Ценообразование, декрет № 3, «прорыв» на белорусско-украинской границе. Президент Беларуси пообщался с заводчанами в Могилеве

21.03.2017 - 21:09

Новости Беларуси. Справедливое ценообразование, реализация декрета о социальном иждивенчестве, попытка вооруженного «прорыва» на белорусско-украинской границе, активизация так называемой пятой колоны. Эти и другие вопросы, что называется, «на злобу дня» прозвучали во время общения Президента с заводчанами в Могилеве.

Разговор шел, что называется, «о наболевшем». Декрет № 3 уже успел стать самым «нашумевшим» в стране. И на большом экране и, без преувеличения, на каждой кухне обсуждали его необходимость и, безусловно, «шероховатости». Социальная справедливость в Беларуси – во главе угла. А потому отменять и приостанавливать действие документа не будут. Но со списками вероятных иждивенцев серьезно поработают.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Декрет № 3 я не отменял. И даже не приостанавливал. Это неправильно вам говорят. Декрет № 3 сегодня работает. Единственное, что я потребовал, коль власть виновата была (понаправляли эти «письма счастья» кому надо и кому не надо), мы приостановили выплату. За этот год пусть заплатят в будущем году. Но за это время мы проверим все списки.

Крайний срок – 1 октября, чтобы люди не обижались.

И всем предъявим: «Вот, ребята, или устраивайтесь на работу, или мы вам найдем работу, понимаете какую». Это ненормально, когда миллионы людей работают, а 300-350 тысяч (это точно будет как минимум, по моим расчетам) в стране шатаются непонятно где. И не несут никакой нагрузки по содержанию той сферы (жилищно-коммунальные услуги, здравоохранение, оборона, безопасность и так далее).

Третий декрет сыграл роль лакмусовой бумажки. Количество обратившихся в службу занятости возросло, люди стали с большей ответственностью относиться к своей работе. В нынешних условиях стратегическая задача для экономики – предоставить рабочие места для всех желающих трудиться. К отлынивающим – найти особый подход. Требование главы государства бескомпромиссное – День труда все должны встретить на рабочем месте.

Александр Лукашенко:
Для нас очень важна занятость именно на новых предприятиях, вот таких предприятиях. Но я не против, если будут создаваться маленькие предприятия: 3, 5, 10, 15, 40, 50 человек – неважно. И на таких предприятиях должны люди работать. Это гибкие предприятия, малые, средние предприятия. Потом я абсолютно не против, если на старых предприятиях будут создаваться производства и там будут задействованы люди. Главное, чтобы это была нормальная работа. Я уже озвучил не рыночное, а свое требование:

ни в коем случае нельзя сокращать и увольнять людей без согласования с местными органами власти.

Сегодня, когда я требую среднюю зарплату в Br1 тыс., уже некоторые подумывают: да, дадим Br1 тыс., но сократим энное количество людей, в том числе нормальных работников. Вот этого без согласования с местными органами власти делать нельзя. Почему? Если ты наметил к сокращению людей, ты согласуй с органами власти, куда эти люди пойдут. Нельзя в трудное время выбрасывать на улицу.

Формула стабильности и безопасности в любой стране складывается из нескольких составляющих. Одна из самых важных – экономические показатели, которые для обывателя выражаются вовсе не в сложных подсчетах.

На заводе с Президентом сотрудники говорили о том, что волнует всех без исключения – «личной бухгалтерии» отдельно взятого человека.

Справедливое формирование цен – одна из важнейших задач, которая сегодня стоит перед правительством. А потому и отслеживать ценообразование будут очень серьезно.

От личных тем – к глобальным, общегосударственным проблемам. Не на шутку заводчан взволновало ЧП, которое буквально на днях произошло на границе. Президент не скрывает: попытка вооруженного «прорыва» и провокации на площадях, что называется, звенья одной цепи. Александр Лукашенко дает понять: несмотря ни на какие сложности, власть не позволит стране скатиться в беспорядки.

