Деревообработка в Беларуси: как заставить лесные богатства приносить наибольший доход

15.03.2015 - 20:35

Новости Беларуси. Деревообработка в очередной попала в поле зрения главы государства. Президент обратил внимание на сроки наведения порядка в лесной отрасли и потребовал более эффективного использования ресурсов.

В настоящий момент стоит задача обеспечить эффективное функционирование всего лесного комплекса. Для этого и задумывалась модернизация. Ее конечная цель – производить и продавать продукты с высокой добавочной стоимостью.

С 2016 года экспорт необработанной древесины из Беларуси может быть запрещен. Национальная экономика недополучает огромные деньги, поставляя сырье для иностранных производителей, вместо того, чтобы торговать готовым продуктом.

На делянке Сергей даст фору любому лесорубу. Полсотни кубометров леса за смену – и это вручную. Однако интерес к заготовке древесины у помощника Заровчанского лесничества не только профессиональный, но и спортивный.

Сергей – один из лучших лесорубов мира. Побеждал на юниорском международном чемпионате вальщиков леса, а в 2014 году уже на взрослом выиграл «бронзу», обойдя конкурентов из 28 стран.

Так мастера пилы словно в бильярде рассчитывают траекторию падения дерева. Приземлиться оно должно на колышек, установленный за 15 метров. Точность ювелирная. Всего 0,7 миллиметра – минимальный огрех Сергея.

Сергей Шкудров, помощник лесничего Заровчанского лесничества, призер мирового чемпионата лесорубов:
Целимся как из автомата, поэтому так и попадаем хорошо.

С первого дубля – точно в цель: дерево загнало колышек в землю. Это высший пилотаж.

Следующий этап – обрезка сучьев.

Профессия лесоруба – одна из самых древних и при этом опасных. Чтобы справиться с дрожью в руках и заставить мощную пилу послушно срезать несколько веток, у корреспондента СТВ уходит четверть часа. В то время как Сергею на обрезку 30 сучьев нужно всего 11-13 секунд.

Сергей Шкудров, помощник лесничего Заровчанского лесничества, призер мирового чемпионата лесорубов:
В прошлом году я занял третье место на чемпионате мира, а следующая цель здесь всем понятна: я не оставлю это просто так и дам им дыма.

Кстати, работу в лесничестве Сергей не променял бы ни на какую другую. Отношение к лесу трепетное. Цену этому богатству, работая в лесничестве, Сергей знает не понаслышке.

Сергей Шкудров, помощник лесничего Заровчанского лесничества, призер мирового чемпионата лесорубов:
Этому дереву 63-64 года. 1 кубический метр – порядка 400 тысяч на сегодняшний день. Населению реализуем, но не настолько часто, чтобы каждый день люди приходили, выписывали лес. А так довольно дорогое удовольствие сегодня – выписать лес.

Из профессионального интереса на соревнованиях за границей присматривается, как используют лесные ресурсы в других странах.

Сергей Шкудров, помощник лесничего Заровчанского лесничества, призер мирового чемпионата лесорубов:
Люди, которых я знаю за границей, они неплохо живут за счет своего леса, как они им распоряжаются, все им идет на прибыль. Все реформировать можно, это в любом случае. И всегда это было возможно, просто было бы желание, а не просиживать дома штаны. Нужно этим заниматься.

Реформирование в сфере деревообработки назрело давно. Беларусь богата лесами – гектар лесных угодий на душу населения. Такие природные богатства нужно эффективно использовать. Ведь лес – реальный экспортный ресурс. Зачем продавать необработанное сырье по дешевке, чтобы потом тратить валюту, к примеру, на мебель, сделанную где-то за рубежом из белорусского же леса.

Именно потому еще несколько лет назад началась модернизация основных деревообрабатывающих предприятий по всей стране. Ведь чтобы конкурировать, производства должны быть современными.

