Большое интервью Романа Юнусова о Comedy Club, «Подмосковных вечерах» и поездке на Браславские озёра с Вадимом Галыгиным

16.11.2017 - 23:28

О съемках фильма «Женщины против мужчин»

Роман Юнусов, юморист, актёр:
Добрый вечер, грамадзяне! Если я правильно произнёс.

Егор Хрусталёв, ведущий:
В общем, Вам простительно. Я прекрасно помню, Вы помогали открывать белорусский филиал Comedy Club.

Роман Юнусов:
Да, всё верно. Много-много-много лет назад.

Егор Хрусталёв:
Но самый важный информационный повод, по которому мы с Вами сегодня встречаемся, беседуем в Москве – это предстоящая премьера «Женщины против мужчин», часть вторая.
Источник фото: instagram.com/yunusov71/

Роман Юнусов:
«Крымские каникулы».

Егор Хрусталёв:
Так, если первая у Вас была на Кубе…

Роман Юнусов:
На Кубе, мы снимали на Кубе первую часть. Целый месяц жили на Кубе. 45 градусов жара. Ты – в костюме, в гриме. Перед тобой бирюзового цвета море, пальмы, белоснежный песок – и ты ничем этим не можешь воспользоваться. Ничем. Потому что световой день весь снимают.

Источник фото: instagram.com/yunusov71/

Егор Хрусталёв:
«Крымские каникулы» – это, получается, бюджет поменьше?

Роман Юнусов:
«Крымские каникулы» – ну, да, поближе к Родине. В принципе, на Родине. Хотя, жара не меньше была. Было жарко, это был июль и такая же была жара, такое же красивое, шикарное море, прекрасный отель. И вот – ты в кадре, в костюме ждёшь пойти в кадр.

Егор Хрусталёв:
Ну, вы там, по-моему, уже выяснили все отношения. Уже подрались, переругались, потом снова помирились. Что же ещё придумали для того, чтобы снова воевать? Жёны у вас те же остались?

Роман Юнусов:
Те же. Те же наши весёлые, добрые, классные, остроумные, симпатичные, сексуальные половинки.

О семье. «Всякое бывает в жизни. И ссоры, и ругань. Но я всегда пытаюсь выходить из этого с юмором»

Егор Хрусталёв:
У Вас там Соня – жена?

Роман Юнусов:
Да. Мой герой – Макс, Соню играет Маша Кравченко. И другие пары те же также остались.

Егор Хрусталёв:
Что же вы теперь там поделить не смогли?

Роман Юнусов:
В принципе, не то, что поделить не могли. Просто не хочется раскрывать, с чего начинается. Но, со временем, видимо, пришла пора проверить опять свои чувства таким вот нехитрым способом – войной.

Егор Хрусталёв:
Что-нибудь испробуете на своих домашних? Какие-то военные действия?

Роман Юнусов:
Всякое бывает в жизни. И ссоры, и ругань, и так далее. Но я всегда пытаюсь выходить из этого с юмором, всегда пытаюсь найти в этом положительные стороны, положительные эмоции. И вывести всё это как-то на шутку, на позитивные какие-то эмоции, и сделать из минуса плюс.

«Подходят бабушки и дедушки, и дети, и говорят: «Спасибо Вам за «Остров везения»

Егор Хрусталёв:
А ревность, всё-таки, присутствует? Вот, к примеру, «Остров везения» – три девчонки замечательные, такая пикантная ситуация.  

Роман Юнусов:
Ревность? У моей супруги? Наверное, может, чуть-чуть, всё-таки, есть. Ноона понимает, что это – работа. Что я за это получаю деньги. Она меня больше даже не ревнует, она – критик для меня очень серьёзный.  Если она говорит: «Рома, это вот, честно говоря, не очень. А вот это – классно, мне понравилось». Вот, например, первая часть – она сказала: «Это – твоя лучшая работа, «Женщины против мужчин». Хотя, я горжусь и работой в фильме «Остров везения». Не знаю, почему, но очень нравится детям и пожилым людям. Подходят бабушки и дедушки, и дети, и говорят: «Спасибо Вам за «Остров везения».

