CounterPunch (США): Демонизация современной России непростительна

19.09.2018 - 16:43

Лауреат Нобелевской премии Майрид Магуайр приходит в недоумение от страха, который Россия внушает нынешним американцам. Демонизация России – одна из самых больших опасностей сегодня, считает она. Делать Россию козлом отпущения – непростительная игра, а ведь ей потворствует весь Запад. Дальновидно было бы снять санкции и начать общаться, а не вооружаться, пишет Магуайр.

Когда мы сейчас смотрим телевидение и прессу, нас все больше и больше пичкают пропагандой и страхом перед неизвестностью, нас учат бояться этого неизвестного и убеждают слепо верить в то, что правительство нас от него убережет. Но тем из нас, кто достаточно давно живет на этой земле, нынешние СМИ напоминают прессу эпохи холодной войны, истерию по поводу возможного вторжения русских и того, как мы должны пригибаться и прятаться под столами на кухнях в случае последующей за ним ядерной войны. Во время этой массовой истерии все правительства Запада были убеждены, что мы должны присоединиться к западному альянсу, чтобы вместе вести борьбу с неизвестным злом на востоке. Позднее, благодаря моим поездкам в Россию с мирной делегацией во время апогея холодной войны, мы с огромным изумлением узнали, насколько бедна была эта страна, и задались вопросом, как вообще нас убедили поверить в то, что Россия – это сила, которой нужно бояться. Мы поговорили с российскими студентами, подавленными своей абсолютной нищетой, и они выражали гнев на НАТО за то, что этот альянс загнал их страну на путь гонки вооружений, которую она не сможет выиграть. Много лет спустя, говоря с молодыми американцами в США, я пришла в недоумение от страха, который эти студенты испытывали по отношению к России и от их разговоров о возможном вторжении. Это хороший пример того, как неизвестное может стать причиной глубоко укоренившейся паранойи, если этим станут манипулировать правые силы.

Все, что относится к военной сфере, стоит дорого, и мы видим, как неохотно европейские страны увеличивают свои военные расходы и как их тяжело обосновать перед народом. Смотря на все это, мы можем спросить себя: а чем вообще выгодна вся эта истерия и взаимный страх обеих сторон? Всем армиям нужен враг, чтобы их существование было оправдано и необходимо. Врага нужно создавать, а людей – убеждать в необходимости действий по обеспечению свободы их страны. Прямо сейчас мы видим, как финансовая власть переходит от старых западных держав к растущим Ближнему Востоку и Азии. Мы и правда думаем, что западные союзники просто откажутся от своей власти? Полагаю, что не так легко. Старые умирающие империи будут биться зубами и когтями, защищая свои финансовые интересы, например, нефтедоллар, и то множество преимуществ, которыми они пользуются благодаря своей власти над нищими странами.

Во-первых, необходимо сказать, что я лично ни в коем случае не считаю, что Россия безгрешна. Но количество антироссийской пропаганды в наших СМИ сегодня – это возврат к эпохе холодной войны. Мы должны задаться вопросом: ведет ли это к увеличению количество оружия, к разрастанию НАТО? Возможно, цель в том, чтобы бросить вызов сильным державам на Ближнем Востоке и в Азии, ведь мы видим, как США приближаются к морям у южных берегов Китая, а НАТО проводит учения в водах Черного моря. Ракетные комплексы размещаются в Румынии, Польше и других бывших странах советского блока, а в Скандинавии неподалеку от российских границ устраивают учения, чтобы попрактиковаться вести войну в условиях холодного климата. В то же время мы видим, как американский президент приезжает в Европу с просьбой об увеличении расходов на военную сферу. А США при этом увеличили свой бюджет на 300 миллиардов в год.

