Снять удивлённого лемура и две недели сидеть на дереве ради пары кадров. Показываем уникальные фотографии белорусского путешественника

19.05.2020 - 13:22

В программе «Центральный регион» покажем уникальную фотовыставку путешественника из Жодино.

Сохранить впечатления только в голове было бы не совсем правильно. Поэтому за каждым ярким моментом вместе с Геннадием следил ещё и третий глаз.

Геннадий Пузанкевич, таксидермист:
Когда я еще школьником был, мне было 12 лет, брат немного занимался фотографией, я посмотрел и заинтересовался. Насобирал денег, сдавал растения в аптеку, раньше принимали корни аира, к примеру, и вот копейка к копейке собирал, купил за свои деньги фотоаппарат. На то время «Зенит» – это один из самых лучших считался.

Меня всегда интересовал животный мир, раньше это довольно сложно было: пленки были менее чувствительны, нужна была очень яркая погода, а птицы, особенно хищные, были очень осторожными, приходилось делать засидку на дереве метров 12-15 от земли.

Например, когда я фотографировал малого подорлика на слайдовую, еще на то время, пленку, мне пришлось две недели ежедневно по 9 часов сидеть на этом дереве, чтобы сделать один-два кадра. Дождался, пока птица прилетит, только прилетела, облачко зашло на солнце – все, уже съемки не получится. В болоте подстилал и пленку целлофановую, чтобы не вымокнуть. Это адский труд, это когда не знаешь, кажется: «Ох, красиво! Взял, сфотографировал и все». А если окунешься в это...

Побывал то я много где, но снимал больше здесь, в Минской области. Так, в экспедициях с Академией наук принимал участие и по Припяти, Брестской, Гомельской области ездили, периодически были в Чернобыльском заповеднике. Там были другие цели: определение видов, какие заселяют эти регионы, чтобы дать обоснование для создания различных заказников. У меня на то время было уже много материала научно собранного. Я со всех птиц размеры снимал, записывал для себя, кому пригодится. И вот пригодилось. Там был создан банк, и все мои данные вот туда поступали. На основании этих данных, не только моих, создают на сегодняшнее время определители.

Виктор Пузанкевич:
Еще с детства гордость, что наш отец даже в Красной книге занесен. Это мы, дети, так смеялись. Дело в том, что он помогал составлять Красную книгу, т. е. давал некоторые фотографии редких птиц, и он как соавтор этой книги был записан, что помогал, и фамилия его была в списке. Мы считали, что наш отец в Красную книгу занесен.

В каждой поездке его камера была под рукой. Багаж минимальный, но фотоаппарат – обязательно. И это уже давно вышло за рамки типичных карточек вроде «я с достопримечательностью». У каждой фотографии своя история и душа.

Геннадий Пузанкевич:
Здесь у лемура выражение мордочки такое необычное. Было как дело: мы с проводником путешествовали по джунглям и нашли лемура индри, но они кормились высоко на кронах деревьев и качественно сфотографировать не представлялось возможности. Мы ждали более полутора часа, чтобы они спустились на землю для позирования. Они наелись и улеглись на дневную дрему прямо на этих ветках. Я вижу, что безнадежно ждать, а упускать такой момент, еще увидишь, не увидишь лемура, не хотелось. Когда проводник отвернулся, я запрыгнул на лиану и как обезьяна забрался в течение нескольких минут на это дерево. Проводник не ожидал, естественно, лемур не ожидал. Он сидел ко мне спиной, дремал. Когда я издал звук и был наравне с этим лемуром, он резко повернулся выражение удивления, и я в это время сделал единственный кадр. Это очень высоко! Это тропический лес, это выше нашего леса, это почти на самой вершине, это больше 30 м от земли было.

Впечатляющие размеры дерева и такой щупленький мужичок стоит с топором и рубит это дерево, чуть ли не каменный век в наше время. Через три дня мы обратно проезжали этой же дорогой, это дерево уже было свалено, отрублена чурка где-то метров пять длиной и уже отесана с двух сторон. Они подготавливали это бревно для будущей лодки. Они делают долбленку-лодку разного размера, все вручную.

Эта прачечная, на самом деле, река. Когда погода хорошая, вода чистая, они раскладывают и сушат на каменистых берегах. Здесь камень выглядит как земля, но это на самом деле камень, вымытый дождями, водой и поэтому чистый, там ни пыли, ничего нет.

Детство как сейчас проходит: Интернет, игрушки и тому подобное. Но на Мадагаскаре этой девчушке может 4 года или 5 лет, она уже помогает дрова носить.

Там я расспрашивал: сколько детей обычно у вас. Говорят, если в городе, то один-два, потому что работы нет и прокормить негде. А если в деревне, может и пять, и шесть, и восемь бывает, потому что ребенок только научился ходить и он уже помогает родителям: где-то прополкой какой-то на грядке заниматься, где-то хворост собирает, и у них нет социальной пенсии. Если в городе кто работает, там есть какая-то пенсия, а в сельской местности нет и, когда уже родители старыми становятся, чтобы их содержать, один ребенок не может помочь родителям, поэтому, когда много детей, проще потом и за родителями ухаживать. Многие у нас жалуются, вот плохо то, плохо то проедьте по другим странам, посмотрите, как люди живут и довольны жизнью, а потом делайте вывод: хорошо у нас или плохо. Это моя точка зрения, я не навязываю ее.