Егор Хрусталёв:
Вы же прекрасно понимаете, как, в общем, серьёзный профессионал, уже больше, чем 10 лет работающий…

Роман Юнусов:
Я бы не назвал себя профессионалом, у меня нет актёрского образования.

Егор Хрусталёв:
Я думаю, профессионалом можно назвать того, кто получает за это деньги. И ходит, как на работу. Правильно, да? Значит, Вы уже как-то разбираете эту историю. Есть такая книга у Александра Беляева «Мистер Смех», у советского писателя-фантаста. Суть заключается в том, что человек попытался стать комиком, и за время вот этой повести он проанализировал все возможные поводы, по которым человека можно рассмешить. И, когда он в последний раз кого-то рассмешил, он понял: «Я всё проанализировал, я больше никогда не смогу посмеяться». Вы же, безусловно, тоже анализируете и раскладываете на сегменты, какого рода юмор, какого рода комедийный фильм.

Роман Юнусов:
Конечно. 

О сёстрах Зайцевых. «В Comedy Club у нас были жёсткие шутки, ниже пояса»

Егор Хрусталёв:
И в своих комедийных фильмах, в которых Вы снимаетесь, Вы тоже ставите какую-то определённую категорию. Вы её сами как-то называете эту свою лигу? Лигу шуток от сестёр Зайцевых?

Роман Юнусов:
Юмор, например, именно наш, у дуэта «Сёстры Зайцевы», когда мы были в Comedy Club, он отличается от юмора, который мы показываем в кино. У нас были такие, даже в самом начале нашей карьеры именно в Comedy Club, как дуэта – были у нас жёсткие шутки, ниже пояса. Если мы сейчас посмотрим чуть позднее выпуски, то уже…

Егор Хрусталёв:
Вы, вообще, самые жёсткие были в Comedy Club.

Роман Юнусов:
Мы матерились, да.

«Роман?» «Татьяна?» О серии юмористических репортажей

Егор Хрусталёв:
А помните, был такой прикольный номер, когда Вы – чемпион мира по выпиванию? Или по тостам?

Роман Юнусов:
Да. И это, кстати – уникальный случай. Это был номер, мы снимали Новый год, по-моему, новогоднюю программу. И была такая идея для номера – чемпион мира по тостам. Я выходил: «Здравствуйте. Меня зовут Роман. Роман Андреевич, за родителей». И, таким образом, я выпивал много-много рюмок. Естественно, во всех рюмочках… Там было 30 рюмок, то есть, за весь номер было 30 тостов: «Мы пить-то будем сегодня?», «Давайте я выпью за… ткнись». «Вы за рулём-то, вообще, ездите?» «За. Рулём». И таких много-много было тостов-шуток. 30 рюмок. Все наполнены, естественно, водой – в кадре же ты не будешь. Но у нас, естественно, не обошлось без 5 рюмок из 30 с водкой.   

Егор Хрусталёв:
Но Вы об этом не знали.

Роман Юнусов:
Не знал. Подшутили ребята, в 5 стаканчиков налили водки. Из 30 рюмок – 5 водки. Они вразнобой где-то стоят на этом подносике, я играю номер, играю-играю, и в какой-то момент – оп, понимаю, что это – не вода, а водка.  Ну, как бы, нормально, провалилась, что называется, прошла. Опять номер-номер-номер – вторая. Тут я уже задумался, потому что они кончаются уже , эти рюмки, осталось совсем мало. И потом было 3 подряд. 3 водки подряд.

Егор Хрусталёв:
Это снимали?

