Дмитрий Павличенко: «Дым рассеялся, и от пятитысячной толпы мы увидели только сверкающие пятки. Хотя я предупредил Козулина»

05.09.2021 - 23:03

Новости Беларуси. На этой неделе легендарная войсковая часть 3214 отметила очередную годовщину, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Это подразделение не раз отличалось при защите конституционного строя, а также является грозой преступников всех мастей. Самый большой вклад в ее становление внес полковник Дмитрий Павличенко.

Юлия Артюх и Григорий Азаренок с удовольствием пообщались с настоящим полковником и не только с ним. Эксклюзив СТВ, подробности в видеоматериале.

Григорий Азаренок, СТВ:
Полковник спецназа – всего два слова, но сколько за ними смысла. Дмитрий Валерьевич Павличенко. Личность легендарная. Одним своим именем он пугал змагаров, мятежников и предателей тогда, когда это еще не было мейнстримом. В конце 90-х он и его бойцы практически в ежедневном режиме рисковали жизнью, избавляя Беларусь от организованной преступности. Верный солдат Президента подавлял несколько цветных революций, а затем воспитал поколение правоохранителей, которые защитили страну в 2020-м. Ему есть что вспомнить.

Флаги эти превратились в копья, полетели камни. Пришлось стоять не на жизнь, а насмерть

Григорий Азаренок:
Дмитрий Валерьевич, я сейчас работаю в этом здании. В свое время вы с бойцами защитили его от разгрома.

Дмитрий Павличенко, председатель Совета ассоциации ветеранов подразделений спецназа войск МВД «Честь»:
Возвращаясь к событиям 1996 года, традиционно 25 марта наши, как говорится, свядомыя объединились в толпу более 5 000 и незаконно шествовали по проспекту Незалежнасці. В то время, к сожалению, у нас подразделения спецназа, подразделения ОМОН особенно были малочисленны. Несколько раз прорвав цепочку ОМОН, они резко свернули с проспекта на Коммунистическую – взять штурмом здание, выйти в эфир и объявить на весь мир, что власть в Беларуси поменялась.

Мы успели занять позиции. Своим внешним видом мы, по сути дела, их отпугнули. Но это была тактическая уловка. Они сделали вид, что расходятся, но быстро опять сгруппировавшись в пятитысячную толпу, они опять попытались пойти на штурм. Флаги эти превратились в копья, полетели камни. Пришлось стоять не на жизнь, а насмерть. Для меня в то время это было такое неожиданное отношение, будем говорить. Как можно к своим же пацанам, которые из народа пришли служить да защищать правопорядок, защищать людей от преступных посягательств?

Были применены приемы рукопашного боя, и в течение, по сути дела, нескольких минут мы эту пятитысячную толпу обратили в бегство.

Григорий Азаренок:
Сколько вас было?

Дмитрий Павличенко:
Отряд был 50… порядка 60 человек.

«Ее, кажется, называли джинсовая или васильковая. Мы про себя ее называли «козлабаранской»

Григорий Азаренок:
2006 год. Вдохновившись оранжевым Майданом, политические неудачники в Беларуси предприняли попытку повторить это у нас. Страну нужно было защищать, и вновь в первых рядах Дмитрий Павличенко.

Григорий Азаренок:
Это знаменитая Плошча 2006-го.

Дмитрий Павличенко:
Да, в памяти всплывают события тех дней, бессонные ночи. Это очередная попытка очередной революции. Ее, кажется, называли джинсовая или васильковая. Мы про себя ее называли «козлабаранской» по фамилиям, будем говорить, представителей, руководителей этой революции – Козулина и Милинкевича. У Милинкевича настоящая фамилия Баран. Опыт был уже вот этого… кажется, его фамилия Сивчик – один из руководителей оппозиционной нашей партии. Он прошел школу на Майдане уже, участвовал в этих палаточных сборищах.

Образовался вот этот палаточный городок, который простоял там буквально несколько дней и ночей. Понимали, что там не лучшие люди, конечно, собрались. Невесть чем занимались – тем более памятуя о склонности самого Сивчика. Долго не продержались. Я тут провел не одну бессонную ночь, буквально через несколько суток эта вакханалия завершилась, и по сути дела они сами уже были готовы к тому, чтобы сдаться. Мы им чуть-чуть помогли. Гора мусора и свалка, которая образовалась после их несколькосуточного – а там, в этой горе мусора, и шприцы, и бутылки, и порножурналы – когда тут прошли мусоросборочные машины с ковшами, превышала половину вот этого здания.

Ну а чем палаточный городок закончился, вы помните. Этим бедным юношам и девушкам была обещана бесплатная учеба в каком-то вузе в Польше. Но через некоторое время они все оттуда вернулись, очень недовольные.

«Я вышел вперед строя, навстречу Козулину, пытался его образумить»

Григорий Азаренок:
Графоманка Ирина Халип в августе 20-го написала: если начали применять светошумовые гранаты, на площадь пришел Дмитрий Павличенко. Помнят. Вспомним еще один эпизод «козлобараньей» революции.

