«Деньги конечный итог, а не слава». Чем отличается белорусская журналистика от иностранной?

11.10.2021 - 22:05

Новости Беларуси. Почему работу журналистов сейчас рассматривают под мощной лупой? Как ориентироваться в информационном потоке и что нужно знать о работе журналиста? Об этом эксперты развернули жаркую дискуссию в ток-шоу «По существу».   

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:  
Игорь, все ли у нас в порядке с белорусской журналистикой? Часто говорят: белорусская журналистика не такая, как европейская, американская, российская, она больше коммерциализована, еще как-то. А у нас честнее или как?  

Игорь Тур, политический обозреватель ЗАО «Второй национальный телеканал»:  
Та журналистика, которая из этих примеров, это журналистика хайпа, журналистика максимального интереса. К сожалению, так уж сложилось, что традиционно любят чернуху, если говорить по-простому. Что-то случилось негативное – это вызывает больший интерес, куда больший. Если журналистика развивается в сторону получения максимального хайпа, максимальной аудитории, а это максимальное количество денег, то это приводит к таким случаям, когда ради денег, деньги конечный итог, а не слава. В Беларуси журналистика развивается по иному пути. Деньги в белорусской журналистике не были и, на мой субъективный взгляд, пока действующий Президент у власти, деньги не будут определяющим фактором точно. А вот некоторым газетам, которые стремятся к таблоидной версии, очень хотелось бы, чтобы во главе угла были деньги, потому что они на это заточены. Когда «Комсомолка» радостно говорит «мы самоокупаемый проект», это так себе аргумент, потому что можно с разных сторон посмотреть, за счет чего эта окупаемость достигалась, за счет каких материалов и какой работы. Мне кажется, что наша журналистика останется созидательной, а вот момент разрушения оппонентов – в условиях войны мы действуем так.  

Кирилл Казаков:  
Мы воюем, поэтому мы честные?  

Андрей Муковозчик, колумнист «СБ. Беларусь сегодня»:  
Нифига, наоборот, скорее. На нас напали, потому что мы честные. Не будет в белорусской журналистике такого объема денег, и, может быть, слава богу. Не будет в белорусской журналистике поисков хайпа. Вот почему. Мы изначально (слава богу, нам эту ментальность не сломали) не любим копаться в мусоре. Мы понимаем, что это мусор и в него руками лезть не надо.  

Кирилл Казаков:  
Но читая ваши колонки – приходится?  

Андрей Муковозчик:  
Приходится. Программа Невзорова «600 секунд». Чем она отличается от бразильской? Невзорову оставался один шаг, чтобы эта бригада начала делать постановочные отравления, ограбления и, наконец, убийства. Вот и все. Мы, слава богу, не пошли по пути России. Сейчас мы уже понимаем, что в ту сторону сворачивать не надо, ой не надо. Там просто люди теряются, превращаются вот в таких бразильских монстров. Я эту историю не знал, она меня шокировала, хотя что удивительного? Ведь если можно по примеру американца «Запулитцера» придумывать себе биографию, свидетелей, статьи и так далее, то бразилец поступает проще. Ему трупов не хватает – ну, ничего, мы сделаем новый труп, о нем напишем, его снимем, первыми приедем, ясен пень.  

Григорий Азаренок, политический обозреватель ЗАО «Столичное телевидение»:  
Ладно один отдельно взятый бразилец. CNN или BBC, или «Репортеры без границ» – просто делают постанову нападения химическим оружием и дальше вводят войска и санкции.  

Кирилл Казаков:  
По поводу CNN. То интервью, которое журналист CNN взял у нашего Президента, и то, каким образом это было показано…  

Григорий Азаренок:  
Это позор коллективного Запада. Этот жалкий, смешной Чанс с трясущимися ногами и руками – это как раз таки столкновение Запада с нашей нормальной, настоящей, живой правдой. Они же, медиа, там на Западе делают политиков, тех, кто выступает политиками, реально управляют не те, кого в кино показывают и в новостях. А тут он не с голографической куклой, не с этой улыбочкой голливудской, а с настоящим, ярким, живым человеком. Мы помним еще 2010 год или 2011-й, после выборов приехал The Washington Post, женщина приехала и тоже была в шоке. Батька ее тоже на лопатки положил.  

Андрей Муковозчик:  
Я тоже хорошо помню. Я оттуда запомнил, как сейчас модно говорить, мем. «Знаете что, Элизабет?» И каждый раз эта Элизабет вжималась в кресло.  

