Белорусской органистке Ксении Погорелой, благодаря таланту, довелось сыграть в соборе Нотр-Дам де Пари

26.11.2015 - 12:00

Его звучание сравнивают с мелодией небес. Мистическое и утончённое оно покоряет пространство и не отпускает до последнего аккорда. Поразительное многоголосие и самый широкий диапазон из всех музыкальных инструментов. По мощности звучания орган равен симфоническому оркестру. Клавишный, и духовой одновременно, он способен проникнуть в самые священные уголки души и возвысить до небес.

Белорусская органистка Ксения Погорелая на протяжении 35 лет делится со слушателями самым  сокровенным – музыкой. Благодаря таланту и самоотверженной любви к творчеству, она получила возможность сыграть в Нотр-Даме. Исполняла музыку Луи Вьерна и Баха. Момент претворение мечты в жизнь Ксения вспоминает с улыбкой. Ведь до сих пор ни одному белорусскому органисту не удавалось попасть на сцену такой величины.

Король музыкальных инструментов, как называл его великий Моцарт, претерпел не одно преобразование. Средневековые органы не отличались тщательностью изготовления. Расстояние между клавишами достигало 7-ми см. Поэтому на нём играли не пальцами, а кулаками и даже локтями. Сейчас же органная клавиатура внешне не отличается от той, что у фортепьяно. Но есть ещё и особая - педальная.

Извлекая низкие звуки, ноги музыканта в специальной обуви с мягкой подошвой и каблуком словно танцуют. Но клавиша или педаль только первый импульс к созданию звука, воздух под давлением проникает в трубы. У каждой из которых собственное, неповторимое звучание.

Каждая кнопка или регистр имеют своё название и предназначение. По желанию композитора и исполнителя звук становится похожим то на флейту, то на гобой. Может имитировать даже пение птиц.

Органы бывают разных размеров, но традиционно – это инструмент с постоянным местом жительства. Ведь функцию резонатора, усиливающего и облагораживающего звучание, выполняет пространство помещения. С ним инструмент составляет единое звуковое целое.

Чистый и ясный, приглушённый и мягкий, интенсивный и напряжённый. Таинственные тембры органа похожи на откровение, словно вечность звучит в них.

Loading...


Работал с музыкальными инструментами для Гурченко и Лученка. Старейший в Беларуси настройщик рассказал о своём ремесле



Новости Беларуси. 23 февраля день рождения празднует старейший в стране настройщик клавишно-струнных инструментов, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Ирина Недобоева – о тонкостях эксклюзивного мастерства.

Как и большинство настройщиков, Леонид Макаревич пришел в профессию как музыкант. Баянист-профессионал, преподаватель в детской музыкальной школе о том, чтобы настраивать клавишные инструменты, даже не думал. Но как не взять в руки настроечный ключ, если в доме стоит фортепьяно, на котором играет жена, тоже музыкант?

Леонид Макаревич, настройщик музыкальных инструментов:
Когда занялся настройкой, я почувствовал в себе какую-то новую отдушину. Мне настолько нравится эта работа, что я могу часами заниматься, пока усталость физическая не придет. Нравится эта работа очень.

Ремесло настройщика настолько редкое, что его впору вносить в Красную книгу исчезающих профессий. Леонид научился быстро, все слагаемые успеха сошлись: абсолютный слух, терпение, технические умения. И в это ремесло профессиональный музыкант ушел с головой.

Татьяна Макаревич:
Вот я ему и говорю, что таких больше нет. Но он стесняется это признать, скромничает. Здесь надо иметь хороший слух  раз, иметь обязательно музыкальную подготовку  два, потому что у человека с улицы это не получится. И, в-третьих, очень надо усердия много приложить. У него этого хватило.

В Глусской школе искусств, где всю жизнь проработали Макаревичи, 24 пианино и 4 рояля. За качество звучания всецело отвечает Леонид.

Струна колеблется, а вот этих колебаний не должно быть.

Фортепианных дел мастера занимаются не только настройкой, но и реставрацией инструментов. Механизмы капризные – боятся сырости, жары и сквозняков.

Ирина Недобоева, корреспондент:
88 клавиш у рояля, столько же молоточков и 71 демпфер. Вот эти черные штуки и есть те самые глушители струн. То есть клавиша задает сигнал молоточку, тот запускает струну и получается звук. И вот, когда наступает черед следующей клавиши, звук предыдущей и должен подавить вот этот самый демпфер. Это целая наука.

Порой ремонт инструмента растягивается на недели. И это, шутит Леонид, уже не лечение, а реанимация. Цель – выполнить все безупречно.

Леонид Макаревич:
Я ловлю себя на том, что это мне немножко мешает. Если я не сделаю даже последние ноты, не настрою в дисканте, мне не по себе.

Леониду довелось настраивать инструменты для Лядовой, Гурченко, Иванова и Лученка. Всегда получал благодарность от исполнителей. Ремесло настройщиков востребовано, и далеко не каждая школа в Беларуси имеет в штате такого специалиста. Потому и отношение к хирургу музыкальных инструментов соответствующее.

Оксана Мельник, директор Глусской детской школы искусств:
В наше время редко у кого есть настройщик, который именно работает при школе. Я не представляю, как живут эти школы. Просто у нас есть такой специалист, и мы живем хорошо. Мы его очень бережем, как хрустальную вазу, чтобы он только с нами работал, всегда оставался и следил за нашими инструментами.

В Глуске мастера знают в каждой семье, где есть фортепиано. Он всегда готов помочь.

В семье Баскауловых из шести детей двое играют на пианино. Полный апгрейд пианино для семьи Баскауловых Леонид сделал два месяца назад. Никто из домочадцев и подумать не мог, что этот старенький инструмент можно реанимировать.

Евгений Баскаулов:
Человек делает от души. То есть он каждой мелочи уделяет внимание. Мы уже сделали капитальный ремонт инструменту, и инструмент зазвучал совсем по-другому.

40 пианино и 12 роялей, до республиканского конкурса пианистов чуть больше месяца в Бобруйской школе искусств, где и будет проходить музыкальный форум, уже почти опустили руки.

Ольга Василевская, заведующая фортепианным отделением Бобруйской детской школы искусств № 2:
И у нас какая сложилась ситуация: инструменты в ужасном состоянии. Необходимость в настройке такая, что просто мы не знали, как проводить. И вот, ну не знаю, наверное, случилось какое-то чудо, и появился, я не побоюсь этого слова, волшебник. Настроен инструмент – звучит все.

Настроить даже «мертвый» рояль для Леонида не составляет никакого труда. А вот «подшаманить» свой старенький инструмент сам не берется, просит коллегу. Профессия у них хоть и общая, но специализация все же у каждого своя.

Василий Проявенко, настройщик музыкальных инструментов:
Сейчас у нас играет два голоса, нам надо по одному голосу определить именно какой.

Лучший оценщик работы настройщикахозяин инструмента.

Александр Масейчук, баянист:
Вот я играю вторую фразу. Видите, его хватило. И приятно самому играть. Без настройщика, особенно людям с абсолютным слухом, очень тяжело.

Профессиональный праздник – Международный день настройщиков фортепиано – мастера отметят 4 апреля. 23 февраля, помимо Дня защитников отечества, Леонид Макаревич празднует еще и день рождения. Оставаться бодрым в свои 74, уверяет, помогает любимое дело. Не до отдыха, когда такая востребованность.

Леонид Макаревич:
Это немножко отвлекает иногда от грустных мыслей. И настолько приятно, что тебя еще помнят в коллективе, приглашают и еще дают возможность поработать, именно заняться любимым делом.