Актриса и певица Татьяна Абрамова в программе «Простые вопросы» с Егором Хрусталевым

05.04.2016 - 10:28

Сегодня в программе «Простые вопросы» - Татьяна Абрамова, актриса и певица, в 90-е стремительно взлетевшая на самую вершину отечественного шоу-бизнеса и добровольно отказавшаяся от поп-музыки в пользу театра, кино и совершенно других песен.

Татьяна, здравствуйте. Большое спасибо, что нашли время на эту встречу. Хочу вам напомнить один момент, наверняка, вы не помните, но для меня это была очень важная встреча. В 94-м году я был ведущим на фестивале «Славянский базар», а вы выступали на фестивале. Пели тогда песенку – «Гребешок» она называлась.  И тогда эта песня звучала и в «Песне года», и был такой удивительный, очаровательный клип. И, готовясь к нашей встрече, я посмотрел интервью и удивился: вы такую формулировку интересную сказали – «Я тогда пришла на эстраду, а эстрада – хоп! – и превратилась в шоу-бизнес. А шоу-бизнес мне уж никак не подходил». Именно поэтому вся эта история закончилась с песнями?

Татьяна Абрамова, актриса, певица:
Вы знаете, наверное, да. Когда я увидела тот же свой клип «Гребешок», который был смонтирован из части фильма «Охота» Виталия Мефодьевича Соломина. Песня все-таки была написана на стихи Марины Цветаевой. Когда я увидела свой клип в горячей десятке рядом с такими легкомысленными песенками, я поняла, что нет, так быть не должно. Это все неправильно. Не этого я хотела, ни к этому я стремилась. Вся эта история не могу сказать, что закончилась, то есть я не осталась в шоу-бизнесе. Я пою и сейчас, есть концерты, выступления, творческие встречи. Но в шоу-бизнес я не пошла, не нашла там своего места.

Я всегда ценила в песне ее содержание. В шоу-бизнесе это не самое важное, как выяснилось.

Для меня это всегда было очень важно, особенно важны были стихи. Там можно писать тексты, как это сейчас называют. Даже не слова, а тексты, которые не всегда соответствуют какому-то смыслу. А о художественных достоинствах я уже и не говорю. По этой причине я считаю, что эта деятельность бесполезная и неинтересная. Может быть, она интересна для молодежи, может быть, для какого-то нового направления. Да, их много сейчас интересных новых направлений. Но это все мода. У каждого направления есть своя мода, она очень короткая, скоротечная. И быть модным певцом тоже для меня неинтересно.

Вы получаете из рук Пугачевой приз, персональный приз от Пугачевой. Вас, по-моему, называли не иначе как Рыжее чудо. Тогда горячая десятка, как бы вы к ней не относились, была вершиной славы и популярности. И, чтобы оттуда выпасть, нужно было сильно провиниться перед тогдашними воротилами шоу-бизнеса. А вы говорите, что вы взяли и сами решили, что больше вы этим не будете заниматься.

Татьяна Абрамова:
Может быть, да. Меня попросили спеть песню на заказ. Песня одной девушки-композитора. Это была абсолютно коммерческая история. Пели все артисты, включая и Аллу Борисовну Пугачеву. Мне не нравилась эта песня, я не хотела петь эту песню, мне это было неинтересно. Но все, так как это деньги, так как это часть шоу-бизнеса. Но вы знаете, я вообще не люблю массовые мероприятия. Если все пойдут бросаться с горы – я не пойду. Мне это неинтересно. Я отнеслась к этому очень легкомысленно. И сказала, что хорошо, я сделаю, ну, ладно. Но потом когда они сказали, что это надо так, это эдак… Почему я должна это делать? Почему? Я что, крепостная артистка? У меня есть свои критерии, свои желания. Когда я поняла, что это может быть так, и кто-то может мной руководить и говорить, что мне делать, а что мне не делать, я поняла, что мне это никак не подходит. Это не мое.

Я, может быть, ошибаюсь, но была какая-то реклама, связанная с кошками…

Татьяна Абрамова:
Да. Реклама кошачьего корма.

