CounterPunch (США). Джон Маккейн был на службе Машины войны

06.09.2018 - 12:23

Автор одного из немногих оппозиционных журналов США эмоционально жестко оценивает «благочестивую канонизацию» покойного сенатора Маккейна пропагандистским мейнстримом США и Конгрессом, называя ушедшего из жизни политика «чемпионом и путеводной звездой» американской Машины войны, а посвященные ему напыщенные траурные мероприятия – вульгарной оргией.

Комедия дель арте по оплакиванию Маккейна разворачивается по всю силу. В ходе вульгарной оргии напыщенных и патетических восхвалений со стороны Конгресса и средств массовой информации происходит его благочестивая канонизация. Противодействовать этой траурной церемонии и выступать с критикой в его адрес, называя вещи своими именами, было бы напрасной тратой сил – как и бесконечные публичные нападки личного характера на Трампа.

Более полезным делом будет изучение страшной американской болезни, в области которой Джон Маккейн был чемпионом и путеводной звездой. Он был сыном и внуком адмирала, до мозга костей военным человеком, он был военным пилотом в ходе войны во Вьетнаме. Его самолет был сбит, а сам он попал в плен – удивительно, что он не был сразу же казнен, – а после освобождения он всю свою жизнь являлся сторонником неограниченного использования военной силы для установления господства Америки в мире.

Ничего необычного в этом нет. Это является основным политическим кредо всех американских политиков, начиная, по крайней мере, с Монро и включая Трампа, Хиллари, Сандерса и Элизабет Уорррен. Самый надежный путь на кладбище для тех, кто хочет сделать политическую карьеру, это считаться «мягким в области обороны» и слышать в свой адрес подобного рода обвинения.

Никто, на самом деле, не упоминает того факта, что оборона этой страны перестала быть необходимой после войны 1812 года, что она не является необходимой сегодня и что эта мистификация существует только для того, чтобы Машина войны могла засасывать в себя наше национальное богатство. Фальшивая по своей сути идея о том, что американцы должны тратить астрономические суммы для «защиты» своего государства и своего народа, приняла характер богооткровенной религии в стране, где миллионы верят в ангелов и в Конец света.

Эта система захвата богатства народа корпоративными силами имперского убийцы сложилась не сразу. Океаны невинной крови были пролиты в мире в результате нашего военного насилия с того момента, когда Куинси Адамс, имея в виду Америку, заявил: «Она не должна направляться за границу в поисках монстров, которых нужно уничтожить».

Вторая мировая война предоставила военно-промышленно-капитолийскому комплексу (Military/Industrial/Congressional Complex) – это выражение Эйзенхауэра – возможность получать баснословные доходы от уничтожения людей, городов и стран. Йозеф Шумпетер намного лучше описал Машину войны: «Созданная войнами, которые нуждались в ней, она теперь создает войны, в которых сама нуждается».

После 1945 года Америка, к тому времени уже находившаяся под ее полным контролем, неустанно рыскала по всему миру, прикрываясь большой и циничной ложью о защите свободы, и делалось это для того, чтобы разжигать, воспламенять и расширять жестокий, разрушительный, вызывающий шок и трепет кровавый праздник, в котором нуждается Машина войны. Тот факт, что Корея, Вьетнам и целый каталог ужасов на Ближнем Востоке, совершенных Соединенными Штатами, были ошибками космического масштаба, – если не считать того, что они являлись дойными коровами для получения денег Машиной войны, – не вызывает большой озабоченности у самой сонной, оболваненной пропагандой и пассивной публики со времен Третьего рейха. Подобные зверства национальных массовых убийц преподносились американцам как защита нашей незаменимой «родины» от «других», от варваров и недочеловеков. Абсурдным образом некоторые из этих «других», в том числе «Аль-Каида» (запрещенная в России организация – прим. ред.), были порождены нашим собственным глубинным государством.

Принято принимать на веру и считать, что американская публика не виновата в наличии у нее глубокой и неустранимой моральной трусости, поскольку эта Машина войны создала для американцев нечто среднее между сумасшедшим домом, наркопритоном и человеческим зоопарком. А как еще можно объяснить то, что они живут с такой невыносимо горькой правдой, правдой о том, что их страна является серийным насильником и убийцей, ненасытным разрушителем многих миллионов жизней простых, невинных людей, ставших ее жертвами?

Вот здесь и вступают в игру Джон Маккейн и ему подобные. Эксплуатируя свои фальшивые и случайно приобретенные полномочия, он стал распространителем колоссального обмана относительно американской чистоты и американского идеализма, этого фасада, скрывающего империалистическую алчность, и сделал карьеру, поддерживая Машину войны и восхваляя ее, в то время как она насиловала людей на планете и в погоне за своим злокачественным обогащением делала американцев слепыми.

Тем не менее Маккейн был всего лишь не совсем нормальным и неправедным инструментом. Он всегда был следствием, симптомом и никогда причиной. Реальным двигателем Машины войны является бессердечный, бездушный, хищнический капитализм. Символом его веры является эксплуатация всего для максимизации прибыли. В закрытой системе соперничающий капитал вступает в конфликты и столкновения. Алчность затуманивает разум и скрывает результаты войны. Самая большая концентрация капитала требует наличия самой ужасной военной системы, в которой насилие занимает место совести. Никогда не было и никогда не будет капитализма без войны.

Оболваненные, сбитые с толку и оседланные отстойным Конгрессом, а также неимоверно глупым, вульгарным Трампом центристские американцы отчаянно ищут какого-то пристанища и бездумно устремляются в объятья новой партии войны, в объятья демократов, стремящихся использовать непристойный 700-миллиардный, поддержанный Маккейном «оборонный» бюджет для оскорбления и провоцирования Китая и России, а также для нападения на Иран. Здесь правят гордыня, ложная бравада и паника; здесь нет самопознания, как нет и давно необходимой печали, сожаления и стыда.

