Директор мемориала «Хатынь»: «Ребёночек сгорел вместе с мамой. 19 лет было девочке. И когда это говоришь молодым женщинам-матерям…»

27.03.2018 - 17:43

Новости Беларуси. Как сохранить память о Великой Отечественной войне, обсуждали во время ток-шоу «Что происходит».

Артур Зельский, директор государственного мемориального комплекса «Хатынь»:
Хатынь требует разного возрастного посещения. Одного человека.

Он должен посетить и в школьном возрасте, и когда подрастёт.

Потому что я вижу, когда приезжают молодые мамы с маленькими детьми, и когда им рассказываешь про вот эту трагедию: как маленький ребёночек, 7 недель ему было от рождения, сгорел вместе со своей мамой. 19 лет было девочке. Он сгорел. И когда вот это говоришь этим молодым женщинам-матерям, у них боль уже вот здесь остаётся. Оттуда она уже никуда не уйдёт, потому что они уже представляют себе: что весь этот кошмар, этот ужас может быть и у них. Мы много говорим о Победе. И правильно мы говорим о нашей победе. Но, всё равно, где-то, может быть, надо сказать и о жертвах. Какой ценой досталась нам эта победа, какой страшной ценой. И, особенно, о жертвах среди мирного населения, ни в чём не повинных людей. Потому что «Хатынь» – это памятник именно мирным людям. И, самое главное, это – памятник детям, маленьким детям.

Хатынь и сохранение памяти о войне: «Что происходит»

Люди в материале: Артур Зельский
Loading...


«Потрясает своей пронзительностью. 12,5 минут о маленькой девочке, которая погибла в Тростенце. Этот фильм на экраны не вышел»



Новости Беларуси. О страшных уроках военных лет и попытках перекроить историю говорили во время ток-шоу «Что происходит».

Артур Зельский, директор государственного мемориального комплекса «Хатынь»:
Про фильмы говорили. Поймите, снимаются фильмы. Я пошёл на другую секцию, показал фильм: 12,5 минут, снимали 2 года тому назад, «Люся – маленькая героиня большой войны». Этот фильм потрясает своей пронзительностью. 12,5 минут о маленькой девочке, которая погибла в Тростенце. Этот фильм на экраны не вышел.

Его нет на наших больших экранах, его нет нигде, он лежит где-то на полке.

Почему это прежнее руководство «Беларусьфильма» делало, мне неизвестно. Никого не обвиняю, но просто факт остаётся фактом, что многие наши кинокартины, документальное кино – оно незаметно.

Хатынь и сохранение памяти о войне: «Что происходит»