Два года исполнилось с момента создания Следственного комитета. Как работают современные Шерлоки Холмсы?

15.09.2013 - 23:44

Новости Беларуси. О профессии, в которой важны буквально все детали, а, казалось бы, мелочь может изменить судьбу человека. Два года исполнилось с момента создания Следственного комитета.

12 сентября 2011 года Президент подписал указ о создании правоохранительной структуры, которая объединит лучших следователей страны. А все во имя качества правосудия. За это время расследован не один десяток громких дел, раскрытых преступлений стало больше, а не найденных преступников – меньше, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Кто они, современные Шерлоки Холмсы? Что сегодня  значит «элементарно»? И каково это «шить дело»?

О его профессии немало песен сложено, еще больше снято фильмов и написано книг. В детстве Александр Иванович тоже зачитывался детективами о сыщике Эркюле Пуаро и мисс Марпл и засматривался на телеприключения опера угрозыска Глеба Жеглова в исполнении Высоцкого. И, конечно, подобно Шерлоку Холмсу мечтал воскликнуть «Элементарно!» На юридическом он изучил правовые кодексы, за почти 3 десятка лет на службе закона к ним добавился и свой кодекс чести следователя.

Александр Черепко, начальник отдела Управления Следственного комитета Республики Беларусь по Брестской области:
Надо любить эту профессию, тогда все будет получаться. Всегда была сложной профессия следователя, она требует большой ответственности, большого напряжения, в какой-то мере самопожертвования.

Деталь, неизменно дополняющая образ следователя. Раскрывая  содержимое криминалистического чемодана, Александр Иванович неожиданно вспоминает про раритет – свой первый чемодан следователя.  

Александр Черепко:
Вот он из бывшего дипломата студенческого. Никто нам ничего там не давал. Это все от женского фена, тоже какие-то тут отверточки, нитки, рулетки, секундомер, изолента, упаковочные материалы. Ну, это все следователь собирал раньше сам. Он мне дорог, как память.

Ведь именно с этим дипломатом он расследовал свои первые дела.

Александр Черепко:
Это был 88-й год. Было первое уголовное дело, связанное с хищением. Должностные лица два человека привлекались к уголовной ответственности. По тем временам это статья достаточно сложная в доказывании вины обвиняемого. И для следователя прокуратуры было престижно заканчивать такую категорию дел.

Сейчас в арсенале следователей целый мобильный комплекс.

Александр Черепко:
Это передвижная криминалистическая лаборатория, предназначенная для выезда на места происшествий.

Здесь все, чтобы реконструировать картину преступления и собрать все улики и следы вплоть до запаха. Работать можно и в полевых условиях, а со световой вышкой и в темноте. 

Работа следователей не только на месте преступления. Мы решили посмотреть, где и как расследуются резонансные дела. Но наш следственный эксперимент едва не терпит фиаско.

Пятница 13-е. Здесь свои суеверия. Считается, в этот день выездов особенно много. Следователей в отделе и след простыл. А кто на месте – весь в делах...уголовных.

Дмитрий Смирнов, следователь по особо важным делам Первомайского (г. Минска) районного отдела Следственного комитета Республики Беларусь:
Вот изъят топор в ходе осмотра места происшествия по улице Кнорина, является вещественным доказательством по уголовному делу.

Дмитрий Смирнов начинал карьеру в дознании. По сравнению с милицией, работа в Следственном комитете вышла на новый уровень. Например, если раньше только в Минске десятки дел возвращались из Прокуратуры и судов на доследование, сейчас за год – единицы.

Дмитрий Смирнов:
Работа, конечно, стала эффективнее, потому что теперь появилась возможность сосредоточиться именно на расследовании уголовных дел, то есть то, что непосредственно входит в задачи, в обязанности следователя. Поэтому позволяет возможность повысить качество дел, больше для себя почерпнуть какой-то информации, знаний.

Делать прогноз, как и во сколько закончится рабочий день, здесь никто не берется. К неожиданным поворотам привыкли. 

Дмитрий Смирнов:
6.00 домой ты не уходишь, это однозначно. Дома ждут, дома понимают, прекрасно знают, где я работаю, чем занимаюсь. Как раз звонят из дома.