Кармическое возмездие в руках безжалостной Немезиды – вот чего заслуживает Америка.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.

Люди в материале: нет
Loading...


Aftenposten. Экстремальная температура станет нормой



Исключительно сухое и жаркое лето не меняет смысла предостережений климатологов, связанных с будущим: самым большим испытанием для Норвегии станут экстремальные осадки.

«Афтенпостен» (Aftenposten): А насколько экстремальным было жаркое и сухое лето этого года?

Хельге Дранге (Helge Drange): Летние месяцы с мая по июль были рекордно жаркими – на два градуса теплее, чем в 1947 году, в предыдущее экстремальное лето. В Осло температуру измеряют с 1837 года, так что жара установила серьезный рекорд! Эти же месяцы были и очень сухими, такими же, как летом 1947, 1976 и 1994 годов.

Хельге Дранге (Helge Drange) работает в Центре изучения климата в Бьеркнесе (Bjerknes) и является профессором океанографии в Университете Бергена.

– Какие признаки климатических изменений Вы видите?

– Мы знаем, что в северном полушарии растет количество осадков, мы знаем также, что уровень океана повышается. Морские льды в Арктике уменьшаются и по площади, и по толщине. Мы знаем, что ледники и гренландские льды тают, мы знаем, что тундра размораживается. Весна наступает раньше, а осень – позднее. И температура вообще повышается. Так что есть очень много разных изменений, но все они из одной и той же истории.

– Но ведь летом этого года осадков практически не было?

– Естественные вариации будут всегда. Например, прошлое лето было не жарким, но очень мокрым. Но мы здесь говорим о двух разных вещах: вариациях год от года, которые мы называем «погодой», и более долговременных изменениях, которые мы называем «климатом». Когда мы говорим о климатических изменениях, мы ищем тенденции в течение длительного времени. В Норвегии за последние сто лет количество осадков выросло на 20%. А температура за тот же период выросла примерно на один градус.

– Один градус за сто лет звучит не так-то много. Почему это становится проблемой?

– А зимой это даже почти приятно, правда? Но давайте посмотрим на взаимосвязь. В прошлый раз, когда Земля была действительно теплой, температура на два-три градуса превышала ту среднюю температуру, которую мы имеем сейчас. Это случилось более трех миллионов лет тому назад. И тогда понимаешь, что мы вот-вот встретимся с климатом, который современный человек никогда не видел.

Летом чаще будет жарче

– Следует ли нам ожидать в будущем, что летом чаще будет сухо и жарко?

– Да, летом чаще будет жарко и сухо, и мы должны ожидать также, что жара будет длиться дольше. Это не означает, что следующее лето также будет жарким, но жара летом будет чаще. И это не означает, что одновременно непременно будет засуха. Основной проблемой для Норвегии будут осадки, и летом тоже.

– Возможно, в какой-то момент нам придется перестать называть подобную погоду «экстремальной»?

– Да. Если мы продолжим с выбросами парниковых газов так, как сейчас, в конце этого века станет нормой то, что сегодня воспринимается как экстремальная погода.

– На земном шаре температура не везде повышается одинаково. Какова сейчас ситуация в Арктике?

– Она невероятная и пугающая. За последние сто лет средняя температура на Шпицбергене выросла на 2,5 градуса. За тот же период зимняя температура поднялась на 3 градуса. Шпицберген переживает тотальное изменение климата и погоды. Главная причина состоит в том, что льды отступают, а это означает колоссальные последствия. Здесь действительно пора бить тревогу.

– Кари Хьенос Хьос (Kari Kjønaas Kjos) из Партии прогресса несколько недель тому назад заявила в беседе с Aftenposten, что она не уверена в том, что жара является следствием парниковых выбросов, и она считает, что нам повезло, что у нас такое замечательное лето. А что Вы об этом думаете?

– Это ранит меня в самое сердце. И одновременно показывает, насколько велика потребность объяснять серьезность происходящего. Мы думаем, что современный человек независим, что мы можем подняться над природой и полностью все контролируем. Но происходит нечто противоположное. Мы отдаляемся от природы и сил природы и становимся от этого более уязвимыми.

– Каким образом?

– Людей становится больше, в основном, мы живем в городах. Когда происходят такие экстремальные события, они могут привести к летальному исходу, перебоям в снабжении водой, проблемами с урожаем и снижению производства продовольствия. Достаточно подумать о Ближнем Востоке и о том, что сокращение источников воды может привести к беспорядкам. Сегодняшняя ситуация с беженцами серьезна, но если у нас появятся климатические беженцы, тогда станет просто опасно.

Не думаю, что нам удастся довести выбросы до нуля

– В Парижских соглашениях от 2015 года ООН решила, что все страны должны ограничить свои выбросы парниковых газов, с тем, чтобы температура на Земле повышалась не больше, чем на два градуса, а лучше на полтора. Несколько реалистично то, что нам это удастся?

– Судя по сегодняшней ситуации, ответ – нет. Цель в полтора градуса мы уже почти достигли. Для того, чтобы добиться цели в два градуса, нам нужно иметь нулевые выбросы в течение 20-30 лет, и нет ничего, что указывало бы, что мы сможем этого добиться. На самом деле ни одно государство не имеет шанса достичь этой цели. У нас в стране мы открываем все новые месторождения и расширяем активность в поиске нефти и газа, так что наша политика также не соответствует идее нулевых выбросов в ближайшем будущем.

– Звучит довольно мрачно?

– Да, это так! Мы говорим об экзистенциальной проблеме для людей и всего живого на земле. Мы говорим о будущем очень многих поколений.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.