Деревня Засвирь (Минская область): здесь «белорусский Леонардо да Винчи» Язеп Дроздович писал свои космические пейзажи, а Казимир Свояк – свои знаменитые стихи

30.09.2013 - 22:26

Деревенька Засвирь находится как раз на берегу чудеснейшего озера Свирь. А с той стороны озера находится посёлок, который называется, как и озеро, Свирь. И вот это место когда-то называли просто Засвирь, как бы «за озером». И когда возникло здесь поселение, то его так и назвали Засвирь.

Правили здесь когда-то шляхтичи Зеновичи. Родоначальники этого известного рода были ещё советниками у великого князя Витовта. В Великом княжестве Литовском они в разное время занимали разные государственные должности и прославились у нас в Беларуси не только политической, но ещё и духовной деятельностью.

Вот, например, в 1486 году маршалок Юрий Зенович часть своих земель взял и подарил Киево-Печерскому монастырю. Его наследники у нас в Беларуси строили костёлы, церкви, и за это их называли «духовные защитники Отечества». И вот одним из таких духовных защитников был полковник Великого княжества Литовского Криштоф Зенович.

Шляхтич Криштоф Зенович получил от отца наказ заботиться о христианстве в этом крае. И Криштоф Зенович постоянно финансировал разные христианские братства здесь, и строил божницы. В 1713 году здесь, в деревне Засвирь, он построил Троицкий костёл и монастырь кармелитов. И 1713 год и считается первым упоминанием о деревне Засвирь.

В Беларуси у нас были кармелиты и обутые, и босые. Здесь, в Засвири, находился монастырь босых кармелитов. Кармелиты своё начало, говорят, берут ещё от пророка Ильи. И вот по легенде, пророк Илья, когда упал с огненной колесницы, то у него на плаще остались полосы. Кармелиты всегда ходили раньше в белых плащах в чёрными или бурыми полосами. И вот из-за такой одежды бело-чёрного кармелитов начали называть «братья-сороки». А потом кармелиты начали надевать белые мантии и их начали называть «белые братья». И вот, говорят, эти мантии они одевали, чтобы подчеркнуть свою чистую и светлую душу.

Монахи-кармелиты вели затворнический образ жизни: мало ели, жили в кельях, сидели там, читали и переписывали книги. А самые суровые кармелиты отходили от монастыря в лес, строили там себе келью, где и жили. И только на большие праздники они приходили в монастырь. А после вечерни вновь возвращались к себе в келью. И называли их монахи-отшельники.

После третьего раздела Речи Посполитой Засвирь вошла в состав Российской империи. И вот российские власти начали преследовать босых кармелитов. И поэтому, когда у нас в Беларуси началось восстание 1863 года, босые кармелиты позволили повстанцам Кастуся Калиновского как самим прятаться в монастыре, так и прятать там оружие.

Здесь под монастырём находится подземный ход. Во время восстания Кастуся Калиновского царские солдаты взяли в плен очень много повстанцев и их бросили в подземелье монастыря. И вот монахи-кармелиты помогли повстанцам через этот подземный ход бежать оттуда. Ну, и конечно, когда восстание было подавлено, монахов-кармелитов арестовали, а монастырь закрыли. И вот это всё то, что осталось от знаменитого монастыря босых кармелитов.

Вот этот Троицкий костёл в стиле позднего барокко Криштоф Зенович начал строить в начале 18 века вместе с монастырём. Но костёлу повезло больше, чем монастырю. После поражения восстания Кастуся Калиновского костёл передали православным. Но молиться сюда приходили как православные, так и католики. Во время советской власти костёл закрыли, и только в начале нашего века здесь возобновились службы.

Очень много выдающихся людей работало здесь, в Засвири, на благо нашей Отчизны. Так, в 1919 году, когда костёл вернули католикам, первый ксендзом сюда был назначен Константин Стапович, нам с вами больше известный под псевдонимом Казимир Свояк.

Энциклопедическая справка. Свояк Казимир. Настоящее – Стапович Константин Матвеевич. Родился 19 февраля 1890 года. Умер 6 мая 1926 года. Белорусский поэт и писатель. Окончил Виленскую католическую духовную семинарию в 1914 году. В 1915 посвящён в ксендзы. Обязанности ксендза совмещал с образовательно-просветительской деятельностью: открывал белорусские школы, собирал фольклор. В костёле службы вёл только на белорусском. Публиковаться начал с 1913 года.

