Дмитрий Колдун о сыне, воспитании детей, Минске и Москве, раздражающих вопросах и планах на 2014 год

15.01.2014 - 15:23

На вопросы ведущей программы «Большой завтрак» Ирины Хануник-Ромбальской отвечает певец Дмитрий Колдун.

Ирина Хануник-Ромбальская:
Доброе утро, Дим.

Дмитрий Колдун:
Доброе утро.

Ирина Хануник-Ромбальская:
Лучше поздно, чем никогда, поэтому поздравляю тебя с рождением сына. Хоть уже, наверное, все успели это сделать, но нашей программе еще не все известно и все интересно.

Дмитрий Колдун:
Спасибо. Сыну моему, кстати, на днях будет год. Поэтому он уже большой, но, тем не менее, спасибо.

Ирина Хануник-Ромбальская:
Что меняет это в жизни мужчины? Что поменялось в твоей жизни за этот год?

Дмитрий Колдун:
Появился еще один человек, которого нужно любить, охранять, заботиться о нем, переживать о нем. Это очень здорово, мне нравится.

Ирина Хануник-Ромбальская:
А какую часть забот ты берешь на себя?

Дмитрий Колдун:
Это сложно сказать. Вообще, конечно, большую часть времени с ребенком проводит именно мама, потому что я часто на гастролях, нужно постоянно куда-то ехать, куда-то идти, что-то тащить. А мама сидит с ребенком. Но я скоро закончу ремонт в квартире и мы все вместе будем жить долго и счастливо.

Ирина Хануник-Ромбальская:
У некоторых мужчин есть такая позиция, что когда ребенок подрастет, сможет разговаривать, мы с ним пойдем на футбол, туда-то, а до этого это мамина прерогатива. Есть у тебя какие-то традиции, которые только ты делаешь?

Дмитрий Колдун:
Я так не считаю. Знаешь, многие говорят, с какого возраста нужно воспитывать ребенка. «Он у меня начал ходить – можно начинать?» Ты уже опоздал. Поэтому я стараюсь больше времени проводить с ним вместе. У меня получается, стараюсь делиться частью себя.

Ирина Хануник-Ромбальская:
Люди творческие, которые много времени отдают работе, стараются всячески задобрить детей. Ты вообще добрый? Будешь воспитывать в строгости?

Дмитрий Колдун:
Я, может, и добрый папа, но мне почему-то кажется, что те игрушки, которые я выберу, ребенку не очень понравятся. Потому что у меня все-таки такой логический подход к этому: игрушка должна работать, должна отвечать за какие-то функции. А ребенку, может, просто хочется поиграться, может, он ничему не хочет обучаться на данном этапе своей жизни. Думаю, с этим нужно как-то еще поработать.

Ирина Хануник-Ромбальская:
Маленькие дети очень чутко реагируют на голос. Поешь что-нибудь?

Дмитрий Колдун:
Он сам уже поет. Дети, насколько я знаю, петь начинают раньше, чем разговаривать, поэтому он уже поет песни различные. Я у него иногда даже ворую, его мелодии. Но обещаю в авторство вписывать его.

Ирина Хануник-Ромбальская:
Ты в последнее время сам стал писать.

Дмитрий Колдун:
Отчасти да. Я участвовал в создании произведений.

Ирина Хануник-Ромбальская:
А почему? Тебя что-то не устраивало в том, что тебе предлагали или это порыв такой?

Дмитрий Колдун:
Абсолютно нет. Наверное, больше не устраивало из того, что предлагают, потому что, как правило, те, кто пишут хорошую музыку, они всю хорошую музыку отдают именно своим артистам, потому что у любого хорошего композитора есть свои артисты, которых он продюсирует, с которыми он занимается. А на продажу остальным он оставляет немножко похуже. И поэтому мы решили, что будем сами писать. Посмотрим, что из этого получится. Нет – так нет. Значит, не получается. Вроде, пока получается.

Ирина Хануник-Ромбальская:
В Минске ты уже, по сути, часто являешься просто гостем? Для тебя Минск – это дом или ты чувствуешь, что ты приезжаешь как в гости.

Дмитрий Колдун:
Я не знаю где мой дом. Москву я тоже не могу назвать домом. Минск тоже, пожалуй, нет. Дом – это, как в песне поется, все-таки дорога: два-три дня в родном месте, два-три дня в другом. Меня это немножко угнетать начинает, надоедает это все.
Поэтому Минск для меня – это в первую очередь родина. Здесь много друзей, много знакомых, мы часто собираемся вместе. Тем более в последнее время здесь проходит очень много музыкальных мероприятий, концертов. Поэтому здесь не только отдых, но и работа, и всегда только самые приятные ощущения и впечатления.

Ирина Хануник-Ромбальская:
Январь – как раз такое время, когда все мы ходим в гости, есть повод. А ты, когда приезжаешь в Минск, к кому в первую очередь приходишь в гости?

Дмитрий Колдун:
Естественно, в первую очередь я иду к брату в гости, к маме своей еду. Мы собираемся частенько, пьем чай, кофе, обсуждаем, как все было в уходящем и в ушедшем году.

Ирина Хануник-Ромбальская:
А есть такие вопросы, которые тебя раздражают? Что вообще стало тебя раздражать с тех пор, как ты стал знаменитым?

Дмитрий Колдун:
Да, в общем, ничего не раздражает. Даже иногда очень приятно, когда задают вопросы, а ты начинаешь беситься. Но ты вынужден на них ответить. Потом гордишься собой, что не вспылил, не ответил что-нибудь грубое, а ответил на этот вопрос достойно. Мне это нравится.