Роман Юнусов:
Всё снималось. Этот номер сняли сразу, с первого дубля. Но было 3 рюмки подряд, и на третьей мне стало немного плохо. Снимают 9 камер, и был бы, как сейчас новый ролик: «Это – фиаско, братан». У меня было бы то же самое. Неудобно было бы всех, так скажем, наградить внутренностями. Поэтому, слава Богу, там была следующая шутка, я взял и это оказалась вода, запил. Но это было очень смешно, потому что ребята-то наблюдали за мной, какая будет реакция. И в какой-то момент смотрю – все стоят, ржут.

Егор Хрусталёв:
Но Ваши, всё-таки, фирменные номера были… История, связанная с моей профессией.   

Роман Юнусов:
Специальный корреспондент. «Роман?» «Татьяна?»  

Егор Хрусталёв:
Самая лучшая история была – это пивопровод, всё-таки?

Роман Юнусов:
С этого началось. Мы придумали, представили, что прорвался пивопровод где-то, и все пьяные, все весёлые. «Татьяна?» «Роман?» И потом Гарик Мартиросян предложил: «Слушайте, крутая, вообще, идея, ниша, можно её заполнить, просто придумать различные аварии – прорвалась канализация, взрыв на заводе по производству «Виагры». И куча-куча-куча их. Мы придумали около 50 точно различных этих репортажей.

О проектах ТНТ

Егор Хрусталёв:
Сейчас Comedy Club – уже перевёрнутая страница? Закрытая книга, скажем так?

Роман Юнусов:
Ну, да. Я думаю, да, потому что мы в Comedy Club снимались с Алексеем 10 лет. И такая значимая страница в нашей биографии, в нашей карьере. И сейчас мы идём своим путём, пришли новые, молодые ребята. Это нормально абсолютно. И я думаю, что так нужно.

Егор Хрусталёв:
Как, по-Вашему,  то, что, в своё время, выстрелил Comedy Club, к примеру, затмил КВН, а КВН, в свою очередь, в своё время, затмил там «Кривое зеркало», то сейчас значительно интереснее, чем Comedy Club, допустим, «Stand Up».
Источник фото: instagram.com/yunusov71/

Роман Юнусов:
Много проектов рождается. Сейчас на ТНТ очень много различных проектов. Это и «Stand Up». Может, и не затмил Comedy Club, но, по-своему, он рванул, по своему, он взорвал. Потому что это новый жанр был – «Stand Up», нежели Comedy Club, где показываются миниатюры, номера, песенный формат и так далее. А «Stand Up» – это, всё-таки, разговорный жанр. И потом появился «Открытый микрофон» – сейчас тоже новый формат. «Однажды в России». КВН-щики, которые делают уже совершенно другое – и не Comedy Club, и не КВН, и не «Stand Up». Это в декорациях, в хороших костюмах красивые смешные номера.

О «Подмосковных вечерах»

Егор Хрусталёв:
У Вас тоже был поворот на один или два сезона – с Вашим другом и партнёром Вы вели «Подмосковные вечера».

Роман Юнусов:
Ой, это очень круто. Я очень хочу, чтобы программу возобновили. Сейчас её немножечко, так скажем, приостановили, потому что Первый канал есть Первый канал, они тоже экспериментируют. Сейчас вот различные скандальные уходы, приходы и так далее.

Егор Хрусталёв:
Вот какая интересная история. Там же совершенно другая, скажем так, лексика. То, что Вы привыкли и позволяли себе говорить в Comedy Club, Вам, вообще, нельзя было говорить, требования совершенно другие. Но у Вас начало шоу – просто поток разных мыслей и оборотов. Это, в общем, наверное, требовало большого труда?

Роман Юнусов:
Нам вначале сложновато было, потому что, всё-таки, такие «звёзды» приходили к нам. Когда приходят на «Подмосковные вечера» КВН-щики, наши друзья – с ними как-то попроще, естественно. Когда пришла Валерия, Иосиф, с которым не так близко знаком, такие уважаемые, заслуженные артисты России...
Источник фото: instagram.com/yunusov71/

Егор Хрусталёв:
Ждали Вы, что они так начнут резво играть?