В этом костёле в 1919 году, когда его вернули католикам, Казимир Свояк начал вести свои богослужения. И вёл он их исключительно на белорусском, чему очень обрадовались местные жители, ведь зазвучал их родной язык. Раньше службы на польском, на русском они понимали с трудом.

Казимир Свояк усердно служил Богу и Беларуси. И вот эти две святыни слились в его творчестве и его жизни.

Народзе мілы мой! Цяпер ужо не знаю,
Чым маем мы каваць цяжкую сабе долю:
Дабром за зло плаціць, што ў сэрцы я хаваю,
Ці ворага душыць у крыві, у агні, у вуголлі.
Ламаюся я сам. Тваёю крыўдай збіты,
А сэрца мне крывёй зліваецца ад болю,
Што вечна ты ціхі, як Богам пазабыты,
Як здань пакутная, шукаеш сабе волю.

Ещё когда Казимир Свояк учился в Виленской семинарии, он тогда уже начал публиковаться в разных белорусских изданиях. Он вошёл в среду газеты «Наша нива». В 1924 году в Вильно вышла его первая книга, которая называлась «Моя лира». И тогда же критики заговорили о нём, как об одном из лучших белорусских поэтов.

И вот сюда, в Засвирь, в гости к Казимиру Свояку на этюды приезжал один из лучших художников Беларуси Язеп Дроздович.

Энциклопедическая справка. Дроздович Язеп Нарцизович. Родился 13 октября 1888 года. Умер 15 августа 1954 года. Белорусский художник, скульптор, этнограф, фольклорист, археолог, писатель. Один из основателей белорусской исторической живописи. Преподавал рисование в белорусских школах. Основатель художественной студии при Виленской белорусской гимназии. Разрабатывал исторические и космические темы.

Другой наш белорусский художник Пётр Сергиевич Язепа Дроздовича называл «Леонардо да Винчи». На что Дроздович говорил: «Ну, да Винчи! Я просто любитель теоретической астрономии. Просто бродячий художник». И говорят, что ещё мать в детстве Язепу Дроздовичу говорила: «Учись, сынок, и изучай небесные бега». И вот когда Дроздович в 1931 году выдал свою книгу, то он её так и назвал «Небесные бега».

После учёбы в Вильно Язеп Дроздович занимался иллюстрацией книг. Он иллюстрировал книгу нашей белорусской поэтессы Констанции Буйло «Курганный цветок». А ещё он очень много времени проводил в библиотеке, где изучал  географию, историю, культуру, астрономию. И он создал ряд символичных работ. Работы эти он передал нашему белорусскому профессору в Петербург Эпимаху-Шипило. Но этих работ сохранилось всего только две. Одна из них – это «Архитектура на Луне». А вот те работы, которые он писал здесь, в Засвири, сохранились почти все. Одна из известных этих работ – это подруга Казимира Свояка госпожа Ядя. И работа эта находится в Национальной академии наук Беларуси.

Однажды Язеп Дроздович покинул свою квартиру в городе и с мольбертом за плечами отправился путешествовать по Беларуси. Он ходил по белорусским деревням, посёлкам, ночевал под открытым небом, в сельских домах и рисовал вот в таких местах космические пейзажи – Сатурн, Марс, города на Луне. 

Люди в материале:
Loading...


Серебряный ангел в ТЦ, ЖКХ в здании бывшего госпиталя, 100-летняя школа раввинов. Путешествуем по Клецку



Современный и уютный Клецк. В программе «Центральный регион» рассказываем, чем привлекает туристов город на реке Лань.

Большинство объектов гражданской архитектуры – это заводы, жилые дома, больницы, школы. Сосредоточены учреждения, как это часто бывает, в центре района. Так что пробираться к ним через высокую траву точно не придется. Достаточно найти на карте ЖКХ, и вы узнаете, как выглядел госпиталь ХХ века. Так уж получилось, что в здании из красного кирпича в стиле модерн сейчас находится жилищно-коммунальная организация. 

Александр Мысло, заместитель директора Клецкого ЖКХ:
После госпиталя здесь разместилась средняя школа. После нее – военкомат. До конца 90-ых он тут существовал. Потом, после расширения, Клецкое ЖКХ.

