Что такое «распад истины», и как феномен фейк-ньюс причастен к «цветным революциям»?

04.08.2019 - 20:14

Новости Беларуси. Решили еще раз подробно остановится на вопросе, который с одной стороны напрямую затрагивает интересы профессионального журналистского сообщества, с другой – касается всех и каждого. Фейковые новости – заведомо ложная информация, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Перечислять конкретные примеры не будем, как, впрочем, и делать выводы – это сделает Евгений Пустовой.

Хочется еще раз перефразировать старую добрую русскую пословицу: сто раз проверь, один раз – поверь. Особенно когда очень хочется устроить бурю в стакане воды. Ведь далеко не всегда последствия бывают такими, на какие рассчитываешь.

Известное наполеоновское изречение сейчас на вооружении тех, кто за ширмой мирового порядка в геополитической игре строит наполеоновские планы.

Александр Шпаковский, политический аналитик:
Аналитики констатируют, что информационное пространство тоже стало полем военно-политического противоборства, но я бы сказал, что это было всегда. Просто сейчас скорость доставки ложных сообщений в силу развития технологий стала гораздо быстрее.

Сейчас перед тем как атаковать страны и регионы, бомбят не города, а головы людей информацией. Лживой и четко спланированной. Сейчас время фейк-ньюс.

Николай Веремеев, заведующий кафедрой политологии БГЭУ:
Фейк-ньюс – это социальные сети, это неконтролируемый по большому счету поток информации, материалов, которые получают пользователи. И воспринимают их как данность, объективную реальность.

Перед тем как размять руки пред бойней за территории или исторические итоги, давят на клавиатуру. Злой талант способен без точки опоры всколыхнуть любой регион. Например, баррикады Майдана соорудили с помощью 160 различных операций. Треть из них – информационного характера.

Александр Шпаковский:
Перевороты, так называемые «цветные революции»  исследователи отмечают, что они в той или иной степени были связаны с ложными сообщениями, ложной информацией, которая на тот момент не соответствовала действительности.

Вместо официальных каналов информации, лояльных институтам государственности, выбираем альтернативные. Казалось, обуздали информационные потоки, но не все так однозначно.

Александр Ивановский, доктор технических наук, профессор:
В течение длительного времени шли наработки, которые позволяли навязывать свои идеи, манипулировать людьми. В конечном итоге, по определению американцев, такое положение получило название «распад истины».

В 2017 году фейковые новости стали самым популярным термином года. В 2019 они в тренде социологических исследований. Бразилия лидер по фейкам в интернете – 85 % от общей массы новостей.

В Британии 2/3 интернет-новостей тоже лживы. Средний мировой показатель информационной лжи в соцсетях у Турции, Австралии и Канады – в пределах 61-63 %. Меньше всего лживым информационным атакам через интернет подвержены Нидерланды – всего-то 1/3 сообщений новостной ленты.

Николай Веремеев:
Само представление о том, что правильно и неправильно, исчезает. Мир вошел в такую стадию постправды, когда информация и ее объективность не важны, а важна оценка и эмоциональная составляющая.

Сейчас социальные сети могут подтасовывать факты, а нейросети могут подделать лицо и голос. Ваша физиологическая уникальность вам не принадлежит.

Александр Ивановский:
Существует такой эффект эхо-камеры. То есть ты общаешься со своими друзьями, примерно их там 20 человек, а в группах – там 150 максимум. И тот, с кем ты общаешься, у тебя возникает ощущение, что все так думают.

Люди охотнее верят тому, что корова покусала собаку, а не наоборот. Например, истории-фальшивки ретвитят на 70 % больше, чем правдивую информацию. А настоящие новости набирают в среднем в шесть раз меньше просмотров, чем фейк-ньюс.

Эпоха постправды и постгуманизма из homo sapiens лепит всеядного космополита-потребителя. Пора заняться информационной гигиеной.

Николай Веремеев:
Объем информации многократно усилился, человек просто не в состоянии до конца фильтровать. Некоторые эксперты отмечают, что идет считывание информации, уже не столько погружаясь в само содержание, сколько чтение заголовков.

В странах, что находятся в фарватере североатлантической розы ветров, с фейковыми потоками борется отдельное спецподразделение. В Германии даже фейковым хулиганам может грозить штраф – внимание – до 50 миллионов евро.

В Беларуси есть своя IT-рота. Зачем? Чтобы отстоять своё виртуальное пространство. Невидимый враг опаснее спецназа. Подменить ценности, дезориентировать население, уничтожить государство теперь возможно лишь фейковыми идеями и новостями.

Евгений Пустовой, корреспондент:
Это альма-матер белорусских журналистов. У выпускников БГУ сложная задача. Учитывая влияние политики на глобализационную медийность, положение Беларуси между англосаксонскими и русскими мирами, у журналистов задача не только информировать, но и отстаивать информационный суверенитет Беларуси.

Лидер мнения белорусской медиасферы не виртуальный некто, а реальный Президент.

