Президент о модернизации белорусской деревообработки: За жесткость требований с вас никто спрашивать не будет, если будет результат

01.02.2014 - 18:52

В Беларуси по эффективности с атомной энергетикой может сравниться производство продуктов питания, как мы уже выяснили в студии во время интервью, добыча калийных удобрений, нефтепереработка и еще один природный ресурс – лес. В пятницу президент Лукашенко устроил жесткий разговор в этой связи.

К модернизации отечественной деревообработки приступили еще несколько лет назад. 9 основных предприятий разработали планы техпереоснащения и начали их воплощение. Общая стоимость реализуемых проектов – миллиард евро. Но дело идет тяжело. Например, в Витебске, где должно было пройти совещание, к выпуску плит МДФ так и не приступили.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
Мы договаривались встретиться в Витебске, дать оценку очередному этапу хода модернизации, да и определиться по некоторым кадровым вопросам. Как видите, сегодняшняя встреча у нас проходит не в Витебске, а в Минске. Александр Николаевич, а почему?

Александр Косинец, председатель Витебского областного исполнительного комитета:
Низкая эффективность вентиляционной системы формовочного пресса. Уровень формальдегида изначально превышал в пять раз предельно допустимые концентрации. Сейчас превышает в 2 раза. Поэтому в цехе находиться без респираторов небезвредно, работаем вместе с проектантами для того, чтобы улучшить вентиляционную систему.

Александр Лукашенко:
Кобяков.

Андрей Кобяков, глава Администрации Президента Республики Беларусь:
В данный момент идет техническая работа по отладке работы оборудования. Просто предприятие к выпуску продукции, даже в небольших объемах, вот сейчас докладывают, что 20-25% мощности они буквально вчера запустили, идет выпуск, но режим нестабильный. Докладывать о том, что предприятие введено в эксплуатацию и дает продукцию, пока нельзя.

Михаил Мясникович, премьер-министр Республики Беларусь:
В декабре Правительство обещало запустить эти производства. Это три завода: формование плиты, ее шлифовка (вторая линия) и ламинирование. В середине декабря была получена первая витебская плита. Сейчас идет отладка технологических режимов.

Александр Лукашенко:
Почему вы не выполнили обещанное, даже Семашко: консервативный срок в середине декабря получить продукцию, о которой вы только что сказали.

Михаил Мясникович:
Было желание сделать это в декабре. Это правильное желание. Но я думаю, что есть все основания для того, чтобы в феврале работа была обеспечена.

Александр Лукашенко:
Руководитель предприятия здесь присутствует? Так почему не выполнены обещания? Я не говорю о том, что я десятки раз переносил все эти сроки. Ведь решение Президента – это закон. Вы нарушили закон.

Анатолий Юхновец, генеральный директор ОАО «Витебскдрев»:
Работали день и ночь, товарищ президент.

Александр Лукашенко:
Андрей Владимирович, пригласите генерального прокурора, поручите в рамках уголовного дела рассмотреть все вопросы и посчитать убытки.

Модернизация деревообработки – не просто требование времени. Это реальный экспортный ресурс. Беларусь должна зарабатывать на своем лесном богатстве, но не дешевых полуфабрикатах, а на дорогой готовой продукции.

Александр Лукашенко:
В Беларуси на душу населения приходится 173 кубометра леса, что в 2,5 раза выше мирового уровня. Тем не менее, до недавних пор в нашем экспорте преобладал, еще один момент, лес-кругляк, или дешевые полуфабрикаты. То есть мы продавали лес-кругляк, спилив дерево в лесу, быстренько везли его за границу, тем самым за копейки продавая, поднимали мебельную промышленность Германии, во всем Евросоюзе, и оттуда покупали потом мебель, качественную бумагу и другие продукты с высокой добавленной стоимостью.

Между тем, сроки ввода новых производств постоянно срываются. По результатам анализа специалистов Госконтроля, в этом есть вина и проектировщиков, и строителей, и непосредственно руководителей предприятий.

С конца 2013 года концерном руководит Юрий Назаров. В своем выступлении он обрисовал довольно радужные перспективы отрасли. Но чтобы они стали реальностью, сегодня приходится решать целый комплекс вопросов, в том числе и финансовых.

Юрий Назаров, председатель концерна «Беллесбумпром»:
Надо оборотные средства, которых сегодня катастрофически не хватает на предприятиях. Те же Мосты, которые вы привели в пример, к сожалению сегодня предприятие не может загрузить современное фанерное производство из-за того, что не может купить фанерное сырье, которое есть сегодня у предприятий Минлесхоза.

Надежда Ермакова, председатель правления Национального банка Республики Беларусь:
Здесь, наверное, был бы лучше вариант, если бы собственник, то есть Правительство, дал займы под, может быть, 1-3%. Это решаемый вопрос.

