«Позитивное место для написания песен – напротив кладбища». Как выглядит двор детства «Тяни-Толкай» и что говорят о них бабушки на лавочке

10.10.2019 - 12:42

Погонять мяч с соседской ребятней, встретить рассвет и сочинить первые хиты – для них все начиналось здесь. Корреспонденты программы «Минск и минчане» прогулялись с исполнителями группы «Тяни-Толкай» по двору их детства.

Именно романтика двора и легла в основу творчества. Самый живописный уголок столицы – Зеленый Луг – шкатулка воспоминаний для музыкантов. А улица Калиновского – центральный проспект детства. Здесь все напоминает о беззаботной юности. Кажется, все было только вчера.

Павел Клышевский, солист группы «Тяни-Толкай»:
Вот мы сейчас в родном дворе. Я с первого подъезда. Андрюха – с пятого, а Пашка с соседнего дома. Но тусовались здесь. Здесь стояли две лавочки: честно, мы их украли из соседних дворов. Кустарник был. И именно в этом месте мы показали первые аккорды на гитаре, именно здесь мы учились играть.

Павел Тараймович, солист группы «Тяни-Толкай»:
Наши подростковые приключения проходили именно здесь. Даже первый публичный концерт: мы вынесли барабаны, гитары. Было слышно аж по всей округе.

Тогда сонные дворы спального района буквально «стояли на ушах». Послушать местных бардов слеталась молодежь со всего района, а любопытные соседи то и дело подглядывали из окон за импровизированным уличным шоу. Впрочем, будущих звезд эстрады в сорванцах разглядели сразу!

Соседки:
Это ж наши дети! Хорошие друзья.
Гуляли на улице, в футбол гоняли, в прятки играли. Не дрались и бабок старых не обижали. Очень хорошие!

У себя на районе голосистые заводилы не только оттачивали артистическое мастерство, но и грызли гранит науки. От дома до храма знаний – рукой подать.

Павел Тараймович:
Школа номер 114. С углубленным изучением испанского языка.

Павел Клышевский:
Забора, кстати, не было. Поэтому у нас был испанский каждый день. И дежурить нравилось. С пол-урока уходишь, все расставляешь, а остальное время балдеешь.

Павел Тараймович:
Были по 25 копеек обеды и по 35.

Павел Клышевский:
Но по 35 – были сосиски, было вкуснее.

Павел Тараймович:
Помню, как он менялся со мной, чтобы у меня были сосиски.

Павел Клышевский:
Ясный перец!

Павел Тараймович:
Тормоз!

Павел Клышевский:
Вот мой детский садик, где я прошел все ступени иерархии: от яслей и заканчивая подготовительной группой к школе. Я этот садик знал маленьким, а потом уже с ребятами мы его освоили в подростковом возрасте. Когда залазили подальше от родителей через забор в веранды. Они были закрытые.

На Калиновского кипела жизнь. А между тем, начинающие музыканты осваивали не только аккорды, но и тренажеры. И даже открыли спортзал в подвале жилого дома.

Павел Клышевский:
Мой дом по адресу Калиновского, 105 – более известен был под названием «Единый». Потому что на этих 9-этажках было «Народ и партия едины». И вот у меня был дом «Единый».

Районные гастроли ребят под открытым небом постепенно канули в лету. Музыканты повзрослели, а вместе с ними и их творчество. Это отразилось и на стилистике песен. Мало кто знает, что квартет начинал с провокационных ритмов панк-рока и назывался «Махона».

Юные рокеры мечтали о крыше над головой. В поисках репетиционной базы далеко ехать не пришлось. Обосновались в километре от дома, где в буквальном смысле «гаражный бойз-бэнд» «шлифовал» свое звучание.

Павел Тараймович:
Недалеко 6-этажный гаражный бокс. На шестом этаже гараж за 20 долларов в месяц. Зимой там было очень холодно.

Павел Клышевский:
Вода замерзала на озере, и шли мы пешком через озеро в дикий мороз туда на репетицию в гараж. А все друзья играют где-то в хоккей.

Павел Тараймович:
Просто в тепле сидят.

Павел Клышевский:
Думаю, ладно, пойду на репетицию – вы мне все равно будете когда-нибудь завидовать!

Павел Тараймович:
Крайне позитивное место для написания песен – напротив кладбища. По­том я начал встречаться с девушкой, она жила в центре. Поэтому после репетиции пацаны ночью шли туда, а я в сторону кладбища – фонари обычно не горели. Пару историй зимой у меня было: фонари, кстати, включили. Смотрю: на снегу отпечаток босой человеческой ноги. Постоял, посмотрел в сторону кладбища… Было очень «весело». Взбодрило, скажем так!

Артисты долгое время совмещали увлечение музыкой с работой на столичном заводе. Первым сменил литейный цех на пункт видеопроката в гастрономе Павел Тараймович. К слову, с этой местной достопримечательностью связано много забавных историй.

Павел Тараймович:
Недалеко лес у нас. Пришел лось, побил рогами витрины. Сам лег на ступеньках и лежал – был раненый. Потом пять человек собрались, в лес выпустили, подлечили. А магазин с тех пор называется «Лосиный».

Павел Клышевский:
Самое классное место, где стоял киоск и продавал квас. И все с бидончиками, трехлитровыми банками в сезон ходили за квасом. Там были очереди.

Павел Тараймович:
А еще здесь стояли два автомата с газировкой.

