Что происходит с детьми в Сморгони и когда белорусы смогут прививаться западными вакцинами? Рассказал главный санитарный врач

15.08.2021 - 19:33

Новости Беларуси. Мы вплотную подошли к созданию своей вакцины. Об этом на Неделе говорили в Витебском районе. Глава государства посещал фарм-предприятие «БелВитУнифарм». Предприятие – флагман ветеринарной медицины, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Евгений Поболовец, СТВ:
Сыворотки, вирусные и бактериальные вакцины – всего более 150 наименований ветпрепаратов, закрывающие 50 % потребностей страны. Многолетний опыт производства ветеринарных вакцин, фактически, готовая платформа работы с препаратами для людей. Позволяют и технологии, и кадровый потенциал.

Глава государства подчеркнул: долгосрочная перспектива – любые виды вакцин. Там же Александр Лукашенко исчерпывающе пояснил, что и сама вакцинация, которая массово проходит в Беларуси, дело исключительно добровольное.

Александр Лукашенко: «Никакой насильственной вакцинации. Категорически предупреждаю»

Что у нас в стране происходит с вакцинированием, какой по качеству и цене будет белорусская вакцина и как скоро она станет доступна белорусам? 

Обсудим этот вопрос с заместителем министра здравоохранения, главным государственным санитарным врачом Беларуси Александром Тарасенко.

Евгений Поболовец:
Вы только что вернулись из Сморгони. Расскажите последние данные. Какая информация подтверждается, а какая – нет.

«У четверых детей пока определен штамм индийский «Дельта»

Александр Тарасенко, заместитель министра здравоохранения, главный государственный санитарный врач Беларуси:
По детскому реабилитационно-восстановительному центру «Лесная поляна» ситуация стабильная. Сейчас там круглосуточно находится медицинская служба в лице центральной районной больницы Сморгонского района и санитарно-эпидемиологическая, чтобы ситуацию держать под контролем. Она действительно стабильная. Мы уже выявляем меньшее количество детей с коронавирусной новой инфекцией. Поэтому могу сказать, что взята ситуация под контроль. Единственное, чтобы нам сегодня с учетом всех профилактических мероприятий выйти достойно из этой ситуации. Ситуация действительно спокойная и стабильная.

Евгений Поболовец:
Информация о том, что это штамм коронавируса, подтверждается?

Александр Тарасенко:
Да, эта ситуация подтвердилась, действительно, у четверых детей пока определен штамм индийский «Дельта».

Евгений Поболовец:
А насколько он опасен?

Александр Тарасенко:
Я не скажу, насколько он отличается от уханьского или бразильского и других штаммов, которые циркулируют в мире. Он лишь может влиять на клинические проявления.

Задача вируса – продолжать свое существование с учетом всех профилактических мер, в том числе и вакцинации

Евгений Поболовец:
Давайте эту тему разовьем. Чем отличаются штаммы коронавируса?

Александр Тарасенко:
Штамм коронавируса ввиду того, что постоянно происходят мутации, вирус приспосабливается к новым условиям, они отличаются по своему строению, и поэтому мы говорим о постоянных мутациях вируса.

Евгений Поболовец:
Давайте немножко о природе штаммов поговорим. Я правильно понимаю, что вирус просто приспосабливается к новым условиям, когда ситуация меняется, и он мутирует из-за этого, да?

Александр Тарасенко:
Совершенно верно. Мутация почему и происходит – он приспосабливается к новым условиям, чтобы ему выживать, так скажем, и продолжать свое существование. С учетом всех профилактических мер, в том числе и вакцинации.

Как производится и когда ждать белорусскую вакцину?

Евгений Поболовец:
Белорусская вакцина, о которой сейчас много говорят и уже презентуют первые образцы, учитывает в себе эту разновидность штаммов коронавируса?

