Бизнес на зеленых и клубничная жизнь во Дворце: как огурцы и красная ягода помогают жить белорусской глубинке

11.06.2016 - 20:37

Вернемся к «нашим бананам», которые, очевидно, в шутку упомянул Александр Лукашенко. Хотя посол Эквадора мог вздрогнуть при этой фразе – Эквадор – главный поставщик бананов в Беларусь. И зная, какие арбузы Президент Лукашенко выращивает лично на своих грядках в не такой уж солнечной стране, может дойти дело и до тропических фруктов, если понадобится. В Беларуси нет ничего невозможного. Например, нашу клубнику южные товарищи закупают с удовольствием, нахваливая, что она лучше краснодарской. Так ли это? За ответом на вопрос в клубнично-огуречные края отправилась наш корреспондент Ольга Петрашевская и оценила первый урожай.

Единственное место в стране, где зеленый – самая твердая валюта. Деревня, в которую, не рискуя прибылью, приезжает парк аттракционов, а по домам сразу видно: в Ольшанах у многих урожайный сезон. Хотя живут местные, по сути, в теплицах. И это, конечно, не уютные парнички, умиляющие дачников «помидором на салатик». Вся сельская жизнь здесь держится огурцом, потому что держится на огурце.

Вячеслав Черепок:
Ребята сажают гектары огурцов. Именно по разнице в цене они дома строят большие, даже катера покупают.

Тем временем в паре метров кто-то как раз и становится ближе к дому или катеру – килограммов эдак на 200. Буквально нон-стопом загружается фура, которая отправится в Россию.

17 тонн, и это к 9 утра, при том, что таких «принимающих» на рынке хватает. Так что Иван Иванович не очень расстраивается, что все его огурцы не попадут на питерские рынки. Знает, что все равно сдаст, а потом и вернется еще раз.

Петр Баган:
Огурчики поедут в Российскую Федерацию. У меня там напарник сидит, работаем уже 15 лет. Любят ли россияне наши огурцы? Конечно. Они ж без нитратов, все супер, все отлично.

И ничто бы не нарушало эту бизнес-идиллию, если бы не скачки цены, предлагаемой за заветный килограмм ольшанцам. Огурец даже за ночь может усохнуть в стоимости в разы.

Житель деревни Ольшаны:
По тысяче была цена, и сдавали. А куда их, в Припять выкинуть?

И вот они – законы хрустящего бизнеса. Проводив взглядом россиян, предлагавших 11 тысяч за кило, «принимающая сторона» активно сбивает ценник, стараясь буквально за руку схватить хозяев парников.

Коля – огурец битый: сам отправился оценивать спрос. И в желании достойно продать плоды своего труда его поддерживает владелец небольшой по местным меркам теплицы Владимир Иванович.

Владимир Андрусевич, житель деревни Ольшаны:
За этими деньгами стоит очень тяжелый труд. Здесь работают не только взрослые, но и дети. Допустим, надо накрыть теплицу. Утром, когда ветра нет, начинают накрывать. Уже в школу не пускают детей.

В коридорах огурцов на пяти сотках он оперирует цифрами за гранью понимания рядового огородника. В удачный день этот парник приносит и тонну, но ему есть, что ответить тем, кто считает чужие прибыли и искоса смотрит на добротные крыши.

Владимир Андрусевич, житель деревни Ольшаны:
Приезжают, смотрят на дома, машины и говорят, что богатые люди, завидуют, однако говорят, что так работать не будут.

Но есть в Беларуси еще как минимум одна деревня, где подобных заявлений точно бы не сделали. У жителей села Дворец корона от труда не падает и ко всем лежащим на диване Ольга Семеновна развернулась в позе вопросительного знака.

Ольга Гурбанович, житель деревни Дворец:
От рана до темна на поле: встану в пять утра, пошла, продала. Земли не будет – жить не будем.