Роман Юнусов:
Вот в этом и прелесть этого шоу. Что люди, которых мы привыкли видеть по телевизору, «звёзды», настоящие «звёзды», становятся на какое-то время детьми. Отгадывают чайку со связанными руками. Просто играют в «Крокодила», играют в эти «активити», в которые мы привыкли играть у себя на даче или вечером за столом с домашними.

О фото в «Википедии»

Егор Хрусталёв:
Вы видели свою фотографию на страничке в «Википедии»?

Роман Юнусов:
Это – кошмар. Роман Юнусов летит с «Казантипа» домой. Это – просто кошмар. Так, мало того, что я однажды на радио, по-моему, у Комолова мы были, на «Маяке», с Алексеем – и в прямом эфире был телефонный звонок, позвонил гость и говорит: «Роман Альбертович, я посмотрел в «Википедии»…» Я говорю: «Я – не Альбертович. Пожалуйста, кто умеет исправлять! Андреевич». Там и отчество неправильное написано, родился я в Москве, а вырос в Тульской области, в городе Кимовск – маленький провинциальный городочек недалеко от Куликова поля. А написано, что я там родился. Наоборот. Всё перепутано. Я говорю: «Кто-нибудь умеет исправлять в «Википедии»?» И дозвонился, как раз, гость в студию, в прямой эфир на радио: «Я исправил всё, Роман». Я говорю: «Спасибо Вам большое». Захожу через какое-то время – опять всё то же самое.

Егор Хрусталёв:
И фотография.

Роман Юнусов:
И фотография теперь какая-то странная – сплю, уткнулся в переднее кресло в самолёте.

«Уснул прямо на улице, на тележке с чемоданами»

Егор Хрусталёв:
Самое необычное место, где Вы засыпали?

Роман Юнусов:
Мы, вообще, спим профессионально во всех транспортах, конечно. В машинах, в автобусе, в самолёте, в поезде. Только на взлёт идёт самолёт, я сразу засыпаю, поэтому в самолётах приходилось спать. Однажды уснул в аэропорту «Домодедово». Вышел из зоны досмотра – кстати, летел, как раз, со съёмок «Острова везения», из Таиланда – летел 9 часов и в самолёте поспать не удалось. Получил багаж, вышел с этой тележкой на улицу из аэропорта «Домодедово» и ждал друга, он меня должен ыбл встретить. Я так сидел-сидел и уснул. Прямо на улице, на тележке с чемоданами. Друг подошёл, меня толкнул, разбудил: «Ты чего, Ром, здесь спишь?» 

О Беларуси и поездке на Браславские озёра

Егор Хрусталёв:
Впереди премьера, мы ждём её с нетерпением. Надеюсь, что Вы в Минск сможете перед премьерой к нам заглянуть.

Роман Юнусов:
Если позовут, если нужно будет – с удовольствием приеду. Мне Минск очень нравится, мне очень нравится Беларусь. Мы дружим с Вадиком Галыгиным, однажды он нас пригласил на Браславские озёра. Во-первых, там красота безумная – очень красивые озёра, природа. Всё чистенько, ухожененько, аккуратненько. Я заметил, что на всей протяжённости дороги, пока мы ехали от Минска до этих Браславских озёр, домики все в одном стиле, заборы у всех домиков – в одном стиле.

Егор Хрусталёв:
Это – к Вашему приезду.

Роман Юнусов:
Все-все одинаковые, всё чистенько, всё аккуратненько, всё пострижено, поля все пострижены – всё идеально. Всё классно. Ну, и, конечно же, сама природа… И очень вкусно готовят в Минске.

