«Драники очень люблю»: интервью Андриса Лиепы программе «Неделя»

26.11.2017 - 20:48

Новости Беларуси. Танцовщик, педагог, балетмейстер, артист театра и кино, режиссер, общественный деятель – легендарный Андрис Лиепа – в Минске с творческим вечером, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Его постановки называют вечно актуальными, а созданные на сцене образы – непревзойденными.

5 лет назад вы говорили, что Минск опередил Москву в праздновании вашего юбилея и показа спектакля «Ида». Сейчас мы в чем-то опережаем или нет?

Андрис Лиепа, народный артист России:
Моя мечта, чтобы Нина Ананиашвили выступила в моем концерте – вы опережаете. В балете «Видение розы» будет исполнять главную роль, ту, которую мы вместе с ней исполняли, когда танцевали вместе. Она приехала сюда, в Минск. Будет «Шехерезада» целиком, «Жар-птица», а между ними как раз пойдет спектакль «Видение розы». Это вечер дружбы российского, белорусского и грузинского балета.

Во времена СССР балет как ядерное оружие был своеобразным ответом Западу, кто впереди планеты всей.

Андрис Лиепа:
Мы точечно работали. Нужно было в Лондоне улучшить ситуацию, нас в Лондон отсылали. Нужно было в Нью-Йорке чтобы зрители начали говорить, как здорово, что приехал русский балет, нас отправляли туда. Это не было ядерное оружие, это было точечное попадание.

Сегодня в балете есть место политике или это чистое искусство?

Андрис Лиепа:
Политика в советское время была всегда. Нас бросали на амбразуру. Об этом сейчас мало кто думает. Кстати, идеология была больше и лучше поставлена в советское время. Сейчас этой идеологией меньше пользуются.

Последнее время много скандалов связано с балетом. Фильм «Матильда», постановка Серебренникова «Нуреев», которая не вышла. Такие скандалы идут на пользу искусству?

Андрис Лиепа:
Парадокс, но идут. Потому что очень многие люди пошли смотреть балет, после того как вышел фильм «Черный лебедь». Это было огромное событие, особенно для западных зрителей. И молодежь, которая не ходила на балет, после кино пошли смотреть балет.

С чем у вас ассоциируется Беларусь? Может быть, это балет или какое-то блюдо?

Андрис Лиепа:
Драники очень люблю.

Это же высококалорийная пища.

Андрис Лиепа:
Послушайте, когда человек работает в балете… Вы, наверное, не были на приемах после спектакля. Когда артисты приходят после спектакля на какой-то прием, они съедают все. Я когда танцевал много, я приходил на спектакль, джинсы на мне были в обтяжку, а  уходил – они висели. 5 кг точно на спектакле – это не только от того, что ты потеешь и много физики, там еще эмоция, эмоция съедает часть твоего тела, потому что ты тут же худеешь.

Вас по-прежнему можно встретить на Воробьевых горах катающимся на скейтборде?

Андрис Лиепа:
Можно.

Вы в 55 лет катаетесь на скейтборде?

Андрис Лиепа:
Да. И получаю удовольствие огромное. С дочкой, она тоже полюбила скейт. Мы ходили вместе выбирали. У нас традиция. Папа мне скейт покупал, я покупаю своей дочке. Папа со мной не катался, папа бегал, а я катался.

Вы в прекрасной физической форме. Я смотрел с вами документальный фильм. Там вы показывали, как качали мышцы спины: вы брали рояль, к нему подвигали стул и работали. У вас бывает такое, может, в командировках, когда вам приходится таким образом импровизированный станок?

Андрис Лиепа:
Обязательно. Я сегодня позанимался утром. Мы в 10:00 уже были в монастыре. А до этого я… Гостиница хорошая, с большим номером А если гостиница маленькая и маленький номер, что я делаю – я поднимаю кровать, и у меня образуется место, чтобы встать и позаниматься балетом. А если нужно покачаться, но нет у рояля, я под кровать засовываю ноги, меньше амплитуда, но 40 подъемов можно сделать.

Люди в материале: Андрис Лиепа
Loading...


«Билеты продавали с условием, что ты купишь ещё несколько на оперу. На самую неходовую». Ажиотаж на балеты Елизарьева царил в 70-ые



70-ые годы стали настоящим «золотым веком» в истории Большого театра Беларуси. Сумасшедшие аншлаги, километровые очереди в кассы, билеты только по блату, рассказали в одной из серий документального цикла «Тайны Беларуси»

Надежда Бунцевич, музыкально-театральный критик:
На балеты Елизарьева был просто ажиотаж. Билеты купить было невозможно. И продавали их в кассе только с тем условием, что ты купишь одновременно ещё несколько билетов на оперу. На самую неходовую. Ты можешь туда не идти, но главное, что ты билеты купил.

Слава про белорусский балет гремит на всю необъятную страну. В эпицентре культурной жизни Минска – молодой балетмейстер Валентин Елизарьев. 

Валентин Елизарьев, художественный руководитель Большого театра Беларуси, народный артист СССР, профессор:
1973 год: я только окончил Ленинградскую консерваторию, балетмейстерское отделение, и меня с третьего курса ещё консерватории выслеживал бывший наш министр культуры – Юрий Михневич, замечательный человек. На третьем курсе я получил премию на всесоюзном конкурсе, а здесь, наверное, искали человека, который бы возглавил труппу. Поэтому так получилось, что меня распределили на Республику Беларусь. И 10 октября 1973 года я начал свою деятельность здесь.

Людмила Бржозовская, народная артистка Беларуси:
Началась эпоха Елизарьева, когда он приехал к нам в театр. Он был такой же молодой, как и мы сами. Это его были, можно сказать, первые шаги в большом искусстве.

Первый его спектакль был «Кармен-сюита» у нас. Этот спектакль живёт до сих пор, и я его передаю четвёртому поколению.

Дерзкий, непоколебимый и бесконечно преданный делу. Казалось, амбициозному хореографу удалось немыслимое – достучаться до зрителя. Вмиг «искусство не для всех» уходит в массы – на его постановки люди будут штурмовать кассы. 

Валентин Елизарьев (архивная видеосъёмка):
Очень ценю исполнителей, которые совершенно разные в одной и той же партии.

Наталья Хараброва, начальник костюмерного цеха Большого театра Беларуси:
С приходом даже Валентина Николаевича Елизарьева, конечно, что касается балета, он вырос многогранно. И нам было очень интересно работать, потому что это была такая свежая струя. Это было настолько интересно работать. Эти спектакли в его постановке, которые даже сейчас идут, через такое количество, и они не устарели.