Александр Тарасенко:
Конечно же, разработчиком вакцины учитывается мутация. Потому что если мы возьмем за основу вирус уханьский, тот, который был в начале заболеваемости, то здесь вакцина может оказаться малоэффективной, поэтому мы учитываем все эти мутации. В первую очередь мутации среди вируса, который циркулирует среди населения Республики Беларусь и в мире. Конечно же, учитываются мутации вируса, и с учетом этого вакцина разрабатывается и будет разрабатываться. Мы не останавливаемся только на индийском «Дельта».

Создается из цельного «убитого» вируса. Чем отличается белорусская вакцина от иностранных?

Евгений Поболовец:
А в каких числах, каком месяце нам ожидать первое применение белорусской вакцины?

Александр Тарасенко:
Мы не говорим про текущий год. Кандидатная вакцина действительно есть. То есть произведенная в лабораторных условиях. Сейчас стоит задача трансформировать и передать для промышленности, чтобы могла промышленность наша уже ее производить, выпускать в гражданский оборот. Но мы говорим, это уже выпуск – начало 2023 года. После проведения всех испытаний.

«Исследования показали, что в среднем имеет иммунитет у нас 38 % населения»

Евгений Поболовец:
Вакцинация идет уже несколько месяцев, видна какая-то динамика, уменьшается количество заболевших?

Александр Тарасенко:
Мы уже с марта 2021-го стабильно стоим на тех цифрах, и даже два месяца назад отмечено снижение и стабилизация. То есть, пока у нас, конечно же, не отмечено снижение. С учетом захода, так скажем, на территорию Республики Беларусь новых мутировавших вирусов, штаммов. Но с учетом дальнейшей вакцинации и послеинфекционного иммунитета, я думаю, ситуация должна не только стабилизироваться, но и заболеваемость должна снизиться.

Евгений Поболовец:
Как сейчас Минздрав оценивает популяционный иммунитет в нашей стране, насколько высок?

Александр Тарасенко:
Мы проводили исследование, совместное с научно-исследовательским институтом имени Пастера – это Санкт-Петербург, Российская Федерация – в мае. Наши майские совместные исследования показали, что в среднем имеет иммунитет у нас 38 % населения. Данная работа будет проведена буквально в конце августа, чтобы нам посмотреть, что же изменилось за летний период, за три месяца, чтобы видеть, что происходит в результате вакцинации населения Республики Беларусь и, конечно же, заболеваемости вкупе инфекционный, послеинфекционный иммунитет. Какой у нас будет? Я думаю, что выше 38 %.

Евгений Поболовец:
На какую планку мы должны выйти, чтобы сказать, что ситуация под полным контролем?

Александр Тарасенко:
Я скажу такую цифру – это 90 % и более. Мы говорим о том, что вакцинировать надо 60 % населения, во всяком случае, числа подлежащих. У нас пока не вакцинируется население от года до 18. Должен сыграть существенную роль и послеинфекционный иммунитет.

Мы будем в будущем рассчитывать на многообразие вакцин, потому что пожелания белорусов есть

Евгений Поболовец:
Для того чтобы вакцинация проводилась быстро, необходимо определенное количество доз вакцины. Была информация, что к концу августа поступит китайская вакцина. На каком этапе сейчас решение этого вопроса находится?

Александр Тарасенко:
Этот вопрос активно рассматривается с участием Министерства иностранных дел, посольства Китайской народной республики. Поэтому эти планы в скором времени реализуются – мы рассчитываем, что это произойдет в текущем месяце. Это будет вакцина Sinopharm, которая уже у нас поступала по гуманитарной помощи.

Евгений Поболовец:
Речь о миллионе доз?

Александр Тарасенко:
Совершенно верно.

Евгений Поболовец:
А американская, западная вакцина?

Александр Тарасенко:
Такие тоже вопросы рассматриваются, но здесь, конечно же, вопросы и качества, и цены, и условий хранения тоже влияют, вносят свои коррективы. Поэтому тоже эти вопросы рассматриваются.