Ирина Хануник-Ромбальская:
Что за вопросы?

Дмитрий Колдун:
Например, из последнего: «Извините, пожалуйста. Можно у Вас взять интервью?» Я отвечаю: «Да, конечно». Мне говорят: «Представьтесь, пожалуйста». «Меня зовут Дмитрий Колдун. Я – певец». Как-то так.

Ирина Хануник-Ромбальская:
Непрофессионализм.

Дмитрий Колдун:
Да нет, это просто бытность.

Ирина Хануник-Ромбальская:
А чего тебе не хватает, когда ты не в Беларуси? По чем ты скучаешь?

Дмитрий Колдун:
Скучаю по дешевой колбасе без ГМО. Кстати, в России недавно разрешили использовать генно-модифицированные образцы, поэтому буду приезжать сюда и закупаться едой. А чего не хватает? Даже не знаю чего. Не хватает этого покоя, который здесь есть. Где бы ты ни был: в центре Минска или за городом. Не хватает какой-то душевности, здесь все менее материально. Все-таки Москва – это такая компьютерная игра, ты должен набрать себе больше бонусов, собрать «аптечки». А здесь ходишь себе, гуляешь и не думаешь, что нужно с кем-то сражаться и бороться.

Ирина Хануник-Ромбальская:
Наступил 2014 год. Что он будет представлять в творческом плане для Дмитрия Колдуна?

Дмитрий Колдун:
Я на 2013 год ничего особо не планировал, но вышел у меня и альбом, и сын вышел новый. А что касается 2014 года, буду писать, буду снимать, буду делать все то, что и делал до этого, чтобы поклонникам было интересно наблюдать за творчеством.

Люди в материале:
Новости по теме

‡агрузка...

Певец Дима Колдун: Нужно верить в то, что у тебя всё получится!

К каким артистам ты себя причисляешь в первую очередь: белорусским или российским?

Дмитрий Колдун, певец:
Как можно относить себя к белорусским, российским артистам? В музыке нет национальности, нет языка. Музыка - интернациональная. Я не разделяю ее, а просто несу музыку в мир.

Часто бываешь в Беларуси?

Дмитрий Колдун, певец:
Часто бываю. Я здесь вспоминаю свои молодые годы. Могу сказать, что в Беларуси песни пишутся легче. Как-то здесь… наверное, воздух привычнее.

А что тебе нужно для того, чтобы пришла муза?

Дмитрий Колдун, певец:
Как минимум, чтобы целый час меня никто не тревожил и не мешал работать.

Есть ли разница между российским и белорусским шоу-бизнесом?

Дмитрий Колдун, певец:
Беларусь меньше, Россия - больше. В Беларуси шоу-бизнеса поменьше, в России - побольше. Это нормально. Конкуренция везде одинаковая.

Если кто-то хочет чего-то добиться, он вынужден участвовать в конкуренции, сражаться, бороться за свое место под солнцем.

В целом, да, есть какие-то особенности, но направления одни и те же.

Говорят, в Беларуси нет шоу-бизнеса. А ты как считаешь?

Дмитрий Колдун, певец:
Он просто немножечко поменьше. Если мы увидим на нашу солнечную систему издалека, то мы увидим только Солнце. А когда присмотримся, есть там и Земля, и Меркурий, и Венера…

Ты сказал, что нужно искать своё место под солнцем, стараться, трудиться… Пришлось ли тебе чем-то пожертвовать или что-то поменять в своём характере, чтобы всё же там «ужиться», принять жёсткие правила?

Дмитрий Колдун, певец:
Конечно. Когда ты приходишь в монастырь, как говорится, «ты со своим уставом не полезешь»! К чему-то приспосабливаешься, от чего-то отказываешься. Это интересный процесс. Если относиться к нему, как какому-то болезненному лечению зубов, то, наверное, просто ничего не получится.

Просто нужно получать удовольствие от самого процесса и каких-то достижений, радоваться достижениям. Не жалеть о том, что что-то у тебя не получается, а просто верить в то, что у тебя всё получится! 

Ты уже состоявшийся любимый артист. Но тем не менее постоянно участвовал в каких-то интересных, оригинальных проектах, конкурсах. Тебе это жизненно необходимо?

Дмитрий Колдун, певец:
Я не участвую во всех конкурсах, в которых мне предлагают поучаствовать. Участвую только в тех, которые непосредственно связаны только с музыкой, а во-вторых, в тех конкурсах, где я еще не участвовал и где можно чему-то поучиться. Скажем, проект «Точь в точь» - это очень интересный опыт. Я даже долго сомневался, стоит ли туда идти, потому что с хореографией у меня не очень, а там всё же нужно находить какие-то движения, пластику. Но со временем я понял, что, когда ты одеваешь маску другого человека, вроде бы это уже и не ты. И все, что ты делаешь… Кажется: «а вдруг этот человек так и делал» Это так сглаживается, что в конце концов ты перестаешь быть собой. В этом состоянии ты можешь сделать все, что угодно, и это будет: «А вроде и ничего!»



Подписаны 6 документов о сотрудничестве в разных сферах: как прошли переговоры глав государств Беларуси и Египта

Жилой дом обрушился в Италии: погибли как минимум два человека

Председатель КНР впервые за 14 лет посещает Северную Корею

Работ-полицейский будет патрулировать улицы в Калифорнии

Показать в эфире праздник Победы – главная задача в работе Совета руководителей телекомпаний СНГ

Как обезопасить свою карточку от мошенников? Простые рекомендации от МВД

17 человек получили пожизненный срок за попытку государственного переворота в Турции

Тройная авария в Таиланде: погиб человек, пострадали ещё 13