9 лет назад при замене теплосетей возле здания строители сделали довольно жуткую находку. Обнаружили останки человеческих костей.

Александр Мысло:
После идентификации стало ясно, что это останки не Первой, и не Второй мировой войны, а времен крымских татар. Останки были перезахоронены в месте, где произошла битва с крымскими татарами.

Но несмотря на весьма непозитивное прошлое здания, нынешние его обитатели к строению относятся более, чем трепетно. Рассказать могут про каждую деталь интерьера.

Вероника Сайко, корреспондент: 
Напоминает, конечно, больничные коридоры.

Александр Мысло:
Да, бывает, сидишь в кабинете и представляешь, где какое отделение находилось. 

Вероника Сайко: 
А не страшно тут работать, зная, что здесь люди страшными болезнями болели, умирали… Захоронения еще эти.

Александр Мысло:
Если бы была возможность заглянуть в то время, то было бы интересно. Но за работой это все уходит на второй план. 

Если бывший госпиталь был отреставрирован и получил второй шанс на жизнь, то местной иешиве повезло меньше. Еврейская школа раввинов появилась в Клецке в 1929 году. Ее основатель Аарон Котлер в начале Великой Отечественной войны уехал из Клецка в Америку. И там стал одним из самых известных духовных лидеров.

После Второй мировой в Клецке осталось всего несколько евреев. Для сравнения: в конце XIX века они составляли 70 процентов населения. Здание школы тоже переживало не лучшие времена. Сначала там расположился центр культуры, потом – магазин. Но в 2014 году строение снова использовали по назначению.

Марина Бобко, директор музея истории Клетчины:
После долгого молчания, через 70 лет, в здании прошел урок Торы. Его провел последователь основателя школы – Аарона Котлера. Сюда съехались представители еврейской общины со всего мира. Надеемся, что самое светлое будущее у этого здания. Планируется реконструкция с последующим размещением здесь музея.

Вероника Сайко: 
Если обойти здание – можно обнаружить такую вот пристройку. Когда-то это была жилая квартира. Она появилась здесь после войны, когда такие строения не нужно было регистрировать. Люди здесь жили до 2018 года. Потом здание перешло на баланс местного музея. Людям предложили переехать в более комфортабельное жилье. Здание законсервировано. Висят замки, которые защищают его от вандалов. Нет ни одной маленькой щелочки, чтобы заглянуть внутрь. Окна располагаются высоко – так что обычные путешественники так и не узнают, что же там внутри.

Современный Клецк все также с радостью принимает гостей самого разного вероисповедания, растет и развивается. Сейчас здесь живет 12 000 человек. Вечерами гуляют по набережной среди деревянных скульптур, фотографируются на пешеходной улице и любуются фонтанами. По воскресеньям посещают храмы, водят детей в парки, иногда обсуждают слухи. В общем, живут тихой и размеренной жизнью. 

Марина Карпович, заместитель начальника отдела ЖКХ, архитектуры и строительства Клецкого райисполкома:
В 2019 году в городе Клецке реконструировали парк, была установлена спортивная площадка, танцплощадка. Построен сухой фонтан.

Игорь Давыдок, заместитель председателя Клецкого Райисполкома:
В этом году уже построен 18-квартирный дом. На следующий год мы планируем представить 40-квартирный и 60-квартирный дома.

Клецк небольшой, и его без труда можно обойти пешком. Маленькие улочки скрывают много интересного. Например, здесь, на улице Советской, прямо в стене торгового центра спрятался серебряный ангел. Такой же установлен в литовском Аникщяе. Это город-побратим Клецка.

А на улице Победы на фасаде здания можно увидеть маленькую девочку, вырезающую из бумаги год основания местечка.

Всего в Клецком районе 30 памятников архитектуры, занесенных в государственный реестр. Все они разбросаны по разным уголкам района. На то, чтобы объехать 11 объектов, нам понадобился целый день – не успели посмотреть разве что военные памятники и захоронения. Так что на поездку в Клецк стоит рассчитывать гораздо больше времени, чем сутки. И не стесняйтесь общаться с местными жителями. Многие из них знают факты, которые не найдешь ни в одном путеводителе.