Евгений Поболовец:
У нас действительно будет многообразие вакцин и каждый белорус сможет выбрать ту, которая ему больше подходит, которой он больше доверяет?

Александр Тарасенко:
Мы будем в будущем рассчитывать на это, потому что пожелания белорусов есть. Кто-то хочет Pfizer, AstraZeneca или Moderna привиться. В скором времени, конечно же, будем мы, как я и озвучил, рассматривать и доставку вакцины других производителей.

Евгений Поболовец:
На неделе Президент еще раз сделал акцент: в Беларуси вакцинация – дело сугубо добровольное. Насколько активны сами белорусы в этом вопросе?

Александр Тарасенко:
Действительно, у нас в Беларуси вакцинация – это дело лично каждого гражданина. И никто не вправе заставить, согласно Конституции Республики Беларусь. Поэтому здесь выбор человека. Конечно же, врачи могут рекомендовать, могут настоятельно рекомендовать, но, еще раз повторяю, это дело лично каждого гражданина – вакцинироваться или нет. Но я призываю все-таки вакцинацию проводить. А ваш вопрос, вы сказали: как востребована вакцина? Могу прокомментировать, что если говорить об очередности, о листе ожидания так называемом, то есть те люди, которые записываются в амбулаторно-поликлинические учреждения организации здравоохранения, то сейчас эта очередь по республике составляет примерно 50 тысяч человек. То есть это говорит о том, что население активно записывается и вакцинируется.

Loading...


Польский политолог: «Меркель не хотела говорить с польским правительством, но сразу говорила с Лукашенко»



Новости Беларуси. Литовские силовики выбросили на границу труп избитого беженца. Такая новость сегодня, 28 ноября, во Всемирный день милосердия, облетела информационные ленты, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.  

Илона Волынец, СТВ:  
Похоже, зверское отношение к беженцам – теперь норма не только для польских, но и литовских пограничников. 3 недели в центре Европы тысячи беженцев остаются заложниками геополитических разборок. И вроде бы все понимают, что единственный цивилизованный способ прекратить страдания людей – это диалог.  

Илона Волынец:
И если Минск всеми силами пытается создать хоть какие-то человеческие условия на границе, то Варшава видит в этом теорию заговора, мол, белорусский режим специально обогревает беженцев, чтобы те по ночам штурмовали польские рубежи.

Илона Волынец:
Анджей Дуда продолжает сыпать обвинениями. И с высокой трибуны в Брюсселе призывает альянс усилить военное присутствие на восточном фланге. А премьер Польши за консультациями направляется туда, откуда, конечно, же виднее – в Лондон.   

Илона Волынец:
Моравецкий и Джонсон в очередной раз сходятся во мнении: отбиваться надо санкциями. Чтобы голодали все: и беженцы, и белорусы, и россияне заодно. То есть польская политическая элита всеми силами убеждает ЕС в том, что Польша – жертва и объект нападения. Узнаем мнение по этому поводу из самой Варшавы.  

Томаш Янковский, политолог (Польша):  
Беларусь ни против кого не воевала, никогда не была агрессивна. К сожалению, наше правительство последних 20 лет уже воевало против Ирака, против Афганистана. Почему так польские политики едут в Париж? Для них очень важно показать Польшу как первый бастион Запада, что Запад без Польши не может сохраниться.  

Илона Волынец:  
Впрочем, уже даже в Евросоюзе начинают догадываться: конструктив и конкретные действия – это не к Польше. Так, Моравецкому даже не дали высказаться на очередном заседании Еврокомиссии.  

Томаш Янковский:  
Они хотят показать. Это что, Моравецкий? Ты должен слушать нас. Так было с самого начала. Если был разговор между Ангелой Меркель и Александром Лукашенко. Это можно сразу увидеть, что Меркель не хотела говорить с польским правительством, но сразу говорила с Лукашенко.