в сутки. И продаем мы почти 16 тысяч тонн.

Нина Косенкова:
Коров мы кормим кормосмесью. Силос кукурузный. За сутки 25 килограммов. Сенажа мы даем 15.

Продуктивность молочного стада и качество уже готового натурпродукта зависит, безусловно, от многих факторов. До нынешнего года кормили буренок своими травами и зерном, а белок закупали за валюту. С нынешнего года меняем политику заготовки кормов. Благодаря новой технологии молока станет больше на 20%. Улучшится и здоровье коров. Вот такие полосатые поля скоро увидим по всей стране – рожь сменяется сурепицей.

Анастасия Бенедисюк, корреспондент:
Один гектар вот этих сельхозкультур – это одна тонна протеина, или 400 долларов. Как только урожай соберут, здесь посеют горохо-овсяную смесь. Содержание протеина все то же – это одна тонна. Вот и получается, что только с одного гектара при вот такой необычной (пока необычной) для Беларуси посадке экономия сразу 800 долларов.

Так с одного поля можно собрать сразу несколько урожаев. Экономия в масштабах страны – миллионы долларов.

Яков Яроцкий, директор ГУДОВ «Центр повышения квалификации руководящих работников и специалистов комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Могилевского облисполкома»:
Если погода сложится такими образом, что нельзя будет просушить и провялить, значит, будем убирать с помощью кормоуборочного комбайна и заготавливать в траншеи силос. Если погода все-таки будет такая, как сегодня, то эти корма будут провялены, убраны прессом и замотаны в пленку. Корм получится очень качественный.

Вот и получается: корма качественные, коровы здоровые, молоко экстра-класса. По всей цепочке – от травы до производства, переработки и экспорта молока – жесткий контроль. А претензии от Россельхознадзора все поступают. Необоснованные, – уверяет белорусская сторона.

Леонид Заяц, министр сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь:
Мы дали исчерпывающие ответы на более чем 2 тысячах страниц текста, где показываем именно состоятельность нашей молочной отрасли. То, что этот продукт безопасный, экологически чистый и пользуется спросом у потребителя.

4 миллиона тонн молочной продукции мы поставили в Россию только в прошлом году. И при этом не закрыли всю необходимость. Уже на ближайший понедельник между министерствами обеих стран запланированы переговоры.

Рублем потребитель голосует не только за качество белорусской «молочки», но и вкус. Ароматное, с пенкой, как у бабушки в деревне. Пожалуй, именно так чаще характеризуют наше белое золото. Вере Мельничук – 74. Всю жизнь проработала дояркой. Любимое дело продолжает и на пенсии. 9 литров в день парного, плюс свои творог и масло. Она и в колхоз сдает. С жирностью, как у буренок с колхоза-передовика «Родина».

Вера Мельничук, житель деревни Большие Радваничи (Брестский район):
От коровы много пользы. Есть и телята, и молоко. А у кого коровы нету, тот просит, бегает, одолжите.

Белорусское молоко! За его высшую пробу в китайских магазинах тянутся на самую высокую полку, а российский потребитель за ним специально ездит в белорусский магазин. Такое оно, наше белое золото. Тот случай, когда страна-производитель решает!

Loading...


«Не продай, не укради и помоги человеку». Жизненные принципы Михаила Русого



Новости Беларуси. Гость программы «В людях» Михаил Русый, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по региональной политике и местному самоуправлению, рассказал о жизненных принципах и о том месте, где вырос.

Вадим Щеглов, ведущий:
Как вам, парню из простой крестьянской семьи из деревни, удалось состояться в жизни? В чем ваш секрет успеха?

Михаил Русый, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по региональной политике и местному самоуправлению:
Я не знаю, мы же все из деревни. Делить не надо, просто надо отдавать всего себя своему делу. Самое главное – быть честным, не предай, не укради и помоги человеку. Такие три позиции, которые присущи любому человеку.

Вадим Щеглов:
У вас сейчас больше кабинетная работа, не скучаете ли вы по работе в поле?

Михаил Русый:
Не скажу, что кабинетная работа, много поручений.

Вадим Щеглов:
У вас две малых родины. Что для вас малая родина?

Михаил Русый:
Если честно говорить, жизнь чиновника и жизнь государственного служащего как у военного. Представьте, сменил девять мест работы. Страна важнее. Там, где родился, и там, где родители. К сожалению, отца уже нет, дожил до 91 года, два года уже нет. Мама живет в Столбцах, 91 год. Есть мама – есть жизнь. Ты едешь туда, это твоя родина там, где мама живет.

Вадим Щеглов:
Какое у вас самое яркое воспоминание из детства деревенского?

Михаил Русый:
Воспоминаний ярких и не ярких много. Первое яркое впечатление – когда отец взял в лодку рыбу ловить. Мы же на Припяти выросли. По субботам все наши мужики уходили ловить рыбу, потому что благодаря рыбе деревня жила в те времена. Когда мы маленькие были, отец шел с братом мамы ловить, вечером приносили, уже неделю жили мы и они. Немного подрос, с отцом вдвоем пошли, я себя почувствовал мужчиной, добытчиком. Второе – когда дал плуг. У нас пара лошадей, надо картошку распахать. Когда идешь и плуг в руках, ты видишь, сколько ты картошки наверх выворачиваешь, то чувствуешь, что ты тоже землепашец. Это самое главное.

Вадим Щеглов:
Часто получается с земляками встретиться, пообщаться? Обращаются они к вас с просьбами, за советами?

Михаил Русый:
Идут поговорить, много интересного. Министром сельского хозяйства только первый раз пришел, получаю письмо. Пишет человек, что с моим отцом вместе служил. Деревня Любовичи. Своровали велосипед, никак не могут его вернуть. Я позвонил начальнику районного отдела, попросил помочь. Быстро нашли. Видимо, какой-то другой дали. Он мне звонит оттуда и говорит: «Спасибо, велосипед вернули, его и покрасили».

Михаил Русый о небольших городах: «Если будет работа, достойная зарплата, никто никуда не поедет!» – подробнее здесь