Александр Лукашенко:
Настораживает то, что как только зашевелилась у нас «пятая колонна», они сами зовут и желающие появились устроить нам тут заварушку. Вы должны понимать, что в мире таких людей не сотни тысяч, но тысячи есть. Специалистов, которые совершают провокации. Они, конечно же, управляются спецслужбами определенных государств.

Догадайтесь с трех раз. Они все на контроле.

И я привожу пример Украины. Украинцы такие же люди, как мы. Но то, что мы видели, это нас поразило. Почему? Потому что вот эти провокаторы обычно востребованы там, где горячие точки. Это они стреляли, это они заводили толпу. И как снежный ком начинается это возмущение. Тогда человеку подсовывают оружие. Начиная от ножа и заканчивая стрелковым оружием, и он уже становится боевиком. Обычный человек, который якобы пришел потребовать свое. То есть это целая технология.

Наверное, кто-то подумал, что Беларусь для «цветных революций» созрела.

Вышли в Могилеве 200 человек на работу проситься. Когда им предложили работу, они все разбежались. То есть им работа не нужна была. То есть организовали этих людей вместе с «пятой колонной» и пошла эта волна по крупным городам. Там увидели: спрос есть на провокаторов. Поверьте, что ситуация в стране контролируемая.

Могилевские рабочие сейчас, пожалуй, как никакие другие пристально следят за новостями. Людей, которые работают на стабильном предприятии, получают хорошую зарплату и привыкли не беспокоиться за безопасность родных и близких, интересует, как реагировать на попытки «раскачать» ситуацию в стране.

Представитель предприятия:
Вы уже подняли тему так называемой оппозиции, «пятой колонны». Долгое время мы, простые граждане страны, не слышали о них абсолютно ничего, как будто лидеры куда-то спрятались, залегли на дно. Александр Григорьевич, как вы считаете, в чем причина того, что вся эта активность началась именно сейчас?

Александр Лукашенко:
Как показала действительность, они не спали, они потихоньку готовились на случай, выбирали момент. Это первое. Второе. Они не только не спали. Мы уже несколько десятков задержали (не тех, что в автобусах, анархистов с масками), которые тренировались в лагерях с оружием.

Кстати, один из лагерей был в районе Бобруйска и Осиповичей. Остальные лагеря – в Украине. 

Деньги шли через Польшу и Литву к нам. Они готовились. Мы пару десятков буквально в эти часы задержали боевиков, которые готовили провокацию с оружием. Спасибо, что есть белорусы и белоруски настоящие, которые, будучи за границей, в Евросоюзе, предупредили нас: готовится провокация. И мы начали разбираться. И, действительно, вышли на очень интересные вещи. Поэтому они не спали.

Но это не они. Это есть те, мы еще будем разбираться дотошно, откуда деньги, кто их готовил, кто их засылал, из каких стран они приехали. Значит, наша стабильность кому-то не в нос. Я это знаю, поэтому мы готовы. Белорусы хотят жить спокойно и растить детей. Никому эта война не нужна. И я ее допустить не могу. Надо будет – в первой шеренге пойду со всеми близкими и родными. Но страну мы на поругание никому не отдадим.

Ситуация в стране управляема, а потому и бизнес чувствует себя в безопасности. Кстати, хозяин предприятия – крупный инвестор. Дела ведет в нескольких европейских странах. Говорит, в Беларусь пришел «всерьез и надолго». На вопрос, что еще нужно инвесторам для прихода в Беларусь, Президент подчеркнет: мы готовы идти навстречу добросовестным инвесторам, которые учитывают наши государственные интересы.

Александр Лукашенко:
У нас огромная масса людей, которые с мозгами дружат. То есть вы нормальные люди, которые могут работать, освоить любые технологии, а это высочайшие достояние нашего государства, трудовые ресурсы, грамотное население, образование хорошее, поэтому у нас есть развитие определенное. От деревообработки до IT. С айтишниками я недавно встречался.

Вот посмотрите: это будет взрыв, в Беларуси по IT-технологиям будет взрыв.

