Что на самом деле происходит с мигрантами на белорусской границе? Спросили у Госпогранкомитета

24.08.2021 - 22:41

Новости Беларуси. В студии программы «Постскриптум» заместитель начальника управления Государственного пограничного комитета Беларуси Алексей Сытенков и руководитель Аналитического центра ЕсооМ Сергей Мусиенко.

Мусиенко: ощущение, что министру иностранных дел Литвы придётся в «Талибан» ехать, договариваться

Юлия Бешанова, СТВ:
В последнее время все чаще от соседей – Литвы, Латвии, Польши – поступают сообщения о том, что значительно увеличилось число задерживаемых нелегальных мигрантов. Вместе с тем Александр Лукашенко не так давно сказал, что сдерживать нелегальную миграцию в Европу из-за санкций больше нет ни сил, ни желания, и больше мы этим заниматься не будем. Что на самом деле сейчас происходит на границе, в каком режиме работают пограничники? Я знаю, что вы не так давно вернулись с наших внешних рубежей. Что там сейчас?

Алексей Сытенков, заместитель начальника управления Государственного пограничного комитета Беларуси:
Ситуация на границе остается напряженной, но контролируемой. Действительно, мы отмечаем поток незаконных мигрантов, следующих в страны Европейского союза в поисках лучших условий жизни. И с мая 2021 года мы отмечаем тенденцию: помимо того что эти граждане следуют для получения защиты на территории стран Европейского союза, отмечаем ситуацию силового выдворения этих мигрантов на территорию Республики Беларусь. Такая сейчас на самом деле обстановка границе.

Беларусь, в частности органы пограничной службы, предпринимает меры по усилению рубежей, связанных с Евросоюзом

Юлия Бешанова:
Как работают сейчас пограничники – какое-то усиление, дополнительные силы? Потому что была информация, что пограничные войска усиливаются на границе.

Алексей Сытенков:
Республика Беларусь, в частности органы пограничной службы, предпринимает меры по усилению рубежей, связанных с Европейским союзом. Основная наша задача – охрана государственной границы и соблюдение правопорядка, спокойствия граждан, не допустить экстремистского, террористического явления, проникновения на территорию Республики Беларусь. Поэтому, конечно, мы предприняли дополнительные мероприятия, чтобы усилить.

Юлия Бешанова:
Что это за мероприятия? Это общие слова – мы предприняли дополнительные мероприятия. Что конкретно?

Алексей Сытенков:
Прежде всего увеличивается численность пограничных нарядов, находящихся на вероятных направлениях движения. У нас есть тесное взаимодействие с нашими коллегами из правоохранительных органов, в случае необходимости мы можем использовать резервы, в том числе и от Министерства обороны, и Министерства внутренних дел. Сейчас наши силы и средства позволяют выполнять задачи по охране границы.

12 белорусских пограничников нелегально пересекли границу?

Юлия Бешанова:
Давайте вспомним историю, когда якобы 12 белорусских пограничников нелегально пересекли границу, там были встречены литовскими пограничниками. Что произошло на границе? Потому что слухов и рассказов об этом было действительно много. Что из этого правда, а что дополненная реальность?

Алексей Сытенков:
На мой взгляд, маятник информационной пропаганды литовской стороны тоже включен в работу. Они уже начинают это все часто показывать в средствах массовой информации, привлекать на определенные участки границы журналистов, демонстративно раздавать мигрантам воду. Тем не менее тот факт, про который говорите вы, не то что спорный, он невозможный. Во-первых, мы охраняем государственные границы на своей территории, пограничники знают линии прохождения государственной границы.

Юлия Бешанова:
Ну, что якобы 12 человек перевели группу мигрантов и вернулись обратно.

Алексей Сытенков:
Эта ситуация была в противовес тому, когда на глазах наших белорусских ребят мы видели силовое выдворение иностранцев на территорию Республики Беларусь. Наш наряд находился на своей территории, фактически мы принимали решение о недопустимости нарушения государственной границы Республики Беларусь. А те материалы, которые представила литовская сторона… Во-первых, на тех видеосюжетах не видно ни местности, ни прохождения знаков, ни прохождения линии государственной границы, поэтому заявлять официально о том, что 12 белорусских пограничников нарушили государственную границу, преждевременно и необоснованно.

«В 2021 году мы отфильтровали больше 1 300 человек, которые были не впущены на территорию Республики Беларусь»

Алексей Сытенков:
Даже в 2021 году мы отфильтровали больше 1 300 человек, которые были не впущены на территорию Республики Беларусь. Помимо того что мы обезопасим Европу, стабильность нашей страны, мы еще выполняем функции по защите границ Союзного государства. Поэтому это очень большая цифра.

