Что скрывают сухаревские курганы

28.10.2017 - 19:29

Многие минчане, да и сами жители микрорайона Сухарево, проходя мимо кладбища по улице Янковского, даже и не подозревают, что под их ногами – один из сохранившихся до наших дней курганных могильников.

На территории Минска в XI-XIII веках подобных памятников археологии было очень много.

Обычно они возникали на месте, где проходили знаковые пути – например, на берегах рек или недалеко от сельских поселений. Как и сегодня, если есть населённый пункт, значит рядом появится место, где будут хоронить умерших. Скорее всего, сухаревский  могильник существовал как раз недалеко от сельского поселения.

Интенсивная хозяйственная деятельность привела к тому, что большая часть этого памятника была уничтожена.


По свидетельствам, которые дошли до нас с первой половины XX века, ранее эта территория насчитывала несколько сотен курганов. Первые археологические исследования проводились в 1925 году Исааком Сербовым и выявили здесь несколько десятков курганов.

А в 1979 году от сухаревского могильника уже осталось примерно 16 курганных насыпей.


Александр Вашанов, археолог, научный сотрудник Института истории НАН Беларуси:
Последнее исследование было проведено в 1994 году экспедицией под руководством Леонида Калединского. На тот момент уже курганный могильник состоял из двух курганных групп.

Одна из которых была на территории кладбища деревни Сухарево, а другая находилась недалеко от самой деревни.

И фактически они были разделены между собой территорией пахотного поля.


Данная курганная группа насчитывала 12 курганных насыпей высотой от 1,5 до 3 метров, и диаметр доходит до 12 квадратных метров – достаточно большие курганы. Можно увидеть, что кроме маленьких, есть ещё большие курганы, в которых могут быть похоронены даже несколько человек.

В одной из курганных насыпей обнаружили останки молодой девушки в возрасте от 17 до 25 лет.

Вместе с ней было несколько металлических пряжек, горшок, глиняные сосуды, на одном из которых было украшение в виде креста в кругу. По захоронениям удалось выяснить, что этот курган относится к XI-XII веку. С одной стороны, сухаревскому  могильнику повезло: он размещается на территории действующего кладбища и не попал под интенсивную застройку города.

С другой стороны, памятник археологии продолжает разрушаться, потому что появляются новые могилы – люди хоронят своих родственников на курганах, а также берут с них землю, чтобы подсыпать могилы.

Традиции курганных похорон очень отличались от современных.

Александр Вашанов, археолог, научный сотрудник Института истории НАН Беларуси:
Могло быть несколько вариантов: захоронение и похороны по обряду кремации. Всё это может быть в абсолютно разных местах. На горизонте – когда умершего клали на современный уровень земли и после насыпали над ним курган. Или сначала копалась ямка, туда клали умершего, глиняные сосуды, вооружение, над ямкой насыпали курган. Или хоронили в какой-то части кургана, где-то посередине насыпалась какая-то часть кургана – хоронили и засыпали дальше.
В те времена засыпать курган могли и без умерших. Если, например, известный человек погиб в дальних странах, то на родине близкие делали курган в его честь, чтобы было куда прийти и помянуть. Также хоронить могли на самом верху существующего кургана, засыпали умершего землей и сооружали сверху деревянную конструкцию. Сегодня учёными обнаружены соврешенно различные по размеру курганы: от 50 сантиметров до 5-6 метров.

Высота кургана может многое сказать о его возрасте.


Так, самые ранние курганы из бронзового века были невысокими, потому что с течением времени они расползались.

Совершенно другая история – Средневековье.

Александр Вашанов, археолог, научный сотрудник Института истории НАН Беларуси:
Они, конечно, могут быть очень высокими, один курган мог использоваться одной семьей, и с течением времени, чтобы не насыпать новый курган, семья также могла быть похоронена в этом кургане. Или, например, когда с течением времени про умершего и его родственников забывали, чтобы не насыпать что-то новое, в этом кургане могли хоронить через 200-300 лет, и он обозначался, как курган именно той семьи, которая начала здесь хоронить своих
К сожалению, время стерло курганы с карты Минска. Но если очень постараться, их все ещё можно найти в районах Юго-Запад, Малиновка и Лошица.

Люди в материале: нет
Loading...


Троицкое предместье: какой дом самый старый, почему их красили в разные цвета, а мост прозвали Хлусовым



После того как Хрущев посетил Минск и удивился, что у столицы нет исторического центра, в 80-ые начали активно возрождать Троицкое предместье. Трудно представить, что тогда наследство 19 века было в полном запустении. И труды реставраторов изначально не оценили. Истории существования Троицкого – в программе «Минск и минчане».