То, что нерешаемых вопросов нет, доказывает опыт Ивацевичей. С вводом новых линий здесь вдвое увеличили выпуск продукции, нет проблем с рынками сбыта. Яркий пример успешной модернизации.

Александр Лукашенко:
Все предприятия, которые вошли в государственную инвестиционную программу и те предприятия, которые я сказал дополнительно, они должны быть, эти проекты, в этом году закончены. Крайний срок – 1 декабря.
Без дисциплины, железной дисциплины, вы ни одного вопроса не решите. За жесткость требований с вас никто спрашивать не будет, если будет результат.

Люди в материале:
Loading...


Может ли белорусская мебель конкурировать с ИКЕА, и что будет с предприятиями в Светлогорске, Шклове и Добруше? Рассказывает Юрий Назаров



Новости Беларуси. Еще на прошлой неделе интернет облетели фото- и видеокадры, на которых Александр Лукашенко на Светлогорском ЦКК общается с египтянином Фади Халилем, который вот уже семь лет живет в Беларуси – здесь он нашел любовь и обрел второй дом, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

«В Беларуси я нашел родного человека». История египтянина, с которым говорил Александр Лукашенко в Светлогорске

Юлия Огнева, СТВ:
Тогда глава белорусского государства пообещал рассказать о нем своему египетскому коллеге. И не только рассказал, но и подарил фото. Согласитесь, сугубо официальным такой подарок точно не назовешь.

Визит Президента Беларуси в Египет. Каких соглашений удалось достичь?

Равно как и священную книгу мусульман – Коран, отпечатанный в Беларуси специально под визит. Интересно также, что завод газетной бумаги в Шклове уже совсем скоро поставит в Египет 165 тонн газетной тонированной бумаги, на которой будут печатать Коран.

Интервью с председателем концерна «Беллесбумпром» Юрием Назаровым. Поговорим о развитии целлюлозно-бумажной отрасли и не только.

В 2019 году мы сэкономили для страны почти 150 миллионов долларов 

Юрий Назаров, председатель концерна «Беллесбумпром»:
В принципе, год закончили не то что неплохо – нормально. Единственное, год, конечно, был очень непростой. Причина одна, и она банальная – это падение цен. Почти 70 % продукции, которую выпускают предприятия концерна, идет на экспорт. Поэтому любые колебания на тех рынках существенно отражаются на финансовом состоянии предприятий. И вот 2019 год – это было яркое тому свидетельство. 

Но в то же время мы увеличили объемы производства, мы вышли с темпом роста 14,9 %. Мы сохранили рабочие места. Мы не сократили ассортимент выпускаемой продукции. Мы добавили в экспорте почти 3,6 %. Мы неплохо сработали в порядке импортозамещения. Есть подсчеты условной экономии, так вот, если пользоваться этой методикой, то в 2019 году мы сэкономили для страны почти 150 миллионов долларов.

Юлия Огнева:
На совещании у Президента в декабре 2019 года были названы четыре предприятия, инвестпроекты с наиболее сложной ситуацией.

Александр Лукашенко на совещании о реализации проблемных инвестпроектов: «Сотни миллионов долларов на кону»

Среди них три в целлюлозно-бумажной отрасли. И вот Президент посетил все три предприятия. Давайте по порядку.

Новый завод в Светлогорске – это выход на мощности и возврат обязательств

Юрий Назаров:
По Светлогорску. Новый завод – это выход на мощности и возврат обязательств. Параллельно в этом году мы сделаем заказ на бумагоделательную машину, подготовим техническое задание и выберем партнера. Думаю, что к концу 2021 года запустим. А вот реконструкция «старой» площадки – это ближайшая перспектива, два-четыре года. 

В Шклове с 2021 года начинаем производить бумагу-основу. И работаем над тем, чтобы вернуть назад 10,3 миллиона евро

Юлия Огнева:
Давайте Добруш и Шклов.

Юрий Назаров:
Давайте со Шклова начнем. Мы с нашим европейским партнером создавали производство бумаги-основы для плитной продукции. К сожалению, некоторые узлы и агрегаты поставили нам не те, которые могут дать качественную продукцию. Поэтому мы дополнительно возьмем объем финансирования определенный. Мы до конца года поменяем некоторые узлы и со следующего года начинаем производить вот эту бумагу-основу.

Юлия Огнева:
Но сатисфакции мы будем добиваться?

Юрий Назаров:
Безусловно. Сейчас идет работа по реализации решений Венского арбитража. То есть мы просто работаем над тем, чтобы вернуть назад 10,3 миллиона евро. Я понимаю, что просто это дело времени. Мы эти деньги вернем.

В Добруше с января 2021 года мы начинаем приступать к производству картона, ради которого строили

Юлия Огнева:
Ну и остается Добруш.

Юрий Назаров:
Сложный проект. Мы расстались с китайским партнером. Проект будет заканчиваться отдельными блоками. С января 2021-го мы начинаем приступать уже, так скажем, к производству того картона, ради которого мы строили.