Народная мудрость: «Трезвая баба – эмблема печали, пьяная баба – эмблема любви»

Егор Хрусталёв:
Я в финале нашей программы хотел бы поставить маленький отрывочек – Вашу фразу или кусочек монолога, или отрывок из фильма,который был бы прекрасным финальным аккордом беседы. Из чего угодно, что с Вами было когда-то снято.

Роман Юнусов:
Мы всегда с Алексеем, когда выступали в Comedy Club, всегда заканчивали наше выступление народной мудростью, я думаю, что сейчас – самое место. Народная мудрость: «Трезвая баба – эмблема печали, пьяная баба – эмблема любви».

Егор Хрусталёв:
Вы, кстати, сестёр Зайцевых вживую видели, встречали?   

Роман Юнусов:
Да, мы с ними…

Егор Хрусталёв:
Я из тех людей, кто помнит сестёр Зайцевых.

Роман Юнусов:
«Сестра-сестра…» У нас с Алексеем не так давно был юбилей – нам было по 35 лет. 70 на двоих. Мы решили закатить шумную вечеринку и пригласили сестёр Зайцевых. Они живут в Лос-Анджелесе, в Америке, но у них были какие-то дела в Москве, так совпало, они прилетели, мы их пригласили, они с удовольствием откликнулись на наше приглашение. Пришли, вышли на сцену и спели даже 3 песни.

Люди в материале: Роман Юнусов
Loading...


Саша Петров об «Оскаре», контракте с Бондарчуком и любви к бане



Побеседовали с лучшим российским актером 2019 года Александром Петровым в программе «Новое утро» на РТР-Беларусь.

Татьяна Бородкина, ведущая СТВ:
Напоминаю, с Александром Петровым вышли фильмы только в 2019 году: «Герой», «Т-34», «Анна», «Текст». И вот мы все, наконец, дождались премьеры – «Вторжение». Расскажите, пожалуйста, откуда силы?

Александр Петров, актер:
Для меня слово «работа» отсутствует. Например, если мне сейчас позвонят, и я возьму трубку – я не скажу: «Извини, я на работе, на киносъемочном процессе». У меня язык не повернётся назвать это работой. Поэтому у меня стерта грань между отдыхом и работой. Ее, как бы, и нет совсем. Я и работаю, и отдыхаю одновременно, потому что занимаюсь любимым делом. Я думаю, что люди, которые находят то дело, которое им нравится очень сильно, они не считают его работой. Это бывает очень непросто, безусловно.

Но при всем при этом, в моем понимании, адский труд у нейрохирургов, когда операция может идти больше 20 часов, например. И это гораздо сложнее. Поэтому я к этому отношусь по-другому. Все-таки, мало удается спать, бывают, действительно, сложные моменты на съемочных площадках – и физически, и эмоционально непростые, и опасные. Но это не самое сложное, что есть, чем занимаются люди. Я отдаю в этом отчет и понимание этого.

Татьяна Бородкина:
На мой взгляд, Вы достигли максимума в профессии.

Александр Петров:
Мне кажется, максимум не существует.

Татьяна Бородкина:
Но для Вас, я знаю, максимум не существует. Несмотря на то, что Вы актер №1, Вы говорили неоднократно про «Оскар»Я понимаю, что это не шутка. А что Вы для этого делаете?

Александр Петров:
Это долгий очень путь. Потому что индустрия западная и мировая огромная. И понятно, что нужно идти шажок за шажочком.

Татьяна Бородкина:
Изучать, хотя бы, английский.

Александр Петров:
Да, занимаюсь. Изучать английский язык, безусловно. Причем, вкрадчиво, въедливо – работать над акцентом. Это долгий путь – я сейчас записываю много разных проб для западных компаний. И это все не быстро. То есть это может и завтра все произойти.

Татьяна Бородкина:
А это не будет предательством, Вы же говорите, что Вы патриот?

Александр Петров:
Это не предательство. Абсолютно. Я бы хотел сказать, что у меня нет цели уехать или переехать. Я родился в России, в маленьком городке Переславле-Залесском. Я живу в Москве – там я жить и буду. И даже если случаются международные проекты, ты приезжаешь, снимаешься и уезжаешь домой.

