«Каждый конкретный случай – это каждая конкретная история». Какими препаратами в Беларуси лечат от коронавируса?

14.05.2020 - 20:44

Новости Беларуси. Ситуацию с коронавирусом в Беларуси обсуждали в телепроекте «Стоп COVID-19. #Проверено_на_себе»

Игорь Позняк, ведущий СТВ:
Вопрос препаратов: чем лечим? Говорят, есть какой-то чудодейственный японский препарат. Его можно считать панацеей?

Главврач из Столбцов, переболевшая коронавирусом: «Я считаю, что я здорова»

Елена Богдан, заместитель министра здравоохранения Республики Беларусь:
На сегодняшний момент панацеей, наверное, считать ничего нельзя. Потому что все исследования, которые идут, ведутся по абсолютно разным препаратам, которые действуют абсолютно на разные заболевания, даже между собой иногда и логически не связаны.

Это и препараты, которые мы используем для лечения малярии, которые используем для лечения каких-то заболеваний, связанных с аутоиммунными нарушениями. Это препараты для лечения ВИЧ-инфекции. Это препараты для лечения ревматоидного артрита.

Игорь Позняк:
Как принимается решение по лечению конкретного пациента?

«Им так тяжело работать в этих скафандрах. Дышать тяжело – видно по ним». Оператор СТВ лежит в больнице с коронавирусом

Елена Богдан:
Всегда лично врачом, заведующим отделением конкретного пациента, начмедом. Здесь нет ничего нового. Есть пациент, у пациента есть фоновый статус, скажем так, есть сопутствующие заболевания. И с учетом этого назначаются те или иные препараты.

Например, очень много мы говорим о таком препарате, как Иммард. Мы его назначаем, он включен в наш клинический протокол. Но его нельзя назначить пациентам определённой группы, у которых есть нарушения ритма сердца. Потому что этот препарат еще больше усугубит. И мы можем потерять человека не от коронавирусной инфекции, а потерять человека от нарушения ритма, который может стать фатальным в любой момент.

Поэтому каждый конкретный случай – это каждая конкретная история.

Люди в материале: Елена Богдан, Игорь Позняк
Loading...


Год с коронавирусом. О чём мы не знали на самом деле? Рассказывает Елена Богдан



Новости Беларуси. Гостья программы «В людях» Елена Богдан, первый заместитель министра здравоохранения Республики Беларусь, председатель Белорусского союза женщин, рассказала, чего мы не знали о коронавирусе.

Вадим Щеглов, ведущий:
Российская Федерация, которая закрыла с нами границу, ее планирует открывать? Вы во взаимодействии с коллегами?

Елена Богдан, первый заместитель министра здравоохранения Республики Беларусь, председатель Белорусского союза женщин:
У нас уже сегодня летают самолеты, ходят поезда, люди могут передвигаться через границу. Сегодня это сообщение есть. Оно совсем не прерывалось. Транспортные потоки тоже ведь шли, в том числе и человеческие. Просто их не было в таком количестве.

Вадим Щеглов:
Были основания для посещения России: выезд на лечение, к близкому родственнику, вид на жительство.

Елена Богдан:
Они ограничены, но когда человек приезжает к нам из-за границы, мы его усаживали на 14-дневный карантин. Несмотря на то, что мы не закрыли границы, мы приняли немного другие меры, чтобы обезопасить собственных граждан от тех, кто может нам привезти вирус. Мы точно так же заботились о своих гражданах. Но мы думали о другом. Кто знал весной, сколько продлится коронавирус: месяц, два, три. Мы уже год с ним живем. Возможно, еще долго с ним жить будем. Сейчас придет вакцинация. Возможно, она даст эффект. Очень большая надежда именно на вакцину. Но год люди смогли работать, получать заработную плату, дети получили образование, поступили в учебные учреждения. Кто-то закончил учебу, приступил к работе. Мы не парализовали жизнь страны.

Вадим Щеглов:
Для меня показательным было, когда здесь был профессор Жаворонок (инфекционист). Который сказал, что те лекарства, которыми лечили Трампа, есть в любой районной больнице. Для меня это было значимо. Это значит, что нашли деньги, купили.

Елена Богдан:
Я непосредственно занималась всеми этими вопросами лекарственного обеспечения в Министерстве здравоохранения. На тот момент отвечала за лекарственное обеспечение. Я знаю, как было сложно получить некоторые лекарства, когда закрылись все страны. Они работали только на себя. Где-то в некоторых ситуациях это только личные взаимоотношения нашего главы государства с главами других государств. Когда мы получали самолеты гуманитарной помощи, они вылетали из Китая в Беларусь. Заплатив деньги, мы не могли дождаться, когда нам отгрузятся лекарства. При таком уровне взаимоотношений оно к нам четко уходило. Получили оплату, получили лекарство.

Елена Богдан об ответственности за буллинг и экстремизм: «Я сталкивалась с людьми, которые психически сломаны» – подробнее здесь