Сергей Мусиенко, руководитель Аналитического центра ЕсооМ:
И это в аэропорту, в реальном режиме времени. Это непростая история. Количество людей из этого направления в Украине возросло в прикарпатских регионах в 17 раз за последний год. А о том, что они уходят на Польшу, как-то не сообщают. Они въезжают, а куда растворяются и сколько их? Там в некоторых кафе уже меню делают на арабском. Украинский, арабский.

Юлия Бешанова:
Если вернуться к заявлению главы государства о том, что мы не сдерживаем больше поток нелегальных мигрантов так, как это делали раньше, что изменилось? Что мы сейчас не делаем на границе?

Алексей Сытенков:
Мы все равно выполняем задачу по охране государственной границы.

Пограничники отошли и смотрят, как нелегалы переходят белорусско-литовскую границу?

Юлия Бешанова:
У многих складывается впечатление, что пограничники отошли и смотрят, как ряды нелегалов переходят белорусско-литовскую границу.

Алексей Сытенков:
Это абсолютно неверное мышление граждан, потому что даже по примеру скажу, что за 2021 год органами пограничной службы было выявлено 11 каналов незаконной миграции. Также задержаны 15 организаторов и пособников указанной противоправной деятельности. Это говорит о том, что мы не сидим без дела, мы продолжаем и режимные мероприятия, мероприятия по охране государственной границы.

Единственное, что я хочу сказать, мы переориентировали направления прикрытия границы со странами Европейского союза, в частности усилили те направления, на которых вероятно движение нарушителей государственной границы с территории Европейского союза в Республику Беларусь. Прежде всего это обусловлено фильтрационными мероприятиями непропуска на территорию Республики Беларусь экстремистской, террористической деятельности.

Что было, что есть? Раньше у нас было тесное взаимодействие с нашими европейскими партнерами, был ряд проектов международной технической помощи, в рамках которой мы совместно и обустраивали белорусскую границу с границей Европейского союза. Сейчас, по мнению европейских коллег, эти процессы заморожены, и фактически мы остались сами, поэтому теми силами и средствами, которые у нас есть, мы выполняем задачу по охране государственной границы.

Многие мигранты просят вызвать такси, чтобы уехать в Минск, отказываются от движения в страны ЕС

Юлия Бешанова:
Вы говорите о том, что наши пограничники были свидетелями применения силы в отношении нелегальных мигрантов. Действительно ли это так? Мы знаем, что был случай, когда полуживого человека фактически выкинули на нашу территорию, и здесь он умер на руках у наших пограничников. Мы знаем историю, что якобы беременная женщина тоже оказалась с побоями на нашей территории. Что из этого правда? Действительно ли демократическая Литва так себя ведет с беженцами?

Алексей Сытенков:
К сожалению, это абсолютная правда. Вы сказали всего лишь те факты, которые проскользнули ярко в СМИ. Опять же, в СМИ было, когда инсулиново зависимый человек обращался за помощью, говорил им, что ему плохо, но тем не менее тоже был выдворен на территорию Республики Беларусь. Такие факты происходят фактически ежедневно. Но учитывая, что уже пошел большой общественный резонанс, очень много об этом писалось, показывалось в средствах массовой информации, где-то меняется тактика. Тем не менее выдворение все равно остается.

Юлия Бешанова:
А что здесь происходит? Выдворили их обратно на территорию Беларуси, что дальше?

Алексей Сытенков:
Единственное, что мы – поймите правильно – все равно продолжаем нашу задачу по охране границы. Если мы видим, что кому-то плохо, сразу силами состава наряда на месте оказываем необходимую медицинскую помощь. Если мы видим, что тут уже компетенция более системы здравоохранения, мы оказываем помощь, вызываем медицинские бригады. Дальше медики сами принимают решение о необходимости госпитализации человека либо, допустим, на месте ограничиться. Многие просят просто вызвать такси, чтобы уехать обратно в Минск, и они отказываются от своих дальнейших действий, движения в страны Европейского союза. Вот эти действия оказываем мы. А что касается силовых воздействий, мы не только видим, что там махают дубинками, мы видим и укусы служебных животных на отдельных.

Юлия Бешанова:
То есть в прямом смысле травят собаками?

Алексей Сытенков:
Да. Причем мы стараемся сейчас документировать данные факты. Мы показываем общественности, что происходит.

Юлия Бешанова:
А есть какой-то международный резонанс? На границе с Беларусью и Литвой действительно разразился кризис, и это все давно перешагнуло правовые нормы. Происходит что-то невероятное. Есть ли какая-то международная реакция?

Алексей Сытенков:
С позиции ООН, Верховного комиссара ООН по вопросам беженцев, это и в средствах массовой информации, они выразили обеспокоенность этой проблематикой и призвали страны Европейского союза соблюдать права человека. Но видите, видимо, не до конца до всех доходит требование.

Юлия Бешанова:
Это не требование, это, скорее, в качестве рекомендации высказано.