Татьяна Бородкина:
В общем, Вы хотите доказать миру, что в России тоже очень крутые актёры.

Александр Петров:
Мне было бы здорово понимать то, что может такое происходить, когда будет происходить слияние компаний из нескольких стран.

Татьяна Бородкина:
Хотите, стремились к «Оскару». Но, мне кажется, притормозили себя, потому что на два года заключили контракт с Федором Бондарчуком.

Александр Петров:
Подкрепили свою дружбу вот этими документами, этим контрактом. Нет, на самом деле, свободы появилось еще больше. Это не означает, что я буду сниматься только в проектах, которые мне предлагает студия Бондарчука.

Татьяна Бородкина:
«Вторжение»: чего-то сверхъестественного, честно говоря, я не ждала, когда шла на фильм. Но, правда, положа руку на сердце, уникальный сценарий. Понятно, спецэффекты – это красота. Глубокий смысл, тонкий юмор. Мне кажется, что именно после этого фильма Александра Петрова журналисты больше никогда о нем не напишут, что он переодевается из роли в роль. Потому что это надо видеть, как Вы сыграли Артёма! Сколько понадобилось часов на грим? Вы выступили совершенно в другом амплуа!

Александр Петров:
2,5 часа на грим и где-то часа два на разгрим. То есть я приезжал первый и уезжал последний.

Татьяна Бородкина:
Это полдня, чтобы просто это…

Александр Петров:
Да, чтобы это сделать.

Татьяна Бородкина:
Вы сами довольны ролью?

Александр Петров:
Да, мне это все дело очень понравилось. Кино крутое, аналогов которому, в принципе не существует. Это большой шаг вперед для всей индустрии. Это такой аттракцион в полном понимании, такие «горки» настоящие.

Татьяна Бородкина:
А, вообще, бывает, что Вы недовольны собой?

Александр Петров:
В любом случае, идет такой самоанализ, работа над ролью уже после выпуска, выхода фильма, когда ты его уже видишь. Ты замечаешь какие-то детали. С другой стороны, ты понимаешь, что да, ты мог бы сейчас сделать как-то по-другому, возможно, тогда. Но в этом и процесс очень живой и настоящий. Это было там, тогда и вот так. И переделывать ничего не нужно. Все всегда хочется идти дальше. И как я недавно услышал у одного известного нейрохирурга, что я скучаю по завтрашнему дню. Вот со мной это как-то схоже: я уже сейчас скучаю по завтра.

Татьяна Бородкина:
Торопитесь жить?

Александр Петров:
Не то что «торопитесь». Просто хочется очень много чего сделать!

Татьяна Бородкина:
Это же Люк Бессон сказал – а как же пойти в парк, посидеть, помедитировать?

Александр Петров:
Нет, это мне сказал Леонид Ефимович Хейфец.

Татьяна Бородкина:
А, да!

Александр Петров:
Это обязательно, конечно. Это не означает, что должен постоянно бежать. Потому что, грубо говоря, посидеть в парке – это тоже может означать большое движение вперед. Может быть не парк, это может быть что угодно, это может быть несколько часов просто какой-то прострации – посидеть, посмотреть вдаль – на море, на горы, куда угодно. И это может быть гораздо полезнее постоянной беготни.

Татьяна Бородкина:
Ведь многие знаменитые люди так себя восстанавливают, медитируют, а у вас есть свои фишки?

Александр Петров:
Баня помогает. Я без бани не могу, особенно в зимнее время. Я и летом хожу в баню, а зимой так, вообще, часто.

Татьяна Бородкина:
Как я Вас понимаю! Александр, а Вы верите в судьбу? У Вас все идет по судьбе или это все трудоголизм сумасшедший?