Юлия Огнева:
Планируются ли на этот год какие-то новые инвестиционные проекты?

Юрий Назаров:
Да, по Светлогорску я уже рассказал. По Добрушу. Мы сейчас параллельно отрабатываем вариант размещения полиграфического производства. То есть это печать. Мы выберем оборудование, мы его привезем, установим и начнем работать для того, чтобы нарабатывать рынки, отрабатывать технологии, может, даже на привозном картоне. Плюс параллельно к этому мы понимаем, что надо искать и партнеров. К нам на следующей неделе приезжает один из потенциальных инвесторов – норвежская компания.

Не такой большой, но считаю, что очень важный проект – это пеллетное производство под Витебском, в СЭЗ «Витебск» мы создаем. Вообще требование Президента – вовлечь в оборот древесину, особенно то, что у нас не используется. Пеллетное производство в Витебске будет сориентировано на производство индустриальных гранул. И как раз сырье это будет задействовано, в основном осиновое. 2020 год у нас – проектирование и строительство. С 2021 года мы начинаем выпуск индустриальных гранул.

Бумажная упаковка сегодня пока еще дороже, чем пластиковые пакеты

Юлия Огнева:
Глава государства постоянно обращает внимание на соблюдение экологических стандартов. И мы постоянно уже достаточно давно ведем речь о том, что необходимо замещать пластиковую упаковку упаковкой бумажной. Но то, о чем мы с вами говорили, – это грядущие проекты. А сегодня насколько предприятия концерна готовы поставлять бумажную упаковку в таких достаточно больших объемах?

Юрий Назаров:
Мощности наших предприятий, которые производят упаковку, загружены на 30-40 %. Мы сегодня поставляем такие мешки и пакеты в Прибалтику, то бишь в Европейский союз. Поэтому мы готовы и завтра удвоить выпуск вот такой альтернативной продукции.

Юлия Огнева:
Не хотят?

Юрий Назаров:
Ну, во-первых, она дороже сегодня пока еще, нежели пластиковые пакеты. Но это очевидно. Но не на много. С увеличением объемов заказов, при увеличении объемов производства будет снижаться себестоимость. Я думаю, что цена придет в нормальное равновесное состояние.

Пытаемся макулатуру вывести на биржевые торги

Юлия Огнева:
Что еще нужно сделать, чтобы, как отметил Президент, не продавать древесину за бесценок. Может быть, нужны изменения в НПА, указы?

Юрий Назаров:
На мой взгляд, нормативная база по большому счету сформирована. Где-то, может, надо что-то подшлифовывать. К примеру, мы сейчас работаем над внесением изменений в постановление правительства о продаже макулатуры. Мы пытаемся этот товар вывести на биржевые торги.

Для того, чтобы не вывозить кругляк, надо создавать производства у себя. Смотрите, Президент абсолютно верно сказал в Светлогорске: экспортируем целлюлозу, а это сырье. Но мы сегодня экспортируем и плиту, которую получили на модернизированных производствах. Поэтому надо и плиту постараться переработать здесь. Во что? В мебель. Понятно, что не все так просто. Рынки – они же заняты.

Почему бы и не конкурировать с ИКЕА? «Ивацевичдрев» вошел в крупную польскую сеть

Но у нас есть хорошие примеры. «Ивацевичдрев», имея собственное плитное производство, сейчас активно развивает мебельное производство. Мы сегодня производим почти на 5 миллионов рублей мебели в Ивацевичах, используя собственную плиту. Мы планируем вырасти в объемах до 30-35 миллионов в ближайшие два года. Для этого закупаем оборудование, создаем дополнительные рабочие места. То есть вот задача.

Юлия Огнева:
И все это востребовано? Здесь или за рубежом?

Юрий Назаров:
Востребовано и здесь. Но, конечно, прицел – это зарубежные рынки. Но как туда войти?

Юлия Огнева:
Но не будем же мы конкурировать с ИКЕА, в самом деле?

Юрий Назаров:
Почему бы и нет? «Ивацевичдрев» вошел в крупную польскую сеть, и сегодня мы уже с трудом выполняем заказы, которые нам дают. То есть цена и качество наши абсолютно конкурентоспособны.

Юлия Огнева:
А что ж мы-то тогда едем…

Юрий Назаров:
А я вам рекомендую: вы не едьте никуда. Вот вы решили что-то купить, я вам говорю: мягкую мебель купите вот у этого предприятия. Вы что, в ИКЕА полочку решили купить? Так купите на наших предприятиях. Они такие же есть.

Юлия Огнева:
Говорят, что дешевле, поэтому и едут.

Юрий Назаров:
Что-то – дешевле, что-то – дороже.

Юлия Огнева:
То есть надо любить свое?

Юрий Назаров:
Президент сказал в Светлогорске, что создание новых производств на территории республики – это и есть патриотизм.

Юлия Огнева:
Будем патриотичны.

Юрий Назаров:
Да.