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:  
У нас просто другая журналистика и другая страна. У нас же жизнеустройство страны таково, что нет этих хайпов.  

Кирилл Казаков:  
Иногда очень опасно говорить «У нас другая страна». Все говорят: «Ну как? Весь мир живет по своим законам».  

Николай Щекин:  
А в чем опасность?  

Андрей Муковозчик:  
Важно не потерять. Это ощущение есть, важно его сохранить. Мы ведь строим социальное государство? Социальное. Кто еще строит вокруг социальное государство? Да никто. У нас сохранилось очень важное понятие – справедливость. Мне, например, абсолютно все равно, по какой причине суд осудит поджигателя. Если я и вы знаем, что он поджигатель, он должен получить срок. А то, что не доказали, что он мог дотянуться до того бензинового факела, может, и не надо доказывать? Давайте за покушение его накажем. Вот это глубинное понятие справедливости есть в обществе, его важно не потерять.  

Читайте также:  

Игорь Тур: мы столкнулись с тем, что когда рассказываем про беглых, они уже никому не интересны  

Григорий Азаренок: нет никакой журналистики, не существует журналистской этики, есть солдаты информационной войны  

Вадим Гигин: предприняты действия по прекращению работы бывших СМИ, которые перестали выполнять свою функцию  

Loading...


Юлия Артюх о фейках: говорили, я ведущая, которую десантировали из России, а на форуме выступала Анжелика Курчак



Новости Беларуси. Кто раскручивает политический спиннер на постсоветском пространстве? Как связана международная повестка с предпосылками из прошлого? События в Казахстане стали поводом для теледискуссии 10 января в ток-шоу «По существу».  

Алена Сырова, СТВ:  
Юля в августе 2020-го была под обстрелом фейков. Ты вообще российская ведущая, которая была к нам десантирована.  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:  
Один из экстремистских Telegram-каналов написал, что выступление Токаева – это не выступление Токаева, применены технологии дипфейка, это даже не президент Казахстана вещает перед народом. Юлия, ты российская телеведущая, ты прошла через хейт. Как это? Ты, зная правду, абсолютно понимая, каким образом ты пришла на телевидение и стала говорить то, что ты хочешь говорить, ты проживала, переживала, как ты сейчас понимаешь эту историю?  

Юлия Артюх, политический обозреватель телеканала «Столичное телевидение»:  
Конечно, это неприятно, когда ты знаешь правду, и повсеместно распространяется откровенная ложь. Помимо того, что я ведущая, которую десантировали из России, еще говорили, что на форуме выступала Анжелика Курчак – это представитель Генеральной прокуратуры – и зачем было менять имя, тогда очень большая волна была. Как с этим бороться?  

Вадим Гигин, политолог, председатель правления Республиканского государственно-общественного объединения «Белорусское общество «Знание»:  
Юлия, вы какая-то Мата Хари, у вас столько лиц. Но давайте скажем правду: вы Григорий Азаренок.  

Юлия Артюх:  
Только женского рода.  

Алена Сырова:  
Возвращаясь к серьезной тематике: как донести правду?  

Юлия Артюх:  
Единым фронтом тогда объединились, на мой взгляд, все, кто мог говорить: и госСМИ, и блогеры, и общественники, и депутаты, и чиновники. Все просто валом начали выдавать информацию, которая происходит на самом деле здесь. Ведь надо понимать, что фейки откуда были? Из-за границы. Там сидели, сочиняли. Было так, было так. Что касается, хотелось бы добавить по поводу того, что Россию действительно хотят представить как агрессора. И сейчас, когда ввели войска ОДКБ, пытаются тоже сказать, что это же с позиции захвата. Но нет. Видите, как хорошо на самом деле получилось, что Токаев получил о помощи сам. Но безусловно, я думаю, и Россия, и мы переживали за эти события. Извините, у России с Казахстаном 7 600 километров граница. Как она может не беспокоиться о том, что происходит в соседней стране? Так было с Украиной. Когда там начались волнения, Россия не реагировала. Не было призыва Украины. Украина тогда положилась на Евросоюз, на натовские силы, еще куда-то. И получилось, что в Украине до сих пор война. Хотя ведь Россию беспокоит Украина.  

Россия действительно хочет захватить Казахстан? Вот что на этот вопрос ответил военный аналитик.