Я считаю, что демонизация России – одна из самых опасных вещей из тех, что происходят сегодня в мире. Делать Россию козлом отпущения – непростительная игра, которой потворствует весь Запад. Сейчас самое время для политических лидеров и каждого человека в отдельности начать двигаться прочь от края пропасти и налаживать отношения с нашими российскими братьями и сестрами. Слишком долго элиты наживались на войне, в то время как миллионы из-за нее погружались в нищету и отчаяние. Люди мира становились мишенями военной пропаганды, основанной на лжи и дезинформации, а мы видели результаты вторжения и оккупации НАТО, замаскированных под «гуманитарное вмешательство» и «право на защиту». НАТО разрушила жизни миллионов людей и намеренно опустошила их страны, вызвав исход множества беженцев. Люди всего мира не должны вновь поддаваться этому заблуждению. Я лично считаю, что США, Великобритания и Франция – наиболее сильно ориентированные на военную сферу страны, чья неспособность использовать свое воображение и креативность, чтобы решать конфликты через диалог, поражает и меня, и многих других людей. В этом крайне милитаризированном, опасном мире очень важно, чтобы мы по-человечески относились друг к другу и находили пути сотрудничества, а также способствовали братским отношениям между странами. Политику демонизации, к которой прибегают многие лидеры с целью подготовиться к вторжениям и войнам, нужно немедленно прекратить, а вместо этого начать прилагать серьезные усилия для налаживания хороших отношений во всем мире. Изоляция и маргинализация отдельных стран могут привести лишь к экстремизму, фундаментализму и насилию.

Во время нашего визита в Москву мы имели удовольствие присутствовать на праздничной службе в главном православном соборе страны. Меня очень вдохновили глубокая духовность и вера людей, которые пели на протяжении всей трехчасовой службы. И очень тронула культура российского народа, я почувствовала, что их огромная история страданий и преследований взрастила в них чувствительность и любовь к миру.

Конечно, пора уже Европе отказаться от навязываемой ей позиции, в которой она вынуждена выбирать между российскими и американскими братьями и сестрами. Огромные проблемы, с которыми мы сталкиваемся, такие как климатические изменения и войны, массовая миграция и переселение народов по всему миру, должны решаться всем мировым сообществом сообща. Отмена санкций против России и запуск программ сотрудничества помогут нам наладить дружбу между странами.

Я призываю всех людей стимулировать своих политических лидеров в США, ЕС и России, чтобы те проявили понимание и политическую дальновидность, а также использовали свое мастерство для выстраивания доверия и основ для работы в интересах мира и ненасилия.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.

Люди в материале: нет
Loading...


Aftenposten. Экстремальная температура станет нормой



Исключительно сухое и жаркое лето не меняет смысла предостережений климатологов, связанных с будущим: самым большим испытанием для Норвегии станут экстремальные осадки.

«Афтенпостен» (Aftenposten): А насколько экстремальным было жаркое и сухое лето этого года?

Хельге Дранге (Helge Drange): Летние месяцы с мая по июль были рекордно жаркими – на два градуса теплее, чем в 1947 году, в предыдущее экстремальное лето. В Осло температуру измеряют с 1837 года, так что жара установила серьезный рекорд! Эти же месяцы были и очень сухими, такими же, как летом 1947, 1976 и 1994 годов.

Хельге Дранге (Helge Drange) работает в Центре изучения климата в Бьеркнесе (Bjerknes) и является профессором океанографии в Университете Бергена.

– Какие признаки климатических изменений Вы видите?

– Мы знаем, что в северном полушарии растет количество осадков, мы знаем также, что уровень океана повышается. Морские льды в Арктике уменьшаются и по площади, и по толщине. Мы знаем, что ледники и гренландские льды тают, мы знаем, что тундра размораживается. Весна наступает раньше, а осень – позднее. И температура вообще повышается. Так что есть очень много разных изменений, но все они из одной и той же истории.

– Но ведь летом этого года осадков практически не было?