Вадим Гигин, декан факультета философии и социальных наук БГУ:
Желание перепроверить то, что говорит власть, – оно существует. Но во власти должны быть фигуры, которым люди и значительная часть общества доверяет. Слава богу, в Беларуси это есть, и Президент когда говорит, это воспринимается, в том числе и оппозицией, как некое последнее слово.

Если люди охотнее лайкают и постят псевдогероев интернет-фронта, то что говорить о профессионалах мирового медийного пространства? Кто платит, заказывает не музыку, а фейки.

Александр Шпаковский:
Большинство неправительственных СМИ, которые работают в Республике Беларусь – я люблю привести в пример, что они неправительственные и независимые в отношениях с одним единственным правительством – правительством нашей страны.

Александр Ивановский:
Мы находимся в современной глобальной информационной обстановке между центрами влияния и силы, каждый из которых пытается проводить свою линию и пытается сориентировать ту или иную группу людей на ту или иную позицию. Но у нас между Польшей и Россией – полька белорусская.

У Беларуси на всё своё мнение и интересы, своё информационное пространство. Поэтому его постоянно атакуют.

Николай Веремеев:
Действительно, информационный ресурс сегодня является одним из важнейших. В плане политического правления это тот инструмент, которым активно пользуются политические силы для того, чтобы получить намеченный результат. В этом отношении любая политическая кампания всегда стремится задействовать максимально информационное пространство.

Впереди самые знаковые политические события – выборы. Фейками бомбят из разных сторон, из окопов скрытых IP-адресов и под различными личинами. Но все они, что называется, мимо, если вместо восприятия жизни онлайн – через монитор гаджета, офлайн выглянуть из окна.

Loading...


Игорь Тур: мы столкнулись с тем, что когда рассказываем про беглых, они уже никому не интересны



Новости Беларуси. Почему работу журналистов сейчас рассматривают под мощной лупой? Как ориентироваться в информационном потоке и что нужно знать о работе журналиста? Об этом эксперты развернули жаркую дискуссию в ток-шоу «По существу».  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:  
Игорь, добавь субъективно. Потому что два апологета государственной журналистики на двух каналах – Тур и Азаренок, вечное сравнение. Как ты видишь свою позицию?  

Игорь Тур, политический обозреватель ЗАО «Второй национальный телеканал»:  
Я согласен с тем, что у нас идет война информационная, идет достаточно давно, гораздо больше года. Я говорю про информационную войну, потому что являюсь солдатом этой войны. Даже если исходить из временных отрезков – полтора-два года – очевидно, что война меняется. Возможно, некоторые орудия войны, которые прекрасно работали в августе-сентябре 2020 года, сейчас работают не так хорошо, а, возможно, даже во вред тем, кто эти орудия использует.  

Кирилл Казаков:  
Судя по рейтингам, Гришина рубрика стабильна.  

Игорь Тур:  
Я, скорее, даже не о Грише, а о себе в первую очередь. Когда-то мы столкнулись с тем, что когда мы рассказываем про беглых, они уже настолько никому не интересны, что их появление на телеканале ОНТ им больше дает рекламу, чем негатива.  

Григорий Азаренок, политический обозреватель ЗАО «Столичное телевидение»:  
Да, они потом бегут к своим кураторам: «Нас мочат!»  

Игорь Тур:  
Соответственно, мы приняли решение от этого избавиться, потому что он уже работает с очень низким КПД. Важно, чтобы в любой войне мы свои орудия пересматривали где-то и использовали максимально эффективно. Как они на все это реагируют – в этом с каждым месяцем становится все меньше смысла, потому что какая разница, как на все это реагируют беглые, если они в гораздо меньше степени влияют на те процессы, на которые влияли сильно год назад.  

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:  
Надо отметить одну простую вещь. Если раньше били по хвостам, то все вы сделали очень важное дело. Вы уже играете на опережение. Вы правы в чем? Даже беглые – им ответить нечем, вы заполнили эту нишу, пусть агрессивно.  

Григорий Азаренок:  
Позвольте, напомню. Когда-то там в начале весны – в конце зимы рисовали комиксы: выключи телевизор, не читай Муковозчика, не смотри Тура, залезь под одеяло и читай NEXTA. И потом они констатировали, что это провалилось, что все равно они обсуждают то, что мы сказали, что мы написали, что сказал, самое главное, наш Президент, потому что он главный человек, формирующий нашу линию.  

Николай Щекин:  
Игорь прав, со временем наша методика будет меняться, она будет становиться где-то филигранной. Но нет гарантий, что опять что-то не произойдет.  

Читайте также:  

Григорий Азаренок: нет никакой журналистики, не существует журналистской этики, есть солдаты информационной войны  

Вадим Гигин: предприняты действия по прекращению работы бывших СМИ, которые перестали выполнять свою функцию  

«Мы не хотим разглашать эту информацию». Андрей Кривошеев раскрыл подробности скандала с «КП»