Потому что мы прошли первый этап, и мы на кого-то работали. Сейчас поставлена задача. Здесь разрабатываем программное обеспечение и здесь создаем производство. И продаем готовый продукт. Наши люди могут все. В такую страну придет инвестор, ведь они миллиард долларов привезли сюда своих денег и кредитов взяли на Западе и вложили в Беларусь. Значит, доверяют. Поэтому вы не волнуйтесь, страну мы никому не отдадим. Мы ее будем держать вместе с вами.

Еще один «плюс» для страны с точки зрения инвесторов – в Беларуси отсутствует проблема взяток. Единичные случаи недобросовестных чиновников встречаются, но попытки положить деньги в собственный карман жестко и быстро пресекаются.

Представитель предприятия:
Какие могут быть еще приняты меры по формированию более благоприятных условий для инвесторов?

Александр Лукашенко:
Здесь вкладывать инвестиции благоприятные условия. У нас стабильное общество, у нас тихая спокойная страна. Мы не разворовали страну, не допустили этого обвала. Та же безопасность и стабильность вытекает из деятельности власти. Для IT-технологий, создавая Парк высоких технологий, я там вообще освободил от налогов кроме подоходного.

Но условие: продали туда своих разработки – деньги должны прийти 100% в Беларусь. Работают. Вижу: готовы сделать следующий шаг.

Разговор с Президентом получился не только о политике. Сегодня производство может быть конкурентоспособным только стоя на прочном научном фундаменте. 2017 объявлен Годом науки. Финансирование этой сферы существенно увеличено, но и от ученых мужей все ждут прорывных идей и открытий. Какие достижения ученых могли бы стать знаковыми для людей и государства?

Александр Лукашенко:
Я очень заинтересован, чтобы инновации осваивались в производстве. Меня часто спрашивают: мечта какая, что бы вы хотели. Знаете, я вам скажу по-человечески: я бы очень хотел, чтобы наша наука совершила прорыв в лечении людей.

Вот если бы здесь был прорыв и мы научились раковые опухоли лечить как обычную болезнь, это было бы счастье.

Кроме этой страшной болезни я бы хотел, чтобы наши ученые изобрели какой-то новый источник энергии. Уже известный солнечная, ветровая (я, кстати, заметил у вас ветряки здесь стоят). Вот какой-то источник энергии. Вот здесь ученые должны поработать. Вот для человека и для государства, для сохранения независимости нашего государства.

От социальной политики до большого бизнеса. Говорили о важном и, что называется, «без купюр». Главный результат диалога – уверенность: в стране будет по-прежнему сохраняться стабильная и спокойная ситуация. Для тех, кто хочет и может работать, будут создаваться новые рабочие места и предприятий. Что называется, было бы желание, а возможности трудиться на благо свое и страны государство обеспечит.

Люди в материале: Александр Лукашенко
Loading...


Может ли белорусская мебель конкурировать с ИКЕА, и что будет с предприятиями в Светлогорске, Шклове и Добруше? Рассказывает Юрий Назаров



Новости Беларуси. Еще на прошлой неделе интернет облетели фото- и видеокадры, на которых Александр Лукашенко на Светлогорском ЦКК общается с египтянином Фади Халилем, который вот уже семь лет живет в Беларуси – здесь он нашел любовь и обрел второй дом, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

«В Беларуси я нашел родного человека». История египтянина, с которым говорил Александр Лукашенко в Светлогорске

Юлия Огнева, СТВ:
Тогда глава белорусского государства пообещал рассказать о нем своему египетскому коллеге. И не только рассказал, но и подарил фото. Согласитесь, сугубо официальным такой подарок точно не назовешь.

Визит Президента Беларуси в Египет. Каких соглашений удалось достичь?

Равно как и священную книгу мусульман – Коран, отпечатанный в Беларуси специально под визит. Интересно также, что завод газетной бумаги в Шклове уже совсем скоро поставит в Египет 165 тонн газетной тонированной бумаги, на которой будут печатать Коран.

Интервью с председателем концерна «Беллесбумпром» Юрием Назаровым. Поговорим о развитии целлюлозно-бумажной отрасли и не только.