Павел Клышевский:
Да, точно!

Правду говорят, люди – душа города. И сколько ни смотри на любимую столицу, каждый ее видит по-своему.

Павел Клышевский:
Минск – наш родной город, который мы обожаем.

Павел Тараймович:
На самом деле, приходится очень много ездить по работе, путешествовать. Много замечательных мест, городов. Но дом именно здесь.

Loading...


«Нас провоцировали на какие-то скандалы». Елена Пищикова рассказала всю правду о проекте «Хочу в ВиаГру»



Эта хрупкая девушка когда-то приехала в большой город из провинции и смогла покорить не только белорусскую сцену. Рассказываем в программе «Минск и минчане» о музыкальной биографии и ярком выступлении Елены Пищиковой в знаменитом шоу.

Елена Пищикова, певица, телеведущая:
Первый мой телевизионный проект и именно такой серьезный выход на большие экраны, на большую сцену – это был проект «Звездный дилижанс» как раз телеканала СТВ, продюсер и организатор этого конкурса  – Александр Григорьевич Тиханович. Ему огромная благодарность. Он просто дал нам такой вот шанс показать себя, очень много именно звездных участников вышло из этого проекта. Катя IOWA, Дмитрий Колдун, Герман Титов, Аня Шаркунова. Ну, вот я, не буду скромничать.

На сцене Лена с 8 лет. Поэтому участие в первой и единственной белорусской «Фабрике звезд» стало закономерным продолжением сольной карьеры. Не испугала нашу героиню даже огромная очередь, в которой пришлось простоять 8 часов.

Елена Пищикова:
Когда я увидела объявление по телевизору, я поняла, что это мой шанс, нужно обязательно туда идти. Я исполняла песню Патрисии Каас.

Безупречный французский вместе с прекрасным исполнением дали свой результат. Но самое интересное было впереди – два года Лена прожила вместе со своей новой музыкальной семьей.

Елена Пищикова:
Это было реалити-шоу. Мы жили все вместе в санатории, где за нами следовали камеры. Нас снимали, как мы просыпаемся, как мы занимаемся спортом, как мы кушаем, всякие какие-то наши приколы. И был концерт каждую неделю. Каждый день были репортажи, как мы живем. Было очень интересно. Иногда даже моя мама видела меня только по телевизору и узнавала новости по телевизору.

Это закалило характер девушки и придало ей уверенности. Когда через какое-то время она попала в новый проект, адаптироваться к поистине армейским условиям ей было гораздо проще.

Елена Пищикова:
Организация проекта «Хочу в ВиаГру» была на грани человеческих возможностей и выживания. Очень многое осталось за кадром. Один из туров длился двое суток, длились съемки. Мы сами в это не поверили. Просто двое суток без сна, без еды, в максимально нервном напряжении. Я думаю, что с одной стороны это все нагнеталось специально, потому что это, все-таки, реалити-шоу, и нужны рейтинги. Когда все добрые, выспавшиеся, красивые – это не интересно. Естественно, нас провоцировали на какие-то поступки, на какие-то скандалы. Был у меня в какой-то момент срыв, хотелось просто собраться и уйти.

Трудно было не только морально и психологически. Физически участники были измотаны до предела. Наградой за выдержку и талант стала невероятная популярность!

Елена Пищикова:
Вспоминаю то утро, когда после первого эфира ты открываешь Вконтакте, и у меня там тысяча сообщений! Я не могла понять, что происходит, я не верила. Это был, действительно, тот момент. Когда я вышла в магазин после первого эфира, и ко мне стали подходить люди и фотографировать.

После этого шоу Елена Пищикова попала в очередной творческий проект – уже на Украине, в команду Александра Пономарева. Талантливой белоруске даже предложили снять клип.

Елена Пищикова:
Сейчас у меня кавер-проект. Ди-джей, саксофон, скрипка и вокал.

Но не только музыкой заполнена жизнь певицы. Елена много путешествует – а недавно даже поднялась на Эльбрус, чем очень гордится. И все же каждый раз, возвращаясь домой, она первым делом направляется к любимому инструменту.

Елена Пищикова:
Вот тот стульчик, который мне подарили, когда мне было 7 лет. Он со мной проделал путешествие из Витебска. Я предлагаю начинать утро и день с джаза. Это всегда поднимает настроение, повышает тонус.

И, несмотря на все современные тенденции в музыкальном мире, время от времени она неизменно возвращается к старой доброй классике.

Елена Пищикова:
Я была отличницей в музыкальном училище до того, как начался «Звездный дилижанс». А потом начались постоянные переезды, нужно было ездить из Витебска в Минск. И, наверное, со «Звездного дилижанса» это было на 3 курсе музыкального училища, я осознала, что, скорее всего, я не буду пианисткой – буду эстрадной исполнительницей, эстрадной певицей. Но сейчас я снова вернулась к инструменту, я поняла, что мне безумно этого не хватает.

Не смогли мы пройти мимо и очень важного для нашей героини места.

Елена Пищикова:
В этой студии был записан наш альбом «Звездный дилижанс» вот такой вот раритет. За этим креслом сидела Ядвига Константиновна и руководила. В общем, безумно приятно было работать здесь. И я надеюсь, мы еще вспомним прошлое и обязательно еще повторим. Вернемся на эту студию и запишем «Звездный дилижанс 20 лет спустя».

Что ж – задумок много! Самое время приступить к их реализации! Пожелаем удачи!