Дизайнер Александр Лапковский в гостях программы «Утро. Студия хорошего настроения»!

10.04.2014 - 17:50

Новости Беларуси. В гостях программы «Утро. Студия хорошего настроения» на СТВ – дизайнер Александр Лапковский!

Люди в материале: Александр Лапковский
Loading...


Его сумки – в личных коллекциях Утяшевой, Топурии и Ёлки. Показываем, как работает белорусский дизайнер Макс Миронов



Корреспонденты программы «Минск и минчане» – в мастерской известного белорусского дизайнера Макса Миронова. Здесь нет лоска и глянца – стучат швейные машины, пахнет клеем, то и дело включается пресс.

Естественно, всю самую сложную работу по изготовлению дизайнерских сумок он берет на себя.

Его сумки в личных коллекциях Ляйсан Утяшевой, Кэти Топурии и Ёлки. Желающие с ним посотрудничать выстраиваются в очередь, а столичные модницы в ожидании новой модели, как чуда.

Максим Миронов, дизайнер:
Это, действительно, суровое занятие. Раньше, когда я начинал свое дело, очень популярный вопрос был: «А как так – парень? А как твои родственники на это смотрят, что парень шьет сумки?» Зайдите, посмотрите, с чем мы работаем, и как это происходит.

Итак, небольшой мастер-класс.

Максим Миронов:
Мы сейчас нанесем тиснение и логотип на кожу. И постепенно это превратится в небольшую сумочку. Делаем деталь с логотипом, сошьем петлю.

Еще несколько нехитрых манипуляций – и можно примерять аккуратную поясную «малышку»!

Максим Миронов:
Самое приятное, это, все-таки, примерять.

Сегодня за кожаными произведениями Макса Миронова буквально охотятся самые стильные женщины нашей страны и не только. Но 10 лет назад в это даже трудно было поверить!

Максим Миронов:
У нас дома была швейная машинка, никто не знал ее точного назначения. По-моему, у нее были какой-то заводской брак. И когда я решил сделать себе сумку, я изначально был настроен на то, что у меня получится что-то кривое. Я вручную прокрутил сумку. Я пытался открыть какие-то инструкции, у меня постоянно там что-то запутывалась. Но, тем не менее, получилась сумка, с которой я потом долго ходил. Это была моя первая сумка, которой я очень гордился, я был очень модным.

Сшил ее Максим для себя. Правда, у студента филиала экономического университета была совершенно иная цель – создать собственный экстрамодный бренд одежды, свое маленькое предприятие, которым он будет управлять.

Максим Миронов:
Мне было 20 лет, мне хотелось быть интересным человеком, проявить фантазию. Я не только сумки делал: перешивал футболки, своим друзьям ушивал брюки, джинсы, чтобы они были узенькие. А сумки, наверное, получились по тому принципу, что лучше получается, что хорошо умеешь, то и делаешь.

Стоит заметить, что сегодня производителей одежды и аксессуаров немало, но единицам удается так громко заявить о себе. В чем же секрет Макса Миронова?

Максим Миронов:
Этот процесс от смешного ручного творчества перешел к производству дорогих, люксовых, он настолько шел плавно, что я даже не знаю этот момент, когда зародился бренд. Я работал на складе, где появлялись люди, которые тоже работают с кожей. И среди них были такие известные дизайнеры, как Павел Пананский, Иван Айплатов. Это череда знакомств с талантливыми, творческими людьми. Спасибо им за это.

Одно из недавних мероприятий – совместный показ с Кэти Топурией на фэшн уик в Москве. Сложные и при этом лаконичные работы белорусского дизайнера как нельзя лучше подошли к премьерной линии одежды российской певицы.

Максим Миронов:
Брэнд Кэти представлял свою коллекцию вечерних интересных платьев, костюмов. И очень хорошо подошли мои сумки. И было прикольно, да. У Кэти есть сумки, и она носит.

На полках мастерской-студии – самые разные кожаные шедевры, от поясных сумок до объемных рюкзаков. К каждой модели у дизайнера особое отношение, но объединяет их одно.

Максим Миронов:
Я всегда хочу создать сумку мечты. Если честно, то мне кажется, что часто это и получается.

Первой оценивает задумки Максима, как правило, его муза и жена Юля.

Максим Миронов:
Большинство сумок у нее есть. У нее все черные сумки, она любит черные. Она очень стильная девчонка.

А сын и вовсе частенько принимает участие в творческом процессе.

Максим Миронов:
Он здесь бывает очень часто и говорит: «Папа, я сделаю себе бизнес по браслетам. Это выгоднее». И если нужно на минуточку даже с ним зайти, я знаю, что не уйти без браслета. Он сразу идет к мешку с кожей. И он знает, где какая клепочка лежит, застежка, знает, какая насадка нужна для пресса для любой застежки.

Когда у папы-дизайнера и мамы-главного редактора выпадают свободные минутки, то вся творческая семья отправляется в очередной вояж.

Максим Миронов:
У нас есть маленькая фишечка – мы любим путешествовать по Беларуси. То есть у нас бывают на выходных такие маленькие мини-путешествия. Там каждый из находит свое в этих путешествиях. Жена прорабатывает все маршруты, выбирает все локации. Она знает, где какой костел и усадьба. Я, в принципе, люблю дорогу и обожаю заправки.

Если хочешь, чтобы желание исполнилось, лучше оставить при себе, считает Максим Миронов. Делай, что должен – и будь что будет!

Максим Миронов:
Что касается вдохновения, то я всегда говорил и буду говорить, что вдохновения не бывает. И самая лучшая работа получится, если будешь дольше думать. Нужно мыслительный процесс запускать и доводить до конца.

Максим Миронов:
Я не рисую эскизы. Просто в голове идет такой трансформер, лего, какие-то детали переделываются, меняются, ищешь форму. Очень легко узнается тот момент, когда оно находится. Это бывает нечасто, но ты знаешь: вот завтра приду и сконструирую.

О чем еще может мечтать дизайнер, который сумел выйти на мировой уровень? Все просто – о том, о чем мечтает каждый из нас. Например, оправиться в дальнюю поездку.

Максим Миронов:
Я бы хотел в этом году съездить в Америку. Еще я хочу в этом году попасть на концерт Элтона Джона.

Но даже там, на другом конце света, Макс Миронов будет думать о том, какой будет его следующая сумка. Потому что…

Максим Миронов:
Я ими очень горжусь, люблю и уважаю.