Значит ли это, что вы такая же рыжая кошка, которая сама по себе?

Татьяна Абрамова:
Наверное, да. Я человек такой, я с детства была достаточно независимой и самостоятельной. Я была очень самостоятельным ребенком, и родители позволяли мне это и давали большую свободу и в выборе, и в желаниях моих, и в действиях моих. Это не значит, что они меня не контролировали. Они контролировали меня, но я была достаточно свободным человеком с детства. Наверное, это во мне осталось.

Я люблю быть независимой и принимаю решения всегда сама.

Если читать о вас справочную информацию, одна фраза выглядит очень, ну, скажем, мило. Вы родились в Тюмени, росли в Нижневартовске, поехали поступать в Москву. И вот так звучит фраза: «Но случайно заехала в Петербург и там осталась». Как сформировалась эта фраза и как это получилось?

Татьяна Абрамова:
Заехала случайно, а желание жить в Петербурге было еще до этого. Первый раз я попала еще в Ленинград, это был, по-моему, 88-й или 89-й год. И я четко помню, что я абсолютно влюбилась в этот город. Я поняла, что это очень красивый город, что вот именно это и есть Россия. Потому что Москву я не понимала, то есть я с детства стремилась сюда – все ж дети хотели увидеть Москву, увидеть Красную площадь. Когда я приехала первый раз в Москву, увидела эту Красную площадь – меня это все не впечатлило. В Петербурге тоже было людей много, но город выглядел совсем по-другому. Он не казался таким шумным, он казался таким уютным для меня, он казался таким обволакивающим, таинственным, в то же время очень открытым. Но жизнь складывалась так, что я поступила учиться в Москву. Но я же была всегда как та обезьяна: я же и умная, и красивая. Я же и пела всегда, занималась, и играла в самодеятельных театрах, детских театрах. И, поступив в Московское театральное училище имени Щепкина, должна была туда ехать. Но в это же время я познакомилась с ребятами из Санкт-Петербурга, которые делали там программу, которая называлась «Музыкальный экзамен» для российского телевидения. И у них снималась как раз первая программа. Приезжай – споешь у нас песню. И мы приехали с композитором Сашей Кирилловым из Тюмени в Санкт-Петербург, и там уже я познакомилась со всеми остальными артистами Петербурга: с группой «Форум», Сергеем Рогожиным, руководителем группы Владимиром Кауфманом, композитором Володей Сайко. И у нас с ними сложилась такая творческая дружба. Да какая тебе разница, где учиться в театральном институте? Раз тебе нравится Петербург – приезжай сюда жить! И все.

Так как возможность сложилась и учиться, и петь, выбор был однозначно за Петербургом.

Вопрос о другой части вашей творческой судьбы. Вот посмотрите: фильм «Охота», вы о нем вспомнили в самом начале. Насколько мне известно, за этот фильм вы получили дважды премию как за лучший кинодебют, причем на двух разных международных фестивалях. Вот появился фильм «Охота» - такой же ярчайший, «рыжий» всплеск. И потом, как и с песнями, так и с ролями, по большому счету, каких-то удачных историй не получилось. Вы тоже как-то хлопнули дверью. Может быть, просто закружилась голова? Что произошло? И с песнями вы пропали, и с ролями ничего не было.

Татьяна Абрамова:
Тогда были самые сложные годы – 90-е. Вы это помните. Мы снимали фильм «Охота», и мы, наверное, были последней съемочной группой, которая ходила по «Ленфильму» и снимала исторический фильм. По вечерам, когда мы приезжали со съемок,

по студии бегали крысы и мы – больше никого. Кино тогда не было.

Кино просто закончило свою жизнь. То кино, которое было когда-то. Мы еще снимали на пленку шосткинскую: еще не было ни кодака, ни цифры – ничего. И в дальнейшем кино никто не снимал. То есть вышел этот мой дебют, а кино не было. И до 2000-х была абсолютная пустота.

И что вы делали все это время?

