«Чтобы рабочий человек ощущал себя римским патрицием». Кто и как строил Тракторный посёлок

28.06.2019 - 19:00

Тракторный посёлок, или Тракторозавод, как его называют писатели, не столь популярен, но от этого не менее аутентичен. Заглянем в середину ХХ века в программе «Минск и минчане».

Для Валентины Илларионовны Тракторный посёлок всегда будет ассоциироваться со вкусом кавказских конфет за 1 рубль 40 копеек. Она приехала в Минск в 1948 году. Первое время жили с семьей в бараке, а после поселились в новостройке на улице Промышленной, 10.

Город только оживал после войны. Некоторые одноклассники и вовсе жили в землянках. А пленные немцы в обмен на хлеб приносили в квартиру дрова.

Валентина Павлова:
Через дорогу от Тракторного стояли небольшие финские домики, мы в 6 утра вставали и занимали очередь за хлебом. Продуктов, промтоваров было недостаточно, люди брали машины и ездили на запад.

Тогда отец Валентины нёс службу в милиции, из соседей – одни тракторостроители. Возводили настоящий город в городе. От величественных башен завода рабочие спускались к домам по парадному бульвару со скульптурами. Спортсмены и передовики вселяли веру в силы стахановцев.

Тракторный посёлок украинские архитекторы Вениамин Костенко и Семён Розенфельд спланировали идеально и выбрали популярный тогда неоклассицизм.

Виктор Жибуль, поэт, литературовед:
Посёлок начал строиться почти одновременно с заводом. В мае 1946 года был подписан указ Сталина и Пономаренко о строительстве Тракторного завода. Сюда приезжали молодые строители со всей страны.

Роман Абрамчук, культуролог, экскурсовод:
Возле нас находится палисадник, огороженный забором. Архитекторы стремились сделать такой квартал, чтобы рабочий человек, советский человек ощущал себя римским патрицием. Многие дома стоят с отступом от красной линии. Таким образом, создаётся пространство, которое расширяет обзор.

Живописный сквер возле железной дороги стал любимым местом для Галины Роскиной. В мир тракторостроителей она попала в 1962 году и не расставалась с ним почти 4 десятилетия. Посёлок больше напоминал зелёный бульвар. Заводчане с радостью высаживали под окнами целые сады.

Благоухает Тракторогород и сегодня. В те времена по утрам делали зарядку, соседи были, как члены семьи, квартиры не запирали на ключ и отмечали праздники в ресторане «Колос».

Галина Роскина:
Жизнь была весёлой: идёшь – из каждого окна музыка. Было спокойно, что тебя не ограбят, не обидят. У нас даже одна семья уходила на работу и девочек оставляла играть в песочнице. В домино играли постоянно, женщины вязали.

В этой башенке Валентина Илларионовна провела детство: читала с друзьями стихи, а во дворе играла с мальчишками в футбол. В городе развитого социализма продумали и культурную программу. К слову, до сих пор в Тракторном посёлке играют в городки.

А этих медвежат с бочонком меда в 50-ые хорошенько остужал фонтан. Нарядная лепнина и цветочные вазы встречали не только на центральной улице Олега Кошевого, но и в уютных дворах с развешанным тут и там бельем. Одним словом, дух Победы и мира царил повсюду.

Валентина Павлова:
Там, где гастроном, круглая площадь, остановка троллейбуса, молодёжь собиралась: и на гармошке играли, танцевали.

Виктор Жибуль:
Та самая девочка на самокате стоит с 50-ых годов. Сзади у неё отвалились косички, и многие думали, что это мальчик. И недавно по старым фото от местных жителей скульптуру обновили.

Проспект Тракторогорода – улицу Кошевого, щедро одарили магазинами, ателье, парикмахерской, библиотекой. В полукруглых окнах минчанки рассматривали новые платья.

Рабочий район был создан для комфортной и счастливой жизни. Сюда приезжали за вкусными пирожными и ароматным какао из центра города. И этот запах сирени и корицы, дух достижений и послевоенный колорит вдохновлял белорусских поэтов и писателей.

Тракторному посёлку признавались в любви Максим Танк, Янка Брыль, Петрусь Бровка, Вера Лютова. А улица Чеботарева – настоящая Мекка для режиссёров.

Виктор Жибуль:
Фильмы здесь снимают с конца 80-ых годов. Например, «Гомункулус», «Живая мишень», «Слон», «Зима мертвецов: Метелица», «Журов-2». У писателя Николая Горулёва есть очерк «Жилищный городок», где он описывает свое путешествие по этой улице. И тогда она так и называлась улицей 11 квартала. В этом доме селились стахановцы и передовики.

А этот шедевр на Стахановской строили для промышленной элиты. Правда, Нептун с русалками прописались здесь только в 2000-х, когда открыли магазин аквариумов. Но как органично!

Гости думают, что барельефы родом из того же 1948 года, что и дом. Этот уголок послевоенного Минска кажется загородной усадьбой посреди шумного мегаполиса.