В 2019 году мы сэкономили для страны почти 150 миллионов долларов 

Юрий Назаров, председатель концерна «Беллесбумпром»:
В принципе, год закончили не то что неплохо – нормально. Единственное, год, конечно, был очень непростой. Причина одна, и она банальная – это падение цен. Почти 70 % продукции, которую выпускают предприятия концерна, идет на экспорт. Поэтому любые колебания на тех рынках существенно отражаются на финансовом состоянии предприятий. И вот 2019 год – это было яркое тому свидетельство. 

Но в то же время мы увеличили объемы производства, мы вышли с темпом роста 14,9 %. Мы сохранили рабочие места. Мы не сократили ассортимент выпускаемой продукции. Мы добавили в экспорте почти 3,6 %. Мы неплохо сработали в порядке импортозамещения. Есть подсчеты условной экономии, так вот, если пользоваться этой методикой, то в 2019 году мы сэкономили для страны почти 150 миллионов долларов.

Юлия Огнева:
На совещании у Президента в декабре 2019 года были названы четыре предприятия, инвестпроекты с наиболее сложной ситуацией.

Александр Лукашенко на совещании о реализации проблемных инвестпроектов: «Сотни миллионов долларов на кону»

Среди них три в целлюлозно-бумажной отрасли. И вот Президент посетил все три предприятия. Давайте по порядку.

Новый завод в Светлогорске – это выход на мощности и возврат обязательств

Юрий Назаров:
По Светлогорску. Новый завод – это выход на мощности и возврат обязательств. Параллельно в этом году мы сделаем заказ на бумагоделательную машину, подготовим техническое задание и выберем партнера. Думаю, что к концу 2021 года запустим. А вот реконструкция «старой» площадки – это ближайшая перспектива, два-четыре года. 

В Шклове с 2021 года начинаем производить бумагу-основу. И работаем над тем, чтобы вернуть назад 10,3 миллиона евро

Юлия Огнева:
Давайте Добруш и Шклов.

Юрий Назаров:
Давайте со Шклова начнем. Мы с нашим европейским партнером создавали производство бумаги-основы для плитной продукции. К сожалению, некоторые узлы и агрегаты поставили нам не те, которые могут дать качественную продукцию. Поэтому мы дополнительно возьмем объем финансирования определенный. Мы до конца года поменяем некоторые узлы и со следующего года начинаем производить вот эту бумагу-основу.

Юлия Огнева:
Но сатисфакции мы будем добиваться?

Юрий Назаров:
Безусловно. Сейчас идет работа по реализации решений Венского арбитража. То есть мы просто работаем над тем, чтобы вернуть назад 10,3 миллиона евро. Я понимаю, что просто это дело времени. Мы эти деньги вернем.

В Добруше с января 2021 года мы начинаем приступать к производству картона, ради которого строили

Юлия Огнева:
Ну и остается Добруш.

Юрий Назаров:
Сложный проект. Мы расстались с китайским партнером. Проект будет заканчиваться отдельными блоками. С января 2021-го мы начинаем приступать уже, так скажем, к производству того картона, ради которого мы строили.

Юлия Огнева:
Планируются ли на этот год какие-то новые инвестиционные проекты?

Юрий Назаров:
Да, по Светлогорску я уже рассказал. По Добрушу. Мы сейчас параллельно отрабатываем вариант размещения полиграфического производства. То есть это печать. Мы выберем оборудование, мы его привезем, установим и начнем работать для того, чтобы нарабатывать рынки, отрабатывать технологии, может, даже на привозном картоне. Плюс параллельно к этому мы понимаем, что надо искать и партнеров. К нам на следующей неделе приезжает один из потенциальных инвесторов – норвежская компания.

Не такой большой, но считаю, что очень важный проект – это пеллетное производство под Витебском, в СЭЗ «Витебск» мы создаем. Вообще требование Президента – вовлечь в оборот древесину, особенно то, что у нас не используется. Пеллетное производство в Витебске будет сориентировано на производство индустриальных гранул. И как раз сырье это будет задействовано, в основном осиновое. 2020 год у нас – проектирование и строительство. С 2021 года мы начинаем выпуск индустриальных гранул.