Марина Мирончик, экскурсовод:
Здесь не было этой плитки, стилизованной решетки. И проходя с мамой за руку, меня всегда удивляло, как же там живут люди! Потому что это были обыкновенные жилые дома, полуподвальные помещения.

Тимофей Акудович, экскурсовод:  
Это был первый масштабный реставрационно-строительный проект в Беларуси, поэтому он получился таким немного сказочным. Не столько Минск 19 века, сколько получился такой прибалтийский городок.

Жизнь в Троицком предместье была уже в 12 веке! Огненная стихия 1809-го не пощадила деревянную застройку. Вдоль Свислочи селились ремесленники. Работали лавки, корчма, была своя водяная мельница, обувная фабрика и бани. Адресов в Минске тогда не знали. В помощь почтальонам дома окрашивали в разные цвета. К слову, именно в Троицком появился первый почтовый ящик в столице!

Марина Мирончик, экскурсовод:
Самым старым зданием в Троицком предместье является Дом природы. На самом деле – это еврейская синагога Боруха Китаевского, датируемая 1874 годом. Здесь проживали представители еврейской национальности, которые занимались бизнесом.

Тимофей Акудович:
Дом Пинхусовича – это настоящий дом 19 века. Во второй половине 19 века здесь квартировались офицеры Серпуховского пехотного полка. В 80-ых годах, когда реконструировали Троицкое, сохраняли оригинальные стены старых домов, но полностью меняли внутренности этих домов. И перестраивали фасады.

В доходном доме Вигдорчика снимал квартиру отец Янки Купалы. Тогда Яська ходил в первый класс. 9 декабря 1891 года появился на свет Максим Богданович! Его отец, Адам Богданович жил в доме Карзаковича на 2-м этаже, а на первом проводил уроки в приходском училище. Жена Мария Афанасьевна играла на фортепиано и угощала соседей свежезаваренным кофе.

Тимофей Акудович:
Они не очень долго здесь прожили. Съехали отсюда в Гродно. Дом был уничтожен в 20-50-ые годы – к сожалению, точно не известно. Когда строили эту высотку «У Троицкого», было принято такое компромиссное решение не восстанавливать домик, а сделать просто такой памятник.

Марина Мирончик:
И, наверное, неспроста здесь располагается антикварный книжный магазин, который называется, как сборник его стихов. По этому поводу он написал замечательные строки в Ялте, уже умирая: «Ў краіне светлай, дзе я ўміраю, у белым доме ля сіняй бухты, я не самотны, я кнігу маю з друкарні пана Марціна Кухты».

Через Троицкое прошла жизнь еще одного гения – Язэпа Дроздовича. Путешественник, живописец, график преподавал в женском духовном училище, которое находилось на месте нынешнего генштаба министерства обороны. Человек-космос так и не получил благодарности при жизни. Чего не скажешь про столичного доктора Ивана Устиновича Здановича, который трудился в Троицкой больнице в начале 20 века.

Марина Мирончик:
Это было здание Троицкого базилианского униатского монастыря. На рубеже 18-19 веков в 1799-1800 годах была построена богадельня, госпиталь и здание плебании. Уже к 1850 году главным архитектором Минска Казимиром Хрищановичем было заложено здание больницы.

Раньше Троицкое предместье тянулось аж до нынешнего дома под шпилем. А в районе Оперного был известный базар. Сюда съезжались крестьяне со всех регионов и выкладывали прямо на возах свой урожай. Только здесь минчане могли купить дрова. Но в 30-ые со строительством театра лавочку свернули… Говорят, на Нижнем рынке действовала особая «каста» продавцов, за что Александровский мост прозвали Хлусовым.

Марина Мирончик:
Говорят, что именно возле этого Хлусова моста происходили обманы людей. Здесь жили люди разных сословий, и поэтому и нищенствующие были люди здесь – не без этого. Поэтому здесь была построена первая ночлежка, где вот эти бедные люди могли переночевать.

Среди Троицкого эксклюзива – аптека! За лекарствами и травяными чаями сюда приходили еще в 19 веке. А на месте Суворовской обители в 18 веке был монастырь мавританок. Монахини ухаживали за немощными и нищими до 40-ых годов 19 века, когда палаты сменили учебные классы мужской духовной семинарии.

Марина Мирончик:
Внутреннее убранство этих домиков по-прежнему является романтичным местом для встречи влюбленных, для съемок кинофильмов. И просто как замечательное место для прогулок минчан и наших гостей.

А еще Троицкое исполняет желания! Скульптор Лев Зильбер постарался, чтобы вы смогли отыскать свою «папраць-кветку» в самом сердце столицы…