«Благодарен своему белорусскому паспорту». Известный архитектор рассказал, как ему удалось посетить храм в Турции

12.01.2021 - 20:55

Новости Беларуси. Гость программы «В людях» Армен Сардаров, доктор архитектуры, профессор, рассказал, чем увлекается, кроме архитектуры.

Вадим Щеглов, ведущий:
А чем вы увлекаетесь, кроме архитектуры?

Армен Сардаров, доктор архитектуры, профессор:
Кроме архитектуры, для меня смысл имеет, конечно, книга. Несмотря на то, что интернет существует, я по-прежнему не расстаюсь с книгами, всегда на тумбочке лежат эти книги.

Вадим Щеглов:
Что вы сейчас читаете?

Армен Сардаров:
В данный момент только что я закончил книгу Флавия Филострата. Это был такой удивительный, поздний греко-римский философ. Работая над этой последней книгой – «Храм», – я посчитал нужным увидеть самый первый храм в мире. Я узнал, что такой есть. Правда, он находится в очень деликатном месте, это самый юг Турции, недалеко от границы с Сирией. Называется Гёбекли-Тепе.

Вадим Щеглов:
Это православный храм?

Армен Сардаров:
Нет, это просто человеческий храм. То есть святилище, место, где люди обращались к высшим силам. Самый первый. Я туда поехал.

Вадим Щеглов:
Еще до появления ислама?

Армен Сардаров:
До появления любой религии. Так это не просто любой религии, а этому храму в Гёбекли-Тепе 12 000 лет. Пирамидам 5 000 лет, Стоунхенджу тоже 5 000 с лишним, а этому – 12 000, никто не знает, почему. Естественно, я любой ценой должен поехать туда. Я поехал. Правда, я приехал, а в этот же день началась война Турции и Сирии, они выдвинули войска, а это как раз на границе. Я тут благодарен еще своему белорусскому паспорту. Они меня остановили, потому что здесь уже войска, а я тут с фотоаппаратом еду в это место. Они посмотрели, подержали, потом отпустили. Это вошло в книгу, я очень рад, счастлив. Эти поездки, знакомства, причем я стараюсь, чтобы оно имело профессиональный смысл и для науки, и для практики что-то увидеть интересное. Я говорю, что во многом изучаем готику французскую, соборы: Реймский, Страсбургский, Нотр-Дам. Правда, тоже сгорел через две недели, тоже какая-то беда случилась. Во всяком случае я думаю, что это цель и смысл.

Вадим Щеглов:
По-моему, французы все хотят восстановить этот сгоревший.

Армен Сардаров:
Здесь есть очень сухое научное слово: аутентик. То, что было когда-то 700 лет назад, это надо, чтобы оно сохранилось любой ценой. Любая искусственная система – это уже не то.

Вадим Щеглов:
Вы закончили сейчас книгу «Храм», а что дальше?

Армен Сардаров:
Это очень серьезный вопрос. Конечно, книга для меня – большой, серьезнейший этап жизни, потому что в книге я как раз обращаюсь к вечным ценностям. Ищите их, не пытайтесь во времени легкое найти решение. Это обращение к молодежи. Одна из таких вечных истин – это вера в высшие силы, в Бога, отчет перед ним, что очень важно. В любой религии понятие совести человека, когда он внутренний отчет делает, очень важно. Поэтому для меня эта книга во многом смысл жизни. Сейчас я тоже продолжаю работать. Сейчас меня очень волнует в архитектуре проблема как раз соотношения национального и интернационального. Как мы можем выделить подлинно национальное в архитектуре? И насколько оно, может быть, глобально? Я считаю, что это тоже очень важная тема, то есть она просто актуальна, потому что мы сейчас говорим о национальной культуре, хочется, чтобы она была подлинно национальной. И не просто срисованная из интернета, о чем мы тоже ребятам говорим. Да, сейчас это стало легче, мы ходили в библиотеки, журналы там листали. Да, это правда, тогда было такое. Сейчас это из дома. Но смысл не в этом, смысл опять в тебе. В создании тебя, профессионала, личности. Вот это очень важно.

Вадим Щеглов:
Авторская должна быть работа, чтобы ты стоял вровень с такими архитекторами, как Лангбард, Левин и другие, на которых вы рекомендуете равняться.

Армен Сардаров:
Вы назвали Левина Леонида Менделевича, я встречался, работая над самой первой книгой в жизни, я еще был аспирант. Мне поручили сделать книгу, называется «Заповедники Беларуси». Во-первых, об исторической архитектуре, а во-вторых, о современной. Я впервые попал к нему в мастерскую, никогда не забуду (я еще совсем мальчишка, аспирант, только вот начал), как он меня встретил, это было очень человечно. Поскольку это моя самая первая книжка, то это был очень важный для меня этап в жизни. Я говорю, что, конечно, надо продолжать традицию, продолжать то подлинное, что у нас было.

Вадим Щеглов:
Будем надеяться, что все будет у нас хорошо, все обязательно получится.

Армен Сардаров:
Я думаю, что необходимо, чтобы мы боролись за это, верили в это и добивались.

Это лучшие здания в мире. Мнение декана архитектурного факультета БНТУ – подробнее здесь

Loading...


Это лучшие здания в мире. Мнение декана архитектурного факультета БНТУ



Новости Беларуси. Гость программы «В людях» Армен Сардаров, доктор архитектуры, профессор, рассказал о самых красивых зданиях в мире.

Вадим Щеглов, ведущий:
Для вас (как для архитектора) какие три здания или сооружения в мире вы бы назвали эталоном, чем-то сверхгениальным?

Армен Сардаров, доктор архитектуры, профессор:
Я все-таки не стал бы так однозначно, ведь восприятие меняется от времени тоже. Я дважды ездил в Барселону. Цель была совершенно простая: увидеть еще раз творение великого Гауди (Саграда Фамилия, парк Гуэль, дом Мила). То есть специально просто я ездил, тоже в книгах моих это есть все, прямо со студенческих лет для меня это было. Конечно, еще очень важен Корбюзье. Но у нашего прекрасного Лангбарда тоже прекрасные работы. Они сделаны и сейчас можно восхититься мастерством архитектора.

Вадим Щеглов:
Театр оперы и балета.

Армен Сардаров:
Есть совершенно безымянная, маленькая деревянная церквушка в какой-то нашей веске дальней. Понимаешь, что это просто великолепно, гениальная вещь. Приходишь – и здесь нужно стать на колени. Вот здесь. Причем когда тебя никто не видит. Ты понимаешь, что это действительно сотворено руками вот этого безвестного мастера. Все, и больше ничего. Я поэтому говорю: «Поезжайте, ребята, поищите, все можно найти». В перестроечный период я коллегами был приглашен в США. Конечно, тоже по Нью-Йорку ходил, видел башни-близнецы, которые, к сожалению, потом трагично, терроризм, такое уничтожение. Это действительно здорово сделано, эти акценты. К сожалению, видите, так получилось.

«Благодарен своему белорусскому паспорту». Известный архитектор рассказал, как ему удалось посетить храм в Турции – подробнее здесь