Алексей Сытенков:
Тем не менее. И дальнейших шагов пока в этой стороне мы не видим.

В отличие от литовских коллег, польская сторона предпринимает попытки диалога, ведь граница сама по себе двусторонний диалог

Юлия Бешанова:
Какая сейчас ситуация с мигрантами на польском направлении? Там все тихо, спокойно или тоже есть несостыковки, вопросы?

Алексей Сытенков:
За последнее время мы отмечаем тенденцию смещения миграционных потоков, в том числе и на польское направление. Прежде всего это обусловлено проходящей информацией для мигрантов о силовых выдворениях, с применением физической силы, специальных средств, служебных животных и так далее. Поэтому мигранты в поисках условий для жизни пытаются перенаправить себя на другие направления. В последнее время мы отмечаем, что и на польском направлении также возрос поток незаконных мигрантов, но тактика действий коллег такая же, аналогичная, как и в других странах Европейского союза.

Юлия Бешанова:
Хотя прошла недавно информация, что якобы Польша ведет какие-то переговоры с нами по поводу решения миграционного кризиса. Это так?

Алексей Сытенков:
Да. 16 августа в рамках трансграничной комиссии проходило очень серьезное совещание с присутствием очень высоких должностных лиц, в том числе со стороны Республики Беларусь были задействованы представители Министерства иностранных дел, Государственного пограничного комитета, Министерства внутренних дел, где обсуждались эти вопросы. Обсуждалась в принципе обстановка на совместно охраняемом участке белорусско-польской границы. В отличие от наших литовских коллег, польская сторона все равно предпринимает попытки диалога, ведь граница сама по себе – это двусторонний диалог, двусторонняя программа.

Юлия Бешанова:
Из нелегальных беженцев сделать их легальными мигрантами.

Алексей Сытенков:
В том числе. Да, конечно, это все в силах, но я не думаю, что это может очень быстро дать свои плоды. Но учитывая, что диалог есть, это всегда хорошо.

«Пример Кабула: хоть 20-метровую стену возвести, она всего лишь инженерное сооружение, заграждение»

Юлия Бешанова:
Если вернуться к остановке на наших внешних границах, Литва заявляла, что начинает строить на нашей границе чуть ли не стену. В понятии обывателя граница и так защищена колючей проволокой, напряжением. Как так получается, что за такой краткий период, по данным МИД Литвы, там больше 3 000 человек перешли эту границу?

Алексей Сытенков:
Во-первых, за достоверность сведений, предоставляемых литовской стороной, я не могу отвечать. Литва, на мой взгляд, в том числе пытается выторговывать для себя какие-то абсолютные преференции у стран Европейского союза с целью…

Юлия Бешанова:
«Ай, какие мы бедные, помогите нам»?

Алексей Сытенков:
...финансовых каких-то вливаний и так далее. Но по примеру Кабула: хоть 20-метровую стену возвести, она всего лишь инженерное сооружение, заграждение. Как строят? Начали строить – через пару дней закончилась проволока. Давайте всем Европейским союзом скинемся, потому что у нас нет проволоки. Там уже Эстония пытается подтянуть проволоку и так далее. Еще раз говорю: проволока – это всего лишь то, что может немножко сдержать. Самое главное – человеческий фактор, человеческий ресурс. Тем более уже технические средства границы: тепловизоры, датчики какие-то, видеокамеры. Я не думаю, что та проволока, которую они пытаются протянуть на своей территории, даст эффективный толчок для противодействия.

Loading...


Польша заявила, что ночью с территории Беларуси велась стрельба. Госпогранкомитет опроверг эти сообщения



Ситуация на границе с Польшей рождает очередные информационные спекуляции от Министерства обороны этой страны. Накануне в своем Twitter ведомство рассказало о группе беженцев на белорусско-польской границе. Однако в своем аккаунте военные почему-то забыли рассказать, что предшествовало ситуации, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Екатерина Забенько, СТВ:
Так, на видео, опубликованном белорусскими пограничниками, польская полиция буквально доставляет на военной технике к границе беженцев и вытесняет их в Беларусь. Польша целенаправленно распространяет фейковую информацию, чтобы скрыть от общественности реальную картину происходящих на границе событий и оправдать свои незаконные действия.

При этом, напоминаем, Польша запрещает работать журналистам в приграничных с Беларусью районах, а тех, кто это пытается сделать, отправляет под суд. Польскую версию событий опровергают и сами мигранты: даже без переводчика можно понять, как польская сторона вытесняла их на территорию нашей страны.

Екатерина Забенько:
Плодить фейки – это, похоже, работа по совместительству у пограничников Польши. Последнее из их заявлений – якобы с нашей территории в ночь на 8 октября велась стрельба. Официальный представитель Госпогранкомитета Беларуси опроверг такие сообщения: за последние сутки ни на одном из участков государственной границы оружие не применялось.