новости СТВ в твиттере

Денис Мужжухин: Уголовная ответственность за допинг в спорте Беларуси? У нас уже есть проект нормативного акта

17.11.2015 - 09:22

На вопросы ведущих программы «Неделя спорта» на СТВ отвечает директор Национального антидопингово агентства Денис Мужжухин.

Ситуация творится такая парадоксальная, наверное. Беларусь – за чистоту спорта?

Денис Мужжухин:
Я думаю, не только Беларусь за чистоту спорта. К международной конвенции по борьбе с допингом в спорте присоединились 182 страны. И поэтому они уже на государственном уровне признали борьбу с допингом государственной проблемой.

Федерацию отстранить, чемпионаты мира перенести. Таков промежуточный итог грандиозного скандала с допингом в России. Договорились до того, что могут исключить саму легкую атлетику из программы Олимпийских игр. Российских атлетов якобы уже исключили. В чем вообще сыр-бор, почему такие нападки именно на российскую сторону, чего ждать от доклада второй части этого грандиозного скандала? Ваше мнение по поводу всего этого.

Денис Мужжухин:
Наверное, правильно вы сказали – скандал. И не совсем он играет хорошо на имидж спорта. В первую очередь российского спорта. Самое главное – эти те махинации, которые в отчете представлены, они показаны носящие системный характер. Почему не отстраняют конкретного спортсмена, почему не отстраняют от участия конкретного тренера или должностное лицо, что, в принципе, Всемирным антидопинговым кодексом и предусмотрено. Показано то, что все эти проблемы, которые возникли сейчас, носят системный характер.

События в России могут как-то белорусских спортсменов затронуть?

Денис Мужжухин:
Слава богу, у нас таких проблем нет. Единственное, как мы можем пострадать: мы использовали аккредитованную лабораторию в Москве. И здесь у нас определенные сложности возникли, потому что ввели запрет на использование. И мы сейчас переориентируемся на другую лабораторию. Естественно, мы выстраиваем новую логистику. У нас было более удобное таможенное пространство одно. Только в этом проблема. В нашей легкой атлетике, слава богу, с приходом нового председателя Федерации, Вадим Анатольевич очень большое внимание этой проблеме уделяет, в принципе. У нас уже с ним проработан план совместных действий. И очень отрадно, что он очень активно в эту работу вовлекается. Я думаю, сказать, что нас ждет что-то подобное, наверное, не стоит.

Слово «допинг» мы употребляем все, оно на слуху. Уверена, что не каждый знает, что же такое допинг на самом деле. А как можно простым словами объяснить это?

Денис Мужжухин:
К сожалению, допинг в понимании – это или какая-то пилюля, таблетка. Допинг – это нарушение антидопинговых правил, которое состоит из 10 нарушений. То есть само наличие запрещенного препарата, его метаболита или его маркера – это одно из нарушений. Будет являться допингом, если спортсмен уклонился от сдачи пробы. Это тоже является допингом, то есть это нарушение правил. Здесь вот такая терминология. Всего их 10. Наиболее распространено, конечно, наличие препарата или метаболита (в основном метаболита), потому что препарат не может быть в чистом виде. На втором месте, также одно из важных – нарушение местонахождения. Все мы знаем, что спортсмены, которые включены в пункт тестирования Международной федерации или национальной, обязаны указывать свое местонахождения. То есть одним из факторов, который является допингом, – это три пропущенных теста. Если ты указываешь, что ты должен быть в гостинице или дома, и тебя там нет и за час ты не появился, то это считается нарушение.

А какие-то уважительные причины? Скажем, был на работе.

Денис Мужжухин:
Конечно, они рассматриваются. Уехал в командировку? Но ты же знал, что эта командировка у тебя плановая. Может быть, экстренная медицинская помощь – какое-то острое отравление. Он со сборов в Стайках уехал в Минск для оказания экстренной помощи. Конечно, эти причины будут фиксироваться и они будут приниматься, это не будет считаться нарушением.

Как вы считаете, правила не слишком ли жесткие? Все-таки спортсмен должен постоянно рассказывать о месте своего нахождения. Это же вторжение в личную жизнь, в личное пространство.

Денис Мужжухин:
Здесь дискуссии не новы. И Совет Европы защищает права человека, и у ВАДА нет так, что просто захотели эти требования и ввели. Идут широкие дискуссии. И защита прав человека все-таки имеет место быть. Но вот эта зашита права спортсменов участвовать в соревнованиях, свободных от допинга, превалировала в данном случае. В любом случае информация о местонахождении является конфиденциальной, разглашению не подлежит. И сторонние лица ее узнать не могут. Конечно, в определенной мере это какое-то неудобство, это вмешательство, но, с другой стороны это те правила, которые спортсмен принимает, как правило, участия в соревнованиях. То есть это правила игры.