Роман Абрамчук:
Качество проектировки этой постройки была настолько большой, и столько несовместимых с советской архитектурой элементов, например, место для цветов под окнами и многие другие нюансы – подсказывают нам, что этот посёлок не только советскими архитекторами, но ещё и немецкие офицеры принимали участие в проектировании.

Виктор Жибуль:
В 1947-1949 годах жил поэт Андрей Александрович. Вот что он писал, например, в стихотворении «Да гудка»: Дзе пахне вапнай і смалой, расце за гмахам гмах. Дзе вырастае гарадок ва ўсёй сваей красе. Матёры гул, людскі паток па вуліце нясе. Ідзе народ з усіх куткоў, шуміць абапал лес. Прамень абняць будаўнікоў на рыштаванне ўзлес. І так заўсёды да гуртка ледзь выгляне зара, ідуць, як бурная рака, бацькі і дзетвара».

Найдите время прогуляться по самобытному Тракторогороду. Дух ретро вдохновит вас надолго! О самых интересных кварталах в любимом городе мы продолжим рассказ в ближайшем будущем.

Люди в материале: Виктор Жибуль, Роман Абрамчук


Где в Минске жили подпольщики времен ВОВ, и как фашисты готовили разведчиков



В первые дни войны бомба попала в 3-й дом Советов – теперь это дом по ул. М. Богдановича, 23 и были заблокированы входы в подвалы. В результате погибло более 100 человек. В основном – это женщины и дети.

Аналогичная история случилась и с былым управлением Либаво-Роменской ЖД.

Еще один «живой» свидетель спрятан за шумным проспектом. В доме на Независимости, 27а квартировала подпольщица Ольга Щербацевич. Медработник нашла путь в госпиталь, который оккупанты устроили для советских военнопленных на месте нынешнего главного корпуса БНТУ. Из лазарета была прямая дорога в лагеря.

Антон Рудак, историк, краевед:
Это были лагеря в пушкинских казармах городского отделения шталага 352, лагерь в Масюковщине. Эта группа занималась переправкой военнопленных из лазарета, спасали их из этого лазарета.

Ольга Щербацевич втянула в секретную операцию всю семью. Удалось спасти 18 офицеров и красноармейцев. Но во время очередного перевода из Минска в партизанскую зону несколько человек попали в руки нацистов.

Евреев расстреляли на месте, остальных завербовали. И все из-за шифровальщика Бориса Родзянко. После войны предатель понес наказание.

Антон Рудак:
В августе 41-го состоялся арест, и 26 октября 41 года произошло первое публичное наказание смертью участников этой группы. Было арестовано 12 человек, их тройками повесили по всему городу. Ольгу повесили недалеко от ее дома в сквере возле Купаловского театра. Ее сыну Володе было 16, он также помогал военнопленным.

Бывшая улица Островская, ныне Раковская. Мало кто знает, что здесь с сентября 1943 по июль 44-го действовала одна из пяти немецких разведывательных диверсионных школ.

Здесь готовили агентов для борьбы с партизанами и подпольщиками. В расписании была история радиодела, топография, стрельба, рукопашный бой, работа с ядами. Одним словом, все для успешной диверсии.

Более того! Вели профобучение по специальностям столяр, слесарь, чтобы легко проникнуть на предприятия. В случае провала рекомендация для шпионов была одна – самоубийство.

Святослав Кулинок, заместитель заведующего отделом публикаций ГУ «Национальный архив Республики Беларусь», кандидат исторических наук:
Советская партизанская контрразведка знала о существовании данной школы. Кто-то из обслуживающего персонала (может быть, уборщица или водитель) все-таки был внедренным агентом в эту разведшколу, и у партизан были оперативные и достаточно своевременные данные по немецкой агентуре.

На легендарном здании гостиного двора есть знак в честь легендарного Фрица Шменкеля. Его называли солдатом вермахта и Красной армии, партизаном и подпольщиком. В феврале 44-го на площади Свободы, в штаб-квартире службы безопасности и СД немцы зверски допрашивали Фрица, но он не сдал своих, за что понес самое суровое наказание.

Покоится его душа в Свислочи или в другом месте – до сих пор тайна. А многие моменты биографии и вовсе придуманы.

Андрей Данилов, военный историк, журналист:
В 41-м году, когда началась война с Советским Союзом, он изъявил желание служить в вермахте, отправлен был на Восточный фронт и осенью 41 года перешел на строну Красной армии. Это спорная страница из его биографии. Везде написано, что он служил в 186-й пехотной дивизии Вермахта. Такой не было вообще! Но, тем не менее, он попал в партизанский отряд «Смерть фашизму», совершил много подвигов.

Один из подвигов – он переоделся в немецкого генерала, и когда шел немецкий обоз, он его повернул в лес и отправил к партизанам. Но на то время ему было 26 лет. И сколько б он не надевал военную форму, но на генерала он не потянет.  

В 43-м, когда Калининскую и Смоленскую области освободили, отважный Фриц был награжден Орденом Красного знамени и зачислен в разведотдел Западного фронта. За свои подвиги уже после войны он получил звание Героя Советского Союза посмертно.