Чем отличается референдум 1996-го от 2022-го? Рассказала депутат

29.11.2021 - 22:38

Новости Беларуси. Кто выставляет барьеры и строит новые теории заговора на пути к референдуму по Конституции? Как в Беларуси готовятся к самому громкому политическому событию 2022 года? Все острые вопросы обсудили эксперты в студии ток-шоу «По существу».

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:  
Виталий Юрьевич, вопрос. Смотрите, мы говорим о том, что мы готовы идти и менять наше законодательство. О чем, собственно говоря, в 2020 году говорили. Мы хотим что-то новое, мы хотим что-то демократичное. Даже слушая, например, заседания Конституционной комиссии, которые проходили в том числе под председательством Президента, ведь разговор же был о том, что мы где-то действительно пошли на то, даже вернули какие-то положения Конституции 1994 года. Мы идем навстречу. Чего хотят они?  

Виталий Уткин, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси:
Нужен конфликт.  

Вадим Боровик, политолог:  
Им выгодно это.  

Виталий Уткин:  
Сегодня прекрасно понимают, что такое референдум. И все три референдума, которые были, показали единство Президента и народа, потому что все предложения, которые вносились Александром Григорьевичем, народом были поддержаны. И сейчас то, что вносит глава государства, поддерживается народом. И референдум обязательный для всех.  

Алена Сырова, СТВ:  
Ирина Викторовна, вы были в 1996 году, участвовали в референдуме. Обстановка была схожая или нет? Или сейчас тяжелее, сложнее.  

Ирина Довгало, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси:  
Дело в том, что сравнивать обстановку 1996 года и сегодня можно, но по разные полюса. Почему? Потому что в 1996 году был больше конфликт внутренний в стране. То есть речь шла о конфликте неком между Президентом и Верховным Советом. А здесь международное вмешательство и в целом геополитическая ситуация, которая сегодня есть в мире, конечно, накладывает свой достаточно серьезный отпечаток конкретно на нашу страну. Но самое ужасное в том, что нашу страну пытаются сделать, прошу прощения, извергом, который сегодня устроил, простите, непонятный конфликт на границе.  

Кирилл Казаков:  
Но извините, трупы подкидывают литовцы и поляки.  

Ирина Довгало:  
Совершенно верно. Но при этом забывают о том, что у нас есть очень важный и, кстати, накануне именно референдума 1996 года было важное событие, которое сегодня предлагается сделать важным политическим институтом. Это Всебелорусское народное собрание. И именно первое Всебелорусское народное собрание было накануне как раз таки референдума 1996 года. И мы сегодня уже видим реальную и абсолютную итоговую красивую точку. Что у нас сегодня политический институт, который тогда не имел законодательного обрамления.  

Кирилл Казаков:  
Теперь он будет иметь целый отдел в Конституции.  

Ирина Довгало:  
Сегодня это получает предложение, я, в принципе, думаю, что это будет поддержано.  

Вадим Боровик:  
Коллеги, надо просто спокойно населению объяснить. Чего они боятся, эти наши друзья? Ведь они проиграли в августе, но у них есть ссылка на то, что они где-то в телефоне что-то считали. И каким-то образом где-то на пеньке они избрали другого человека. И тут вдруг проводится законный референдум.  

Алена Сырова:  
Те самые перемены, которые они хотели.  

Кирилл Казаков:  
Это же легитимизация власти.  

Вадим Боровик:  
Мы проводим референдум, мы формируем органы власти. Одну секундочку, а на каком основании любой представитель любого государства не будет общаться с вновь сформированными структурами государственной власти? И понимают эти чудаки, которые сидят на содержании, что у них остался последний рубеж. Поэтому, я еще раз говорю, в этот период они будут пытаться не только дестабилизировать внутри ситуацию, но и уметь создавать определенную напряженность у границ нашей страны. И если только они увидят, что здесь власть немного дрогнула, может быть вот это движение ненужное.  

Читайте также:  

Вячеслав Орловский о возможных провокациях на референдуме: «Мы знаем, что они замышляют, к чему готовятся»  

Ирина Довгало: «Саласпилсский концлагерь оказывается лагерем трудового воспитания. К чему мы пришли?»  

«Людей второй раз уже не обманешь. Уже не проведешь». Возможна ли провокация в день референдума?  

Loading...


Вадим Гигин: у тех, кто был на стороне протестов, своя мотивация, но они хотят прийти на референдум



Новости Беларуси. До референдума по Конституции запущен обратный отсчет. Новеллы Основного закона отправились на общественные чтения. Главное, что нужно знать жителям Беларуси об этом событии. В студии ток-шоу «По существу» собралась эксперты, которые обсудили насущные общественные проблемы.  

Вадим Гигин, председатель правления республиканского государственно-общественного объединения «Белорусское общество «Знание»:  
Важный вопрос. Те, кто был на стороне протестов, там ведь разные люди – радикальные, сбежали, остались, были заплутавшие. Придут ли они? Я с ними общаюсь, и у них своя мотивация, но они хотят прийти на референдум. Я смотрю, что даже у некоторых беглых, я не беру крайних, по-разному люди там оказались, они говорят: все-таки лучше прийти. Почему? Протест завершился в какой связи? Народ увидел: толкают к гражданской войне. Люди никакой войны не хотят, и они понимают, что референдум, изменения и дополнения в Конституции – это нормальный, цивилизованный путь разрешения любого конфликта. И мы видим, что от протеста многие отошли. Белорусское государство, власть предлагает: вот путь, давайте принимать Конституцию, после нее законы, проводить выборы, единый день выборов у нас появляется, давайте пройдем этот путь вместе. И очень многие из тех, кто в августе, сентябре 2020 года были одурманены, именно эту платформу избирают, чтобы… Человеку психологически иногда тяжело не то чтобы отказаться от убеждения, а несколько изменить точку зрения. И они эту платформу принимают для комфортного примирения с реальной ситуацией в стране.  

Александр Лукьянов, первый секретарь Центрального комитета БРСМ:  
И в числе одурманенных как раз таки была и молодежь. О чем говорил глава государства на прошлой неделе, открывая бал во Дворце Независимости? Он сказал достаточно важную вещь о том, что для молодежи наша страна – это щит, который может их защитить. Но это и щит, который они должны с достоинством нести. Мы видим молодежную аудиторию, которая достаточно посредственно относится к политическим вопросам, их заинтересованность в причастности к важнейшему историческому моменту – формированию этого щита.  

Вадим Гигин:  
Я больше скажу, молодежь самая активная на встречах. Я был 23 декабря в Марьиной Горке, там молодые люди, представители Молодежного парламента и не только, по статьям, еще не был опубликована Конституция, но были утечки, инсайды, Воскресенский публиковал. Называют конкретную статью, формулировку. Говорю: слушайте, давайте я еще посмотрю, я так наизусть не знаю. А это ребята 20-25 лет, и они интересуются, потому что это их будущее. Особенно те, кто политически активны. Хотят реализовать свой потенциал в этой стране, конечно, должны знать Основной закон, по которому им жить и развиваться.  

Читайте также:  

Вадим Гигин: с этой Конституцией мы Западу точно не нужны  

«Форпост единения белорусского народа». Политолог объяснил, почему референдум станет сильнейшим ударом для оппозиции  

«Они в принципе незаконны». Почему после референдума могут ввести очередные санкции против Беларуси?