Александр Петров:
Я фаталист, но трудоголизм обязателен. Ты должен много работать над собой и над тем, что ты делаешь, и делать это честно и искренне. Но при этом, как мне кажется, не нужно отрицать судьбоносных поворотов в жизни, которые от тебя не зависят.

Татьяна Бородкина:
А были судьбоносные?

Александр Петров:
Они происходят очень часто. Я не знаю, как это объяснить. Например, когда я поступал в институт, я был уверен, что я поступлю. Хотя я парень из маленького городка, у которого была эта уверенность. И ни мои родители, ни родственники, и ни друзья никаким образом не были связаны с творческими профессиями. Но уверенность внутренняя почему-то была. Хотя, бешеный конкурс: 500-700 человек на место, на бесплатное, естественно. И у меня не было мысли даже о том, что я не поступлю, и рефлексии на эту тему не было. Настолько спокойно это было.

Татьяна Бородкина:
Изначально Вы мечтали стать футболистом.

Александр Петров:
Да, потом сложилось, как сложилось, я ни о чем не жалею, безусловно.

Татьяна Бородкина:
Какой Вы человек? Охарактеризуйте себя.

Александр Петров:
Откуда мне знать?

Татьяна Бородкина:
Ну, наглый, скромный, не знаю…

Александр Петров:
Разный, живой. Мы все и наглые бываем, и скромные. Моя такая главная такая штука, если говорить про съемочную площадку, это какая-то честность.

Я, например, что-то могу не сказать человеку в глаза в жизни, промолчать, чтобы не обидеть, может быть, но на съемочной площадке я всегда это скажу. Даже понимая, что это будет мне стоить отношениями, например, с этим человеком. То есть мы можем потом не разговаривать. Но мне важно это сказать. Я как-то сам себе сказал – не молчать и не обманывать никого, ни себя в профессии.

Как бы так стараюсь дальше поступать и делать. И не важно, какой это департамент – будь то режиссер, продюсер, будь это человек, который отвечает за маленькую какую-то штучку на съемочной площадке. Но если я отдаюсь этому полностью, то и требовать от людей вокруг, чтобы они отдавались этому полностью.

Татьяна Бородкина:
Я очень рада, что Вы приехали к нам в Минск, встретились со мной.

Александр Петров:
Спасибо огромное. Душевно.

Татьяна Бородкина:
А впечатления о городе, Вы же не первый раз у нас?

Александр Петров:
Не первый. Я здесь снимался, мы здесь снимали «Фарцу» долгое время, я здесь жил в центре на проспекте Независимости, мне там снимали квартиру, мне очень нравилось, я гулял здесь много, провел здесь много времени на съемочном периоде – везде снимали по всему Минску.

Татьяна Бородкина:
Что хорошего в Минске?

Александр Петров:
Чистые улицы и безопасность. Это всегда поражает, подкупает. Но та чистота, которая везде есть, то, как в городе за этим все следят – это поражает, правда. Это классно. И люди очень открытые. Когда мы играли спектакли на большую аудиторию, реакция меня поразила, насколько открытые, насколько сплоченные люди, насколько настоящие. Как раз-таки черта человека, которая мне очень нравится – знаете, не псевдоуверенность в себе, а немножко ранимость. И меня это всегда подкупает в людях.

Татьяна Бородкина:
Вы же поэт. Пожалуйста, порадуйте меня. Маленькое хоть что-то прочтите.

Александр Петров:
Я даже не знаю уже, что. Простите. Мы, знаете, как сделаем: я очень хочу приехать в Минск, у меня есть такая большая штука, которая называется «Верь в стихи», и мы обязательно приедем в Минск – дай Бог, летом и обязательно ее сделаем в Минске. Приходите, и там будем читать стихи до бесконечности, просто до опупения и кайфовать!

Татьяна Бородкина:
Класс, я приду!

Александр Петров:
А Вы приходите!

Татьяна Бородкина:
Спасибо, очень рада была знакомству!