Обновление отрасли – на особом контроле у главы государства. Президент неоднократно посещал проблемные предприятия. По-прежнему актуальный вопрос рассматривали и на неделе на совещании у президента. Александру Лукашенко представили проект Указа, который усовершенствует работу в сфере лесного хозяйства.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
Сегодня стоит задача об эффективности функционирования всего лесного комплекса. И прежде всего мы имеем в виду глубокую переработку леса, древесины, чтобы получить высокую добавленную стоимость. Кстати, как у нас обстоит дело с вывозом необработанного леса, кругляка на экспорт? Мы договаривались, что подобное у нас надо исключить. Как это исключено? Надо не кругляк вывозить и кого-то кормить за пределами Беларуси, а надо вырабатывать мебель, для строительства нужные комплектующие и продавать.
Третье. Предусматриваем изменение действующего порядка реализации древесины организациям «Беллесбумпром». В чем конкретно эти изменения и как это повлияет на работу «Беллесбумпрома», других деревопереработчиков, лесопереработчиков. Не получится ли, что мы введем дополнительную какую-то льготу, в то же время, как мне докладывают, на сегодня, на 1 марта, просроченная задолженность за древесину – 58 миллиардов рублей. Плюс девять миллиардов – это долги за древесину, отпущенную на корню. Вот мне хотелось бы услышать, почему это допускаете. Никаких льгот для нерадивых хозяйственников быть не должно.

Белорусская мебель за границей ассоциируется с качеством по низким ценам, однако рынок диктует производителям свои условия. Сырье дорожает, а затраты на производство должны окупаться. Вот и цены на белорусскую мебель постепенно догоняют, скажем, испанские или румынские.

Одна из старейших белорусских мебельных фабрик – в постоянном поиске ноу-хау для снижения себестоимости. Производство здесь практически безотходное – опилки идут на отопление.

Сергей Мороз, заместитель генерального директора мебельной фабрики:
Все отходы, которые были с распиловки (опилки, обапал, некондиция), дробятся на дробильных машинах и сжигаются в собственных котельных. Этим мы сэкономили большие деньги. Себестоимость, соответственно, упала.

На предприятии есть все оборудование, чтобы самим перерабатывать сырье, по сути, полено превращать в готовую мебель. Но экономические ориентиры даже на внутреннем рынке смещаются. Выгоднее и для поставщиков сырья продавать уже переработанный на заготовки лес, и для предприятий работать сразу с полуфабрикатом.

Сергей Мороз, заместитель генерального директора мебельной фабрики:
Сами предприятия уже неохотно продают круглый лес. Они тоже хотят поиметь прибыль. И нам это выгодно. Почему? Потому что, при прочих равных, кто распиловывает лес, у него больше производительность, потому что много.

Это классическое сочетание дуб и натуральная кожа – первый набор элитной мягкой мебели, который 10 лет назад начали выпускать на фабрике. Но помимо классики дизайнеры отдают дань и новым тенденциям. Не скрывают: ориентируются на законодательницу мод Италию. Здесь словно для подиума каждый сезон готовят новую коллекцию. А в последнее время раз в год приглашают дилеров на показы новинок.

Виталий Масевич, главный конструктор мебельной фабрики:
В недавнем времени мы начали использовать в своих изделиях лазерную обработку древесины, чтобы получить красивый декоративный узор на маленькой детали. У нас практически чистый экологический продукт получается, то есть натуральная древесина, акриловые лаки и красители, которые не имеют запахов и не вредны как в производстве, так и в домашних условиях.

Покупательница:
Мне очень нравится эта мебель, дизайн нравится. И, вообще, она прочная хорошая мебель.

Тем временем еще одни поклонники белорусской мебели, семья Смирновых, в российском Смоленске сдувают пылинки с белорусского комода. Приобретениям не нарадуются: служит мебель долго, товарный вид не теряет. По их квартире впору географию Беларуси изучать.

Ольга Смирнова, жительница г. Смоленска (Россия):
У нас в квартире практически вся белорусская мебель: кухня – Радошковичи, зал – Бобруйск, спальня и мягкая мебель – Гомель.

Вся обстановка из натурального дерева – «Made in Belarus». Первый кухонный гарнитур производства Синеокой приобрели еще 16 лет назад. Качеством довольны. С тех пор белорусским производителям не изменяют.