Тем временем, изучив вещдок, направляемся в архив. Оброненная на ходу фраза, пожалуй, лучше всего иллюстрирует смысл работы следователей.

Дмитрий Смирнов:
Есть такое понятие «неотвратимость наказания», поэтому, если человек что-то совершает противоправное, он должен понимать, что за это наступит ответственность.

Вот и помещение, обычно скрытое от посторонних.

Дмитрий Смирнов:
Имеют в него доступ только люди, которые сдают вещественные доказательства и принимают, соответственно, такие, остальным сюда доступ запрещен.

В специальной камере хранения все улики. Даже такие крупногабаритные.

Дмитрий Смирнов:
Наркотические средства по делам. Вот, например, инкубатор для выращивания конопли.

А вот это – архив – тяжеловесные тома уголовных дел. Страницы криминальных историй переплетают нестандартным способом. 

Шить дело в буквальном смысле здесь совсем непросто. Шутка ли, 300 страниц. Для этого существуют такие особые скоросшиватели. И наконец, в ход идет самый востребованный в всем Следственном комитете предмет. Дрель используется здесь не для допросов, как вы могли подумать, а служит в качестве дырокола с такими массивными томами уголовных дел.

Тем временем молодой следователь Александр сверлит взглядом свидетеля.  

Александр Шагов, следователь Первомайского (г. Минска) районного отдела Следственного комитета Республики Беларусь:
Так-так. И что дальше? Как Вы обрисовали ситуацию? Так же, как мне сейчас расскажите, или, может, какие-то другие версии были?

На допросе у него свои методы. Не зря вторым высшим образованием выбрал психологию.

Александр Шагов:
Видно, что лукавит, немножко приукрашивает обстоятельства, глаза опускает, некоторые противоречивые показания, бывает, дает. Такие приемы, как непосредственно несколько раз задать один и тот же вопрос.

Он пошел по стопам отца. Следственный комитет – первое место работы. На неделе Александр принял присягу на площади флага.

За 2 года существования новейшей правоохранительной структуры раскрыто много резонансных дел. Что и следовало доказать. Ведь Следственный комитет объединил лучших из лучших – следователей из Прокуратуры, МВД, КГБ, Департамента финансовых расследований Комитета Госконтроля.

Валентин Шаев, председатель Следственного комитета Республики Беларусь:
Результаты изучения отдельных уголовных дел, и показатели Следственного комитета, и статистические данные работы иных правоохранительных органов и государственных органов свиедтельствуют о том, что качество предварительного расследования повысилось.

На службе первый месяц, и уже несколько раскрытых преступлений.

Александр Шагов:
Обязательно в сейфе, конечно. Это уголовные дела, за них мы несем ответственность. Значит, вот часть вторая 205-й – кража группой лиц.

Успели появиться и корпоративные традиции. На другие хобби времени пока не хватает.

Александр Шагов:
В кино герои все хорошо спят, хорошо кушают, много отдыхают. На самом деле работа следователя заключается не в том, чтобы там бегать по улице и ловить бандитов. Следователь работает непосредственно с теми, кого ему доставил уголовный розыск.

И даже в штатском все время на чеку и готов бороться с любыми проявлениями преступности. Таков он современный следователь.

Александр Шагов:
Ехал на работу. Контролеры зашли в автобус. Гражданин отказался им предъявлять за проезд, нагрубил, ударил контролершу и попытался скрыться. То есть пришлось задерживать.

Новости по теме
‡агрузка...

«Это признание ваших заслуг». Конструктивная встреча Президента с главами МИД

Двухлетний мальчик, упавший в 100-метровую шахту, всё ещё не обнаружен

Экскурсия для работников МИДа прошла во Дворце Независимости

Эпидемия, отравление или обычная простуда? Выясняем, почему более 100 учеников не пришли в школу в Гродно

В Беларуси изменится порядок оплаты труда бюджетников

Макей: Иногда нужно быть жёстким до предела, а иногда – проявить готовность к компромиссу

Президент ответил на упреки в том, что Беларусь заправляет украинские танки

Президент о попытке столкнуть белорусов с россиянами: «Неужели кое-кому в России Украины не хватает?»