Дмитрий Павличенко:
Козулин образовал толпу порядка 5 000 человек, повел эту толпу, вооруженную кольями (в противогазных сумках у них имелись камни, имелись взрывпакеты, дымовые шашки), на Окрестина с целью освобождения своих сторонников. То есть непосредственно угроза сотрудникам, непосредственно угроза национальной безопасности.

Григорий Азаренок:
И даже угроза им, потому что при штурме тюрьмы применяется боевое оружие.

Дмитрий Павличенко:
Да, совершенно верно. И людей тоже, несознательную эту молодежь. Порядка 30 моих военнослужащих получили различные степени, в том числе и тяжкие, телесные повреждения. Реально я могу сказать, что было применено четыре светошумовых гранаты. Дым рассеялся, и от пятитысячной толпы мы увидели только сверкающие пятки. Хотя я предупредил Козулина. Я вышел вперед строя, навстречу Козулину, пытался его образумить, чтобы повернуть обратно, не подвергать жизнь и здоровье молодых людей, которые за ними шествовали, опасности. Он мне что-то непонятное бурчал, я его развернул и по мягкому месту...

Григорий Азаренок:
Под зад ногой.

Дмитрий Павличенко:
Да. Под зад, как говорится, ногой, как это принято у славянских народов.

«Ваш отец известен не только на всю страну, но и за пределами нашей Беларуси. А кто он для вас? – Папа»

Глядя на отца, сын недолго выбирал профессию. Павличенко-младший – спецназовец.

– У меня семья вся военнослужащих, начиная, наверное, и с прадедов. Воевали они в войну, и до Берлина прадед один дошел. Дедушка десантником был, за спиной у него 400 прыжков, даже более 400 прыжков. Ну и отец в первую очередь.
– Ваш отец – легендарная личность. Он известен не только на всю страну, но и за пределами нашей Беларуси. А кто он для вас?
– Папа.
– В первую очередь отец?
– В первую очередь отец, папа.
– Как ваш характер формировался, что вы от него взяли? У вас тоже уже семья есть, ребенок. Вы как-то разграничиваете – в семье я папа, или вы везде командир?
– Нет.
– Это потрясающе.

– И вы решили пожениться, зная, что супруг – военнослужащий. Сомнений не было по поводу работы? Ведь все-таки постоянно предан родине, отчизне, приказам, все время отсутствует. И надо было понимать, что какую-то часть времени можно проводить абсолютно в одиночестве, в ожидании даже, я бы сказала. Не смущал этот момент?
– Нет, не смущал. Муж предупредил, на тот момент будущий, что меня ожидает, потому что я сильно не сталкивалась. У меня в семье военных нет, и я не знала, что меня ожидает. Но меня все устроило.

Дмитрий Павличенко:
Я постоянно находился на работе. И он при мне. Плюс были ситуации такие экстремальные, когда шли в 90-х годах угрозы в адрес семьи, в адрес детей. Поэтому свободное время он проводил на территории бригады с детьми других офицеров. У них была даже своя бригада, и они тут занимались боевой подготовкой с детства.

«Он видел, какие были ситуации, и Президент нас ни разу не сдал и не подставил»

Дмитрий Павличенко:
Первой воинской частью, которую он посетил, будучи только инаугурированным Президентом, была войсковая часть 3214. Я, как сейчас, помню этого человека, всю его энергетическую мощь. И это бережное отношение к воинским нашим, спецназовским традициям. Он видел, какие были ситуации, и Президент нас ни разу не сдал и не подставил. И они никогда не подставят и не сдадут. И учат, и воспитывают нынешнее поколение. И эти события были ярким показателем, что среди действующих бойцов, сотрудников всех наших силовых структур ни одного случая предательства не было.

Loading...


Александр Лукашенко: «Все аккаунты у нас на руках. Мы видим, кто чего стоит»



Новости Беларуси. Кадровая политика, подготовка к принятию политических решений и экспертной оценке документов, работа идеологической вертикали. 1 октября Александр Лукашенко провел совещание с руководством Администрации Президента, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Разговор получился откровенным и острым. Глава государства подчеркнул, что дисциплина и справедливое отношение к людям – неизменные ориентиры.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
У нас хватит ума, чтобы точечно разобраться с каждым мерзавцем. Мы по всем направлениям начали действовать, начиная от тех, кто чатился, о чем вы говорили, или, как там, постился в этих чатах, уже несколько сотен там сидят. Ну, Окрестина свободно, сейчас там находятся, все рассказывают. Такие хорошие, такие мирные. Вы несколько экземпляров видели, их будет все больше и больше на экранах телевизоров. Мы покажем, кто есть кто.

И Сергеенко правильно сказал: не надо убирать чего-то из этих чатов и прочее. Поздно. Все аккаунты у нас на руках. Мы видим, кто чего стоит. И если мерзавцы типа этих цепкал и прочих думают, что мы их не достанем за границей, они ошибаются. Мы им не простим гибель этого парня.

Читайте также:

Президент: «Многие говорят: ну, сейчас дали повод лукашистам, Лукашенко, пойдут фронтом, всех начнут давить»

Лукашенко: «Меня удручает поведение россиян, коллег чекистов и бойцов антитеррористических организаций»

Наталья Кочанова о гибели офицера: «Пережить это невозможно. Хоронить ребёнка – это самое страшное»