Николай Смирнов, житель г. Смоленска (Россия):
Во-первых, качество отделки. Вы сами видите, как подогнано, без зазоров, аккуратненько. За все время эксплуатации данной мебели и мебели, которая у нас была на кухне, никаких претензий к производителю у нас не было, нас устраивало и качество, и внешний вид.

Прилагательное «белорусская» в России – лучшая реклама для продукции. Синоним качества и надежности. Покупатели шутят: с белорусской этикеткой можно и гарантийный талон не брать.

Николай Михайлович – владелец магазина белорусской мебели в Смоленске. Дело решил основать 16 лет назад, когда купил в свою новую квартиру белорусскую мебель. С тех пор экспортирует мебель из всех уголков Беларуси. Спрос в России большой. Уже и площадей магазина не хватает, чтобы ассортимент выставлять. Планирует расширяться.

Николай Авдеенко, директор магазина белорусской мебели (Россия):
Я люблю, чтобы было натуральное. Если я покупаю стенку, значит стенка должна быть из натурального дерева. За все время, которое я работаю, претензий у меня нет. И очень приятно работать с белорусскими производителями.

Пожелание к белорусским производителям одно – побольше гибкости.

Николай Авдеенко, директор магазина белорусской мебели (Россия):
По плану у них, идет 14 дней одну продукцию выпускать, а пользуется она спросом или нет… Иногда приезжаешь на склады, а забито одними тумбочками. А другой продукции, которая надо, по плану, пока нет. Говоришь, чтобы изучили, что большей потребностью пользуется, то и выпускать надо.

Покупатели:
Белорусские все товары в России славятся. Все их любят. Красивые, качественные, большой выбор.

И в продуктах, и в мебели, и во всем, что ни возьми, соотношение цены и качества просто превосходное. Поэтому выбираем белорусскую.

Заманчивые перспективы в налаживании современных производств для того, чтобы продавать готовую продукцию, очевидны. Но хватает и дельцов, которые предпочитают срубить денег на продаже так называемого кругляка. Интернет пестрит объявлениями. Но это недальновидная прибыль с минимумом затрат.

Вернемся на нашу делянку. Ведь даже в масштабах лесхоза арифметика проста: переработанное сырье продавать выгоднее, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Сергей Шкудров, помощник лесничего Заровчанского лесничества, призер мирового чемпионата лесорубов:
Конечно, продавать его выгодно переработанной продукцией. Она хоть и больше затратная, но она больше прибыльная. На сегодняшний день у нас цех намного больше дает выручки, чем наше лесничество. Мы отдаем уже кругляком им, где-то лесхоз продает кругляком, а цех только переработанную продукцию. У них все идет на экспорт. И это больше прибыли.

Люди в материале: Александр Лукашенко
Loading...


Может ли белорусская мебель конкурировать с ИКЕА, и что будет с предприятиями в Светлогорске, Шклове и Добруше? Рассказывает Юрий Назаров



Новости Беларуси. Еще на прошлой неделе интернет облетели фото- и видеокадры, на которых Александр Лукашенко на Светлогорском ЦКК общается с египтянином Фади Халилем, который вот уже семь лет живет в Беларуси – здесь он нашел любовь и обрел второй дом, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

«В Беларуси я нашел родного человека». История египтянина, с которым говорил Александр Лукашенко в Светлогорске

Юлия Огнева, СТВ:
Тогда глава белорусского государства пообещал рассказать о нем своему египетскому коллеге. И не только рассказал, но и подарил фото. Согласитесь, сугубо официальным такой подарок точно не назовешь.

Визит Президента Беларуси в Египет. Каких соглашений удалось достичь?

Равно как и священную книгу мусульман – Коран, отпечатанный в Беларуси специально под визит. Интересно также, что завод газетной бумаги в Шклове уже совсем скоро поставит в Египет 165 тонн газетной тонированной бумаги, на которой будут печатать Коран.

Интервью с председателем концерна «Беллесбумпром» Юрием Назаровым. Поговорим о развитии целлюлозно-бумажной отрасли и не только.

