Директор PandaDoc о разговоре с Президентом в СИЗО КГБ: «Диалог, по моему мнению, состоялся»

11.10.2020 - 22:38

Новости Беларуси. Бизнесмену Юрию Воскресенскому и директору компании PandaDoc  Дмитрию Рабцевичу изменена мера пресечения. Они вышли на свободу. Об этом сообщил в эфире телеканала «Беларусь 1» директор PandaDoc Дмитрий Рабцевич. 

Алена Сырова:
Дмитрий, какие планы на жизнь дальше?

Дмитрий Рабцевич, директор PandaDoc:
В первую очередь – это, конечно, увидеться с семьей. Но в дальнейшем, более долгосрочно – это работать, развиваться, есть идея построить компанию в ПВТ с помощью коллег, друзей и работать в этой юрисдикции. Потому что на данный момент, мне кажется, там созданы все условия для того, чтобы платить нормальные зарплаты, развиваться, строить будущее вместе.

Алена Сырова:
Мы так долго строили Беларусь – IT-страну, и сейчас многие говорят, что события последних месяцев могут сказаться негативно на этих планах. Некоторые вообще сомневаются в будущем IT в Беларуси. На ваш взгляд, быть этому или не быть?

Дмитрий Рабцевич:
Мне кажется, что IT-страна – она развивающаяся, построенная уже, есть плацдарм, знания, навыки сотрудников, есть хорошие условия, в частности, декрет ПВТ и льготы, которые позволяют и позволят в будущем развиваться IT-отрасли в том векторе, который есть сейчас. Наверное, необходимо разделять политику и бизнес. В данном случае для бизнеса созданы все условия, которые есть на данный момент в декрете. Возможно, он будет дорабатываться, меняться, улучшаться, что для бизнеса исключительно положительная тенденция.

Алена Сырова:
Нельзя обойти стороной вчерашнюю встречу – в следственный изолятор КГБ приехал Президент. Ожидали, что такая встреча состоится?

Дмитрий Рабцевич:
Это было неожиданностью. Формат беседы был не напряженный, простой, атмосфера была с целью построить диалог о том, как выходить из ситуации, какие есть идеи по поводу внесения изменений в конституционный строй. И этот диалог, по моему мнению, состоялся. Точки соприкосновения есть. Основным вопросом обсуждалась экономика, экономическое развитие будущее, также был вопрос о внесении поправок в Конституцию. Были и другие моменты, которые были близки собеседникам.

Алена Сырова:
После этой встречи что конкретно вы можете сделать для того, чтобы жить в той стране, в которой хочется?

Дмитрий Рабцевич:
Я буду работать и развиваться – это, наверное, основной посыл, который я для себя вынес, что я говорил ранее. Ну и, наверное, нужно больше знать о Конституции, ее содержании. Там также обсуждались определенные изменения, которые планируются внести в Конституцию. Я, к сожалению, со своей стороны добавить в эту область не смог.  

Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.