Бумажная упаковка сегодня пока еще дороже, чем пластиковые пакеты

Юлия Огнева:
Глава государства постоянно обращает внимание на соблюдение экологических стандартов. И мы постоянно уже достаточно давно ведем речь о том, что необходимо замещать пластиковую упаковку упаковкой бумажной. Но то, о чем мы с вами говорили, – это грядущие проекты. А сегодня насколько предприятия концерна готовы поставлять бумажную упаковку в таких достаточно больших объемах?

Юрий Назаров:
Мощности наших предприятий, которые производят упаковку, загружены на 30-40 %. Мы сегодня поставляем такие мешки и пакеты в Прибалтику, то бишь в Европейский союз. Поэтому мы готовы и завтра удвоить выпуск вот такой альтернативной продукции.

Юлия Огнева:
Не хотят?

Юрий Назаров:
Ну, во-первых, она дороже сегодня пока еще, нежели пластиковые пакеты. Но это очевидно. Но не на много. С увеличением объемов заказов, при увеличении объемов производства будет снижаться себестоимость. Я думаю, что цена придет в нормальное равновесное состояние.

Пытаемся макулатуру вывести на биржевые торги

Юлия Огнева:
Что еще нужно сделать, чтобы, как отметил Президент, не продавать древесину за бесценок. Может быть, нужны изменения в НПА, указы?

Юрий Назаров:
На мой взгляд, нормативная база по большому счету сформирована. Где-то, может, надо что-то подшлифовывать. К примеру, мы сейчас работаем над внесением изменений в постановление правительства о продаже макулатуры. Мы пытаемся этот товар вывести на биржевые торги.

Для того, чтобы не вывозить кругляк, надо создавать производства у себя. Смотрите, Президент абсолютно верно сказал в Светлогорске: экспортируем целлюлозу, а это сырье. Но мы сегодня экспортируем и плиту, которую получили на модернизированных производствах. Поэтому надо и плиту постараться переработать здесь. Во что? В мебель. Понятно, что не все так просто. Рынки – они же заняты.

Почему бы и не конкурировать с ИКЕА? «Ивацевичдрев» вошел в крупную польскую сеть

Но у нас есть хорошие примеры. «Ивацевичдрев», имея собственное плитное производство, сейчас активно развивает мебельное производство. Мы сегодня производим почти на 5 миллионов рублей мебели в Ивацевичах, используя собственную плиту. Мы планируем вырасти в объемах до 30-35 миллионов в ближайшие два года. Для этого закупаем оборудование, создаем дополнительные рабочие места. То есть вот задача.

Юлия Огнева:
И все это востребовано? Здесь или за рубежом?

Юрий Назаров:
Востребовано и здесь. Но, конечно, прицел – это зарубежные рынки. Но как туда войти?

Юлия Огнева:
Но не будем же мы конкурировать с ИКЕА, в самом деле?

Юрий Назаров:
Почему бы и нет? «Ивацевичдрев» вошел в крупную польскую сеть, и сегодня мы уже с трудом выполняем заказы, которые нам дают. То есть цена и качество наши абсолютно конкурентоспособны.

Юлия Огнева:
А что ж мы-то тогда едем…

Юрий Назаров:
А я вам рекомендую: вы не едьте никуда. Вот вы решили что-то купить, я вам говорю: мягкую мебель купите вот у этого предприятия. Вы что, в ИКЕА полочку решили купить? Так купите на наших предприятиях. Они такие же есть.

Юлия Огнева:
Говорят, что дешевле, поэтому и едут.

Юрий Назаров:
Что-то – дешевле, что-то – дороже.

Юлия Огнева:
То есть надо любить свое?

Юрий Назаров:
Президент сказал в Светлогорске, что создание новых производств на территории республики – это и есть патриотизм.

Юлия Огнева:
Будем патриотичны.

Юрий Назаров:
Да.