Татьяна Абрамова:
Все это время у нас была какая-то концертная деятельность. Мы ездили по гастролям, выступали, что-то записывалось, что-то делалось. Я работала в театре в Петербурге – в театре «Суббота».

Я попытался почитать о тех спектаклях, в которых вы играете. В большинстве случаев это комедийные, яркие персонажи. Даже если говорить о вашей телевизионной истории, вас больше всего знают по телевизионному сериалу «Всегда говори «всегда» - тоже девушка с характером, с импульсивным поведением рыжей кошки. Всегда же есть какая-нибудь царица, или королева, или драматическая роль, которая греет душу: что было, что будет, чем сердце успокоишь. Чем сердце успокоишь такой историей?

Татьяна Абрамова:
Вы знаете, я с удовольствием играю все свои роли, которые у меня есть. Ведь всем кажется, что таким артистам хочется сыграть драматическую роль. Нет.

Драматическую роль играть несложно. Это очень просто.

Рассмешить сложнее в сто раз.

Татьяна Абрамова:
Конечно. Поэтому это интереснее. Ведь мы же стараемся каждый спектакль сыграть по-новому, каждый спектакль сделать еще интереснее. В комедии очень большой спектр твоего самовыражения, очень огромный. Ты можешь амплитудно летать туда-сюда, ведь в комедии артист на сцене ревет – люди в зале плачут. Понимаете? Это нормальный закон клоуна. Понимаете: клоун плачет, а зрители смеются. Ведь драма на самом деле быстро надоедает. Конечно, в драматических ролях тоже можно «разгуляться».

Но мне всегда хотелось сыграть отрицательных персонажей. Мне никто никогда не давал сыграть отрицательную роль.

Да, Миледи мне предлагали, но я отказалась. Сыграла Анну Австрийскую. В одном только фильме, который называется «Уравнение со всеми известными», вот там я сыграла женщину врача-гинеколога –  дикую стерву. Вот у меня есть единственная роль, где мне позволили это сделать. И я с огромным удовольствием это играла.

Насколько я могу судить, существует два вида людей, которые играют веселые, комедийные роли. Те, кто привносит все веселье своей жизни в свою роль, и те, кто в жизни, наоборот, очень мрачные, закрытые люди. Я, в общем, не вижу, что вы мрачный, закрытый человек, но насколько весело вашим близким с вами? Вы также их подкалываете, шутите, не даете им расслабиться?

Татьяна Абрамова:
Знаете, да. Я очень смешливый человек. Я очень люблю смеяться, мы очень много смеемся всегда и с друзьями, и дома, и с детьми. Муж всегда говорит, что, ну, невозможно: тебе хоть пальчик покажи – ты начинаешь смеяться. Ну да, смотря, кто покажет и как.

Ведь человек вообще создан для радости. Уныние – это самый большой грех.

Нужно всегда радоваться. У меня всегда спрашивают (журналисты очень любят этот вопрос): какие трудности были в вашей жизни? Я всегда говорю: «Вы знаете, ребята, в нашей с вами жизни трудностей не было – на нашу с вами жизнь не пришлась война. Все, что у нас есть, это просто мелкие неприятности. Надо их перешагивать и идти дальше».

Каждый человек по-своему справляется с мелкими неприятностями. Кто-то ходит на пробежку, кто-то занимается йогой, кто-то читает молитву сам себе… Кто-то ничего не делает, просто пережидает. У вас есть какой-то свой фокус-покус рыжей кошки?

Татьяна Абрамова:
Всегда знаю, что нет и не бывает безвыходных ситуаций. Выход есть всегда.  Просто нужно иметь силы и желание это пережить, преодолеть, пройти. Тогда все у тебя будет в порядке. Главное улыбаться.

Что сейчас доставляет вам самое большое удовольствие? Какая-то роль, работа, дом, дети? Что в этом списке номер один?

Татьяна Абрамова:
Конечно, дети. Когда они вырастают, растут и с каждым днем что-то новое приносят в твою жизнь, это всегда так интересно, радостно. Смотришь на них и думаешь: боже мой, когда-то это был маленький-маленький комочек. И тут выросло такое большое!