– Естественные вариации будут всегда. Например, прошлое лето было не жарким, но очень мокрым. Но мы здесь говорим о двух разных вещах: вариациях год от года, которые мы называем «погодой», и более долговременных изменениях, которые мы называем «климатом». Когда мы говорим о климатических изменениях, мы ищем тенденции в течение длительного времени. В Норвегии за последние сто лет количество осадков выросло на 20%. А температура за тот же период выросла примерно на один градус.

– Один градус за сто лет звучит не так-то много. Почему это становится проблемой?

– А зимой это даже почти приятно, правда? Но давайте посмотрим на взаимосвязь. В прошлый раз, когда Земля была действительно теплой, температура на два-три градуса превышала ту среднюю температуру, которую мы имеем сейчас. Это случилось более трех миллионов лет тому назад. И тогда понимаешь, что мы вот-вот встретимся с климатом, который современный человек никогда не видел.

Летом чаще будет жарче

– Следует ли нам ожидать в будущем, что летом чаще будет сухо и жарко?

– Да, летом чаще будет жарко и сухо, и мы должны ожидать также, что жара будет длиться дольше. Это не означает, что следующее лето также будет жарким, но жара летом будет чаще. И это не означает, что одновременно непременно будет засуха. Основной проблемой для Норвегии будут осадки, и летом тоже.

– Возможно, в какой-то момент нам придется перестать называть подобную погоду «экстремальной»?

– Да. Если мы продолжим с выбросами парниковых газов так, как сейчас, в конце этого века станет нормой то, что сегодня воспринимается как экстремальная погода.

– На земном шаре температура не везде повышается одинаково. Какова сейчас ситуация в Арктике?

– Она невероятная и пугающая. За последние сто лет средняя температура на Шпицбергене выросла на 2,5 градуса. За тот же период зимняя температура поднялась на 3 градуса. Шпицберген переживает тотальное изменение климата и погоды. Главная причина состоит в том, что льды отступают, а это означает колоссальные последствия. Здесь действительно пора бить тревогу.

– Кари Хьенос Хьос (Kari Kjønaas Kjos) из Партии прогресса несколько недель тому назад заявила в беседе с Aftenposten, что она не уверена в том, что жара является следствием парниковых выбросов, и она считает, что нам повезло, что у нас такое замечательное лето. А что Вы об этом думаете?

– Это ранит меня в самое сердце. И одновременно показывает, насколько велика потребность объяснять серьезность происходящего. Мы думаем, что современный человек независим, что мы можем подняться над природой и полностью все контролируем. Но происходит нечто противоположное. Мы отдаляемся от природы и сил природы и становимся от этого более уязвимыми.

– Каким образом?

– Людей становится больше, в основном, мы живем в городах. Когда происходят такие экстремальные события, они могут привести к летальному исходу, перебоям в снабжении водой, проблемами с урожаем и снижению производства продовольствия. Достаточно подумать о Ближнем Востоке и о том, что сокращение источников воды может привести к беспорядкам. Сегодняшняя ситуация с беженцами серьезна, но если у нас появятся климатические беженцы, тогда станет просто опасно.

Не думаю, что нам удастся довести выбросы до нуля

– В Парижских соглашениях от 2015 года ООН решила, что все страны должны ограничить свои выбросы парниковых газов, с тем, чтобы температура на Земле повышалась не больше, чем на два градуса, а лучше на полтора. Несколько реалистично то, что нам это удастся?

– Судя по сегодняшней ситуации, ответ – нет. Цель в полтора градуса мы уже почти достигли. Для того, чтобы добиться цели в два градуса, нам нужно иметь нулевые выбросы в течение 20-30 лет, и нет ничего, что указывало бы, что мы сможем этого добиться. На самом деле ни одно государство не имеет шанса достичь этой цели. У нас в стране мы открываем все новые месторождения и расширяем активность в поиске нефти и газа, так что наша политика также не соответствует идее нулевых выбросов в ближайшем будущем.

– Звучит довольно мрачно?

– Да, это так! Мы говорим об экзистенциальной проблеме для людей и всего живого на земле. Мы говорим о будущем очень многих поколений.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.