Может, разрешить спортсменам употреблять все, что можно, легализовать допинг, и тогда у всех будут равные права?

Денис Мужжухин:
Вряд ли тогда будут равные права. Мы забываем об Олимпийской хартии, мы забываем, говоря такие слова, о принципе спорта, где его основная составляющая – это дух спорта, где совершенствование человека развивается путем развития собственных талантов собственными усилиями. И те этические принципы, которые заложены в том числе и путем в спорте, это этика, справедливость и честь. Здоровье, уважение закона, уважение к сопернику, если вдуматься, диссонируют с понятием применения запрещенных препаратов. И что хотелось бы отметить. Естественно, всех интересуют пострадавшие спортсмены. Но мы забываем, что основное направление борьбы идет на тех спортсменов, которые не употребляют. Мы должны их права защитить. Ведь ни у кого не вызывает сомнений, что Госавтоинспекция нужна. Вроде, их и не любят, но я, например, двигаясь на машине, должен быть уверен, что за рулем адекватный водитель, что у него с машиной все в порядке. В первую очередь на добросовестных спортсменов ориентирована вся эта работа.

Я слышала такое мнение спортсменов, что допинг может быть способом сведения счетов между конкурентами. То есть спортсмены идут в столовую, им конкуренты подсыпают какой-то запрещенный препарат, а ваши специалисты его находят. Может такое быть?

Денис Мужжухин:
Конечно, это допускать не надо. И мы спортсменов учим быть внимательными, предельно острожными. Провокации и нечестных спортсменов, к сожалению, исключать из нашей жизни нельзя. И поэтому учим: если бутылочку открыл, то держи ее в руках или в поле зрения. Все западные спортсмены уже давно приучены: они с подносиками в этой столовой ходят, из рук не выпускают. Уже стараемся это и нашим спортсменам приучать. Когда оставил, пошел за хлебом или вилкой, такие моменты надо исключать. Я думаю, ничего сложного нет. Мы на эти вещи обращаем внимание. Лучше, конечно, предотвратить, чем потом давать какие-то объяснения и так далее.

А как вы относитесь к варианту введения уголовной ответственности за употребление допинга? Об этом уже много говорится, и не только в нашей стране.

Денис Мужжухин:
Есть ряд стран, где эта уголовная ответственность имеет место быть. Я хочу сказать, что мы тоже много проделали на этом пути. И уже у нас проект нормативного акта есть. Мы будем вносить изменения и в Уголовный, и в Административный Кодексы. Эта процедура уже запущена. Но не за сам факт употребления. Уголовная ответственность должна наступать тогда, когда «благодаря» твоим действиям нанесен вред здоровью. Особенно это касается несовершеннолетних детей. То есть уголовную ответственность в первую очередь мы направили на самые опасные запрещенные препараты для здоровья – анаболические стероиды. Мы предусматриваем ограничение его оборота. Также этот вопрос уже поработан и на высокой стадии готовности. А также введение уголовной и административной ответственности именно за побуждение, за склонение несовершеннолетнего. Вот здесь надо искать первопричину. Спортсмен сам по себе единично проявляет инициативу употребления. Естественно, это работа тренеров, персонала, от которой зависит зарплата и так далее. Естественно, здесь мы ужесточаем. И я думаю, что первый шаг, который позволит пресечь противоправные действия. В первую очередь несовершеннолетние нас интересуют, кода влияние тренера оказывает губительные последствия для молодого организма.

Возможна ли ошибка лаборатории при проведении допинг-теста?

Денис Мужжухин:
Была же доказана эта ошибка в Пекине. Девятовскому и Тихону вернули медали. Поэтому, естественно, ошибки возможны в любом деле.

То есть, возможно, нужно бороться за правду?

Денис Мужжухин:
Да. Не ошибается тот, кто ничего не делает, как известно.

Нас впереди ждет Олимпиада, в следующем году. Очень ответственный старт. Я думаю, что и у вашего агентства это тоже какое-то особое время. Будет особенно контроль осуществляться за нашими спортсменами?

Денис Мужжухин:
Да, конечно Я предполагаю, что с февраля-марта нам будет направлено предложение представить свой план тестирования, чтобы скоординировать его совместно с планом тестирования ВАДА. И предолимпийский контроль (и все спортсмены и тренеры это знают и понимают) будет только усиливаться. К этому надо быть готовым. Опять же, кроме как самого тестирования, пользуясь случаем, спортсменов обращаю внимание на правильность заполнения местонахождения, о чем мы говорили выше. То есть это тоже будет ужесточаться и просматриваться. Поэтому, конечно, такие требования будут выставляться. И мы будем проводить предолимпийское тестирование. Обязаны это делать.

Денис Мужжухин, директор Национального антидопингово агентства

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