Татьяна, мы будем рады видеть вас в Минске. Надеюсь, наш город вам понравится. Понятно, не сравнить, конечно, ни с Петербургом, ни с Москвой, но у нас есть тоже много особенного.

Татьяна Абрамова:
Да, я знаю. Я очень люблю Минск. Мы очень часто туда приезжаем. Года три назад я была там на съемках летом, много гуляла. Очень люблю.

Спасибо большое! Здоровья всем вашим близким, удачи и добро пожаловать в Беларусь.

Татьяна Абрамова:
Спасибо!

Люди в материале: Татьяна Абрамова
Loading...


Стоит ли бояться конца света и как быть с миграционным кризисом? На волнующие вопросы ответил Митрополит Вениамин



Новости Беларуси. Несмотря на то, что 10 января начинается рабочая неделя, время добрых встреч и поступков продолжается. Недаром последующие 12 дней после Рождества называются святыми днями или святками. Когда наши предки творили дела милосердия.  

Понимаем ли мы истинный смысл Рождества Христова? Как церковь относится к вакцинации и онлайн-таинствам? И какие поправки предлагает в Конституцию? Об этом и многом другом мы спросили Владыку Вениамина. Гость программы «Неделя» на СТВ – Митрополит Минский и Заславский, Патриарший экзарх всея Беларуси.  

Илона Волынец, СТВ:  
Рождество. Этот светлый, добрый праздник сегодня не потерял ли свой истинный смысл?  

Вениамин, Митрополит Минский и Заславский, Патриарший экзарх всея Беларуси:  
Нет, не потерял. Об этом свидетельствует то, как наши города украшены, как люди приходят в храм, друг к другу в гости ходят, звучат поздравления. И не должно это потеряться у нас, потому что это наша история, наша духовность.  

«У нас очень богатое духовное наследие»  

Илона Волынец:  
Сейчас всю страну волнуют изменения и дополнения в наш Основной закон – Конституцию. Расскажите позицию Церкви, какие моменты особенно принципиальны для вас?  

Вениамин:  
Мы со стороны Церкви Конституцию рассматриваем в некоторых основных направлениях, которые считаем наиболее важными. Об этом должна сказать прежде всего Церковь: две составляющих. Первая касается семьи, ее положения в современном обществе с учетом того, что меняются представления об этом важнейшем институте государства. С другой стороны, как современные люди в нынешних условиях будут опираться на духовное наследие, как они будут его использовать в современной жизни. У нас очень богатое духовное наследие, но современный мир предлагает очень много иного. Важно, чтобы в свете опыта духовно-исторического нашего народа мы могли определять четко, что для нас подходит, правильно, приемлемо, принесет добрые результаты, а что лучше держать подальше.  

«Участие в таинствах возможно только воочию»  

Илона Волынец:  
Как вы относитесь к тому, что Церковь существует в виртуальном пространстве? Тут и пандемия немножко играет свою роль.  

Вениамин:  
Мы больше предлагаем богослужения посмотреть для тех людей, которые не имеют физической возможности быть на богослужении. Например, люди находятся в больнице. Или дома находятся, но в силу возраста, других обстоятельств не могут прийти в храм. Врачи, находясь в больнице, но используя короткие какие-то моменты отдыха, желают как-то прикоснуться к празднику, потому что пройдет служба, они не смогут побывать – надо людей лечить, помочь, пожертвовать своими временем и силами. В таком случае участие в богослужении, просмотр, сопереживание восполняют в некоторой степени то, что упущено, не получается осуществить. А участие в таинствах возможно только воочию. Хотя в нынешнее время людям сложно порой исповедоваться в силу эпидемической ситуации, но возможность поделиться с духовником какими-либо переживаниями, мыслями, чувствами есть. У нас открыт совсем недавно телефон доверия, на который люди, которые испытывают какие-то трудности, переживания, могут позвонить, спросить совет священника. Думаю, что важно такое движение вперед, мы стараемся отвечать на запросы нынешнего времени, но при этом опираясь на традиции и делая ее доступной современному человеку, понятной.  