Все в наших руках. Обычно люди говорят: хотим туда, а что для этого делаете?! Сначала нет времени, потом у нас нет сил, а потом нет нас, поэтому надо делать все теперь и на это я ориентируюсь. Даже то же солнце подержать как на этой фотографии – это образно, но если задуматься, то все в наших руках. Как мы захотим, так и будет.

Loading...


«Всё внутри мы будем делать своими руками». Супруги рассказали, о каком автодоме мечтают



Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.  

Елена Кругликова, ведущая ток-шоу:  
У нас в гостях пара Алина и Антон, которая мечтает о собственном доме. Но дом не обычный, а на колесах. Ребята, откуда такое желание, и был ли уже опыт такого передвижения жилья, дома?  

Антон Крупельницкий, путешественник, мечтает о доме на колесах:  
Опыт передвижения был, но не на автодоме. Мы много путешествуем по разным местам. Сейчас по Беларуси. До пандемии по другим разным местам. И все те услуги, которые нам предлагали туроператоры, либо какие-то агентства по движению в Беларуси, нас не совсем устраивали. Мы все больше стали путешествовать на собственном автомобиле. Но приходилось спать в палатке. И нам такой вид отдыха понравился гораздо больше. Потому что мы смогли побывать в тех местах, в которых мы никогда бы не смогли побывать, если бы воспользовались услугами каких-то турагентств.  

Но дальше мы приходим к тому, что хочется уехать подальше, хочется побыть там подольше. И это обуславливает наш выбор, наше желание все-таки обзавестись собственным автодомом на колесах.  

Екатерина Забенько, ведущая ток-шоу:  
Не могу не спросить, какое самое интересное место в Беларуси вы посетили, где вот вам прямо так не хватало этого автодома, но было очень здорово и живописно, красиво, интересно, впечатляюще?  

Алина Крупельницкая, путешественница, мечтает о доме на колесах:  
Меловые карьеры, под Любанью были, под Волковыском были. Как бы не можем сказать, что нам не хватило там автодома, потому что у нас была палатка. И когда мы просыпаемся, вот эта лазурная вода, солнце светит – это настолько здорово.  

Наверное, все-таки не меловые карьеры. А ездили мы в Сарью, прямо под самую границу с Латвией, 280 километров. Приехали – мы так строим маршрут, что у нас много точек, чтобы много увидеть – и мы приехали, и фасад здания был в тени. Мы не смогли получить вот тех эмоций, за которыми ехали. А оставаться мы там не могли. Наверное, если бы у нас был автодом, мы бы там расположились, и уже смогли полностью насладиться, сделать свои снимки.  

Екатерина Забенько:  
Цена вопроса. Вы уже как-то морально или уже и материально готовитесь к этому, к реализации своей мечты?  

Антон Крупельницкий:  
Да. Тут не столько вопрос в цене, сколько в технической составляющей. Дело в том, что у нас запросы не про комфорт и не про быт, а про то, насколько он будет интересно выглядеть. И сейчас самая большая сложность состоит в том, что мы хотим взять старый советский автомобиль Nysa и установить его на раму от современного внедорожника с полным приводом. И вот это очень сложный технический момент. Почему так? Потому что те предложения, которые сегодня есть на рынке автомобилей, нас просто не устраивают. Либо по внешнему виду, либо по каким-то своим техническим характеристикам.  

Наталья Надольская, ведущая ток-шоу:  
Александр, дом на колесах можно взять в кредит? Купить, приобрести?  

Александр Ледян, директор департамента розничного бизнеса одного из ведущих банков страны:  
Такого опыта еще не было у нас. Но, я думаю, что если пойдет массовое производство, будет спрос, то и кредитная продукция появится.  

Наталья Надольская:  
Наверное, идет, как потребительский кредит все-таки, а не на жилье?  

Александр Ледян:  
Скорее авто. Ведь этот дом – это автомобиль с каким-то оборудованием.  

Екатерина Забенько:  
Будете кредит рассматривать или планируете за собственные средства приобрести?  

Антон Крупельницкий:  
Нет, кредиты выдаются на современные автомобили. Мы рассматривали подобного плана автомобили. Они нас не устраивают, потому что они достаточно большие и малопроходимые. Там больше создано для, скажем, не нашего возраста людей, и не наших потребностей. А под наши запросы кредиты просто не выдадут.  

Алина Крупельницкая:  
Но мы и не хотим готовый автодом. Все внутри мы будем делать своими руками, чтобы он был уникальный, чтобы он был наш. Есть на рынке предложения готовых автодомов, но пока нам нужна именно конкретная машина. Пока у нас задумка – именно раритетную машину.  

Читайте также:  

«Спрос на жилье всегда актуален». Из чего складывается цена за квадратный метр, ответила агент по недвижимости  

«Согласовали с супругой». Отец многодетной семьи рассказал, как построил жилье  

Не только многодетные семьи. Кто может рассчитывать на получение льготного кредита на жилье?