В Ольшанах – огурцы, а здесь – клубника и строить, и жить помогает. Красивый урожай, и Ольга Семеновна – ягодка опять: новые зубы поставила благодаря прибыли в сезон. Но челюсть – это еще цветочки. У трудолюбивой семьи планов на всю плантацию.

Ольга Гурбанович, житель деревни Дворец:
Дом одному сыну построили, второму построили. Окна поставила за ягоды – знаете, 17 миллионов отдали. Двери нужны, торгую, чтобы двери купить в дом. Видите, какая нам помощь с ягоды.

Адам Гурбанович, житель деревни Дворец:
Любой труд легко не дается, надо трудиться. Земля – это кормилица. Не будем мы делать – не будет ничего в городе.

Здесь женщина с пустыми ведрами – прекрасная примета: значит, получилось продать клубнику на рынке – своего рода перевалочном пункте, откуда ягода расходится не только по республике.

Житель деревни Дворец:
15 хочу. Предлагают 12-13. Я возмущаюсь. Мы же гадавали яе, трудились, мучались, ждали целый год.

Возмущаются сельчане еще и потому, что знают, по какой цене их выращенную с трудом ягоду перепродадут на рынках в других городах. Килограмм, купленный в Брестской области за 12-15 тысяч, скажем, в Витебске продадут уже за 35, а в Минске и за 40, и даже за 50. И это разница с одного килограмма, когда один частник закупает их сотнями в день.

Житель деревни Дворец:
Вчера был в Минске, видел по 45. А здесь, если сдам по 15, это будет счастье.

В отличие от тех, кто зарабатывает нелегким трудом и с гордостью о нем рассказывает, многие оптовики так и не созрели для разговора о накрутках и прибылях. Мы услышали самые разные версии, для чего все эти господа закупаются тоннами клубники.

Покупатели:
Себе покушать.

Где-то бесплатно. Где? Пока не знаем, где.

Зато Дмитрий может назвать не только район, но и страну, в которую отправится клубника, закупленная им у местных жителей.

Дмитрий:
В Россию поедет. Она дешевле, чем польская, будет наполовину дешевле.

А вот у Магомеда – прямые поставки. Бизнесмен на голубых «Жигулях» приехал из России, чтобы загрузить целую фуру нашей клубникой. Белорусскую ягоду на рынках смогут купить жители Воронежа и Москвы.

Магомед Султанов, бизнесмен (Россия):
Чем хороша? Качество, дорогу выдерживает лучше, чем наша, краснодарская. Транспортируется хорошо.

Но пока на базарных площадях в коробках «покупающих» аншлаг, и урожай, и цены обсуждает и один из самодеятельных филиалов рынка. В деревне, где клубника – стратегический продукт, скамеек для торговли не всегда хватает, только для бабы Веры и осталось, поэтому с собой бизнесвумен прихватывают лавочки.

И ведь выращивают бабули, понятно, не только для того, чтобы продать – здоровье уж точно не сравняется с прибылью. Внукам, себе, что осталось – почему нет? Говорят: повезло нам с землей, но фермер уже из Минской области, показывая первую столичную клубнику, парирует: ни земля, ни регион не решают фермерскую судьбу.

Александр Драгун, глава фермерского хозяйства:
Прежде всего надо иметь большую любовь к земле. Вот эти саженцы говорят: «Помоги нам, хозяин». Приходится помогать, это же все-таки мои детки. Любую землю можно сделать под себя, все в наших руках, было бы желание.

Он поставляет россиянам смородину и планирует построить цех заморозки, чтобы экспортное поле давало еще лучший урожай. Вот так и выходит: где-то сама природа словно подбрасывает в корзины и ведра клубнику, а где-то, чтобы вырастить сладкую ягоду, работать приходится, если не втрое больше. Но и за клубникой с пометкой «Брест» на минской «Комаровке», и за огурцами, которые на днях окажутся в пакете у петербуржца, – люди вроде работящего Владимира Ивановича и скромной бабы Веры. И обязательно руки, пусть и от земли черные, но грязными которые никак не назовешь.

Новости по теме
‡агрузка...