«Тут важно, чтобы не было разделения в обществе»  

Илона Волынец:  
Мы как раз заговорили об эпидемиологической ситуации. Медики продолжают настаивать на вакцинации. А священнослужители активно вакцинируются?  

Вениамин:  
Надо сказать, что многие священнослужители переболели. Знаю, что некоторые священнослужители, как только появились вакцины, стали вакцинироваться, но не все. И тут есть объяснение: тема вакцинации – это тема, которая должна рассматриваться каждым человеком индивидуально с учетом его возраста, состояния здоровья, рекомендаций врачей и так далее. Тут больше мы доверяем врачам, их опыту, знаниям. Вместе с тем осознаем, что история свидетельствует, что многие такие эпидемии удалось предотвратить, благодаря вакцинации. Тут важно, чтобы не было разделения в обществе на уровне: «Ты вакцинировался?» – «Нет» – «А почему, а как?». Тут важно уважать мнение другого человека. Каждый для себя выбирает, исходя из различных составляющих, что лучше.  

«Как мы хотим, чтобы поступали с нами, так мы должны поступать с ближними нашими»  

Илона Волынец:  
Белорусы в силу своего менталитета привыкли помогать не только друг другу, но и всем людям, которые попадают в беду. К сожалению, в прошлом году наша страна столкнулась с миграционным кризисом, люди продолжают оставаться на границе. Поведение наших соседей вызывает у нас некоторые вопросы. На ваш взгляд, есть ли такое понятие двойной морали?  

Вениамин:  
Как мы хотим, чтобы поступали с нами, так мы должны поступать с ближними нашими. Я думаю, что если опереться на эти вековые духовные законы, которые и восприняла Европа в свое время и была христианским пространством, то тогда ситуация разрешится, будут найдены правильные решения. Ведь тут вопрос решается прежде всего где-то с опорой на духовные составляющие. Потому что если решать только на уровне закона межгосударственного, то ситуация возникает тупиковая, нет результата. Искренне хотелось бы, чтобы в эти святые дни и начало нового года ситуация разрешилась и те люди, которые испытывают такие скорби, трудности (мигранты), были утешены и прославили Бога.  

«О часе этом никто не знает, только Отец Небесный»  

Илона Волынец:  
Человечество все время будет задаваться вопросом, а некоторые любят понагнетать, придумать разного рода страшилки про конец света. Как нужно к этому людям относиться, стоит ли этого бояться или жить одним днем?  

Вениамин:  
«Жить и не тужить», – говорил преподобный Амвросий Оптинский. Но он это говорил в таком смысле, чтобы человек не унывал и смотрел за тем, чтобы соответствующее настроение было в душе человека. Действительно, какие-то предсказания, информация какая-то порой может очень отягощать человека, тем более если человек очень восприимчивый по своей природе. И это не плохая черта, ее можно использовать и во благо, он может чувствовать другого человека и оказывать большую помощь через это. С другой стороны, и сам очень раним. Мы, говоря о последних временах, вспоминаем слова Спасителя, который определил, что о времени, о часе этом никто не знает, только Отец Небесный. Поэтому все пророчества, что в этом году или в другом, конечно, недостоверны, они не заслуживают никакого внимания.  

Илона Волынец:  
Завершить нашу беседу хотелось бы на оптимистичной ноте. Может, небольшое напутствие от вас, как себя вести в эти праздничные, рождественские дни?  

Вениамин:  
В эти святые дни желаю всем вам, братья и сестры, чтобы вы делились радостью родившимся в мир Спасителем. Старались переживать ее и в этом находить радость жизни этого дня. И пусть в эти святые дни мы храним мир в сердцах наших, который принес Христос на землю и многократно преподавал в общении с учениками своими и заповедовал мир иметь в себе. Пусть этот мир пребывает в наших семьях, обществе, трудовых коллективах, пусть радость праздников вдохновляет нас на все доброе и полезное. И чтобы мы с благодарностью относились к Богу, свою любовь проявляли к ближним нашим, ради которых Господь и пришел на землю.