В 2019 году мы сэкономили для страны почти 150 миллионов долларов 

Юрий Назаров, председатель концерна «Беллесбумпром»:
В принципе, год закончили не то что неплохо – нормально. Единственное, год, конечно, был очень непростой. Причина одна, и она банальная – это падение цен. Почти 70 % продукции, которую выпускают предприятия концерна, идет на экспорт. Поэтому любые колебания на тех рынках существенно отражаются на финансовом состоянии предприятий. И вот 2019 год – это было яркое тому свидетельство. 

Но в то же время мы увеличили объемы производства, мы вышли с темпом роста 14,9 %. Мы сохранили рабочие места. Мы не сократили ассортимент выпускаемой продукции. Мы добавили в экспорте почти 3,6 %. Мы неплохо сработали в порядке импортозамещения. Есть подсчеты условной экономии, так вот, если пользоваться этой методикой, то в 2019 году мы сэкономили для страны почти 150 миллионов долларов.

Юлия Огнева:
На совещании у Президента в декабре 2019 года были названы четыре предприятия, инвестпроекты с наиболее сложной ситуацией.

Александр Лукашенко на совещании о реализации проблемных инвестпроектов: «Сотни миллионов долларов на кону»

Среди них три в целлюлозно-бумажной отрасли. И вот Президент посетил все три предприятия. Давайте по порядку.

Новый завод в Светлогорске – это выход на мощности и возврат обязательств

Юрий Назаров:
По Светлогорску. Новый завод – это выход на мощности и возврат обязательств. Параллельно в этом году мы сделаем заказ на бумагоделательную машину, подготовим техническое задание и выберем партнера. Думаю, что к концу 2021 года запустим. А вот реконструкция «старой» площадки – это ближайшая перспектива, два-четыре года. 

В Шклове с 2021 года начинаем производить бумагу-основу. И работаем над тем, чтобы вернуть назад 10,3 миллиона евро

Юлия Огнева:
Давайте Добруш и Шклов.

Юрий Назаров:
Давайте со Шклова начнем. Мы с нашим европейским партнером создавали производство бумаги-основы для плитной продукции. К сожалению, некоторые узлы и агрегаты поставили нам не те, которые могут дать качественную продукцию. Поэтому мы дополнительно возьмем объем финансирования определенный. Мы до конца года поменяем некоторые узлы и со следующего года начинаем производить вот эту бумагу-основу.

Юлия Огнева:
Но сатисфакции мы будем добиваться?

Юрий Назаров:
Безусловно. Сейчас идет работа по реализации решений Венского арбитража. То есть мы просто работаем над тем, чтобы вернуть назад 10,3 миллиона евро. Я понимаю, что просто это дело времени. Мы эти деньги вернем.

В Добруше с января 2021 года мы начинаем приступать к производству картона, ради которого строили

Юлия Огнева:
Ну и остается Добруш.

Юрий Назаров:
Сложный проект. Мы расстались с китайским партнером. Проект будет заканчиваться отдельными блоками. С января 2021-го мы начинаем приступать уже, так скажем, к производству того картона, ради которого мы строили.

Юлия Огнева:
Планируются ли на этот год какие-то новые инвестиционные проекты?

Юрий Назаров:
Да, по Светлогорску я уже рассказал. По Добрушу. Мы сейчас параллельно отрабатываем вариант размещения полиграфического производства. То есть это печать. Мы выберем оборудование, мы его привезем, установим и начнем работать для того, чтобы нарабатывать рынки, отрабатывать технологии, может, даже на привозном картоне. Плюс параллельно к этому мы понимаем, что надо искать и партнеров. К нам на следующей неделе приезжает один из потенциальных инвесторов – норвежская компания.

Не такой большой, но считаю, что очень важный проект – это пеллетное производство под Витебском, в СЭЗ «Витебск» мы создаем. Вообще требование Президента – вовлечь в оборот древесину, особенно то, что у нас не используется. Пеллетное производство в Витебске будет сориентировано на производство индустриальных гранул. И как раз сырье это будет задействовано, в основном осиновое. 2020 год у нас – проектирование и строительство. С 2021 года мы начинаем выпуск индустриальных гранул.

