«Человек говорил, что отдыхает за рубежом, но фотографии используются с прошлого отпуска». Как распознать лжеца?

11.03.2019 - 10:14

Доводилось ли вам когда-нибудь встречаться со взрослыми людьми, которые вдруг под видом откровения начинали рассказывать захватывающие истории из жизни – притом невероятные настолько, что в них было трудно поверить? Это обычные вруны, притворщики и мастера пускать пыль в глаза. У Ольги в окружении оказался подобный персонаж. Поймать подругу на лжи было неприятно, но несложно.

Ольга Лукашова:
Допустим, недавно мы стали обращать внимание на то, что она говорит о том, что покупает люксовые и брендовые вещи. Так мы её встретили в торговом центре, хотя она до этого говорила, что в такие торговые центры она даже заходить не будет. Точно также было с историей про отдых. Человек несколько раз говорил, что отдыхает за рубежом, на морях, но социальные сети у человека закрыты, фотографии с прошлого отдыха используются большое количество раз.

Речь идет о патологических лжецах – людях, страдающих так называемым синдромом Мюнхгаузена. И хотя имя литературного персонажа вызывает приятные ассоциации, встреча с похожим человеком в жизни удовольствия не приносит.

Марина Прохорова, психолог:
Человек начинает приукрашивать какие-то истории своей жизни, в целом как-то презентовать себя как-то по-особенному, когда его текущая ситуация, его жизнь, его реальность по ряду причин его не устраивает.

Рассказывать фантастические истории, чтобы придать себе значимости – такое поведение характерно для детей. Встретив его у ровесника, взрослый человек теряется и порой верит рассказанному. Ведь если патологический лжец – кто-то из ваших близких, то ещё труднее смириться с мыслью о его постоянном вранье.

Марина Прохорова:
Людям страшно, что этот его объективный образ неприемлем, что такой, какой он есть неинтересен, что его жизненная ситуация, его статус, некоторые его успехи это вовсе не его успехи и достижения, что другие люди просто отвернутся от него, либо не проявят должный интерес.

Эти люди живут в своих воздушных замках так долго, что уже сами считают их настоящими. При наличии хороших актёрских данных они могут разыграть перед вами целое представление – но про себя всегда помнят, что говорят неправду. Для них проще простого выдумать несуществующего супруга или несметные богатства, лишь бы не быть пустым местом для окружающих.

Марина Прохорова:
Человек может тратить огромные деньги на одежду, на внешний вид, а по сути это только фасад, только картинка.

Такие попытки презентовать себя создают иллюзию спокойствия и безопасности. Но на деле ситуация грустна. Вместо того, чтобы в реальности стать лучше, человек инвестирует свои силы и время не в том направлении.

Марина Прохорова:
Человек может тогда, возможно, получить объективный взгляд со стороны на свою жизнь, увидеть себя по-новому со стороны через комментарий, через обратную связь его друзей.

Ведь в диалоге с близкими людьми могут появиться идеи, которые помогут по-другому взглянуть на жизнь.

Loading...


В панике от коронавируса? Психолог рассказывает, что делать



Ненасытный монстр, безжалостно поглощающий человечество! Чудовищный вирус наводит панику и ужас на миллионы людей. Одни, опасаясь за свою жизнь, отправляются в аптеку, другим, кажется, пора выстраиваться в очередь у кабинета психотерапевта. Евгения ежедневно балансирует между жизнью и смертью. К «позывным» своего организма девушка относится критично.

Евгения Иванова:
При каждом удобном случае, если у меня болит голова, я иду к врачу, если у меня болит нога, я сразу лезу в Интернет, я всё это гуглю. Я, естественно, как любой нормальный человек, забочусь о своём здоровье и пытаюсь решить свои все проблемы.

Чрезмерное и, порой, необоснованное беспокойство может стать возбудителем тревожного расстройства.

Марина Прохорова, психолог:
Это, скорее, ипохондрическое расстройство, когда человек слишком переживает по поводу своего здоровья, чересчур мнителен, у него катастрофическое мышление, он может преувеличивать масштабы происходящего. Это люди, которые постоянно находят какую-то причину, почему им нужно побеспокоиться. Находит одно заболевание, идёт, диагностирует его, не находит подтверждения, находит уже другое заболевание, то есть ему обязательно нужно находить какое-то недомогание.

Тревожность, как отличительный знак, передаётся по наследству. Повышенная возбудимость приобретает и постравматичную форму, например, после перенесённой болезни. А детские психологические травмы и, вовсе, способны терроризировать человека всю оставшуюся жизнь. Поводом для паники может послужить любая мало-мальски волнительная ситуация. Но душевные лекари обнадёживают: хоть терапия предстоит длительная и серьёзная, справиться с недугом реально.

Марина Прохорова:
Можно развивать эмоциональную регуляцию, можно тренировать человека как-то контролировать свои эмоции. И очень когнитивно-поведенческая терапия способствует этому, некоторые методы гештальт-терапии, в том числе. Если работа с установками, с абсурдными убеждениями не помогает, то тогда важно погрузиться чуть глубже и исследовать, что человека заставляет жить в таком состоянии и постоянно тревожиться.

Пусть поводом для волнения будут только приятные моменты в жизни.