Бумажная упаковка сегодня пока еще дороже, чем пластиковые пакеты

Юлия Огнева:
Глава государства постоянно обращает внимание на соблюдение экологических стандартов. И мы постоянно уже достаточно давно ведем речь о том, что необходимо замещать пластиковую упаковку упаковкой бумажной. Но то, о чем мы с вами говорили, – это грядущие проекты. А сегодня насколько предприятия концерна готовы поставлять бумажную упаковку в таких достаточно больших объемах?

Юрий Назаров:
Мощности наших предприятий, которые производят упаковку, загружены на 30-40 %. Мы сегодня поставляем такие мешки и пакеты в Прибалтику, то бишь в Европейский союз. Поэтому мы готовы и завтра удвоить выпуск вот такой альтернативной продукции.

Юлия Огнева:
Не хотят?

Юрий Назаров:
Ну, во-первых, она дороже сегодня пока еще, нежели пластиковые пакеты. Но это очевидно. Но не на много. С увеличением объемов заказов, при увеличении объемов производства будет снижаться себестоимость. Я думаю, что цена придет в нормальное равновесное состояние.

Пытаемся макулатуру вывести на биржевые торги

Юлия Огнева:
Что еще нужно сделать, чтобы, как отметил Президент, не продавать древесину за бесценок. Может быть, нужны изменения в НПА, указы?

Юрий Назаров:
На мой взгляд, нормативная база по большому счету сформирована. Где-то, может, надо что-то подшлифовывать. К примеру, мы сейчас работаем над внесением изменений в постановление правительства о продаже макулатуры. Мы пытаемся этот товар вывести на биржевые торги.

Для того, чтобы не вывозить кругляк, надо создавать производства у себя. Смотрите, Президент абсолютно верно сказал в Светлогорске: экспортируем целлюлозу, а это сырье. Но мы сегодня экспортируем и плиту, которую получили на модернизированных производствах. Поэтому надо и плиту постараться переработать здесь. Во что? В мебель. Понятно, что не все так просто. Рынки – они же заняты.

Почему бы и не конкурировать с ИКЕА? «Ивацевичдрев» вошел в крупную польскую сеть

Но у нас есть хорошие примеры. «Ивацевичдрев», имея собственное плитное производство, сейчас активно развивает мебельное производство. Мы сегодня производим почти на 5 миллионов рублей мебели в Ивацевичах, используя собственную плиту. Мы планируем вырасти в объемах до 30-35 миллионов в ближайшие два года. Для этого закупаем оборудование, создаем дополнительные рабочие места. То есть вот задача.

Юлия Огнева:
И все это востребовано? Здесь или за рубежом?

Юрий Назаров:
Востребовано и здесь. Но, конечно, прицел – это зарубежные рынки. Но как туда войти?

Юлия Огнева:
Но не будем же мы конкурировать с ИКЕА, в самом деле?

Юрий Назаров:
Почему бы и нет? «Ивацевичдрев» вошел в крупную польскую сеть, и сегодня мы уже с трудом выполняем заказы, которые нам дают. То есть цена и качество наши абсолютно конкурентоспособны.

Юлия Огнева:
А что ж мы-то тогда едем…

Юрий Назаров:
А я вам рекомендую: вы не едьте никуда. Вот вы решили что-то купить, я вам говорю: мягкую мебель купите вот у этого предприятия. Вы что, в ИКЕА полочку решили купить? Так купите на наших предприятиях. Они такие же есть.

Юлия Огнева:
Говорят, что дешевле, поэтому и едут.

Юрий Назаров:
Что-то – дешевле, что-то – дороже.

Юлия Огнева:
То есть надо любить свое?

Юрий Назаров:
Президент сказал в Светлогорске, что создание новых производств на территории республики – это и есть патриотизм.

Юлия Огнева:
Будем патриотичны.

Юрий Назаров:
Да.