Снять удивлённого лемура и две недели сидеть на дереве ради пары кадров. Показываем уникальные фотографии белорусского путешественника

19.05.2020 - 13:22

В программе «Центральный регион» покажем уникальную фотовыставку путешественника из Жодино.

Сохранить впечатления только в голове было бы не совсем правильно. Поэтому за каждым ярким моментом вместе с Геннадием следил ещё и третий глаз.

Геннадий Пузанкевич, таксидермист:
Когда я еще школьником был, мне было 12 лет, брат немного занимался фотографией, я посмотрел и заинтересовался. Насобирал денег, сдавал растения в аптеку, раньше принимали корни аира, к примеру, и вот копейка к копейке собирал, купил за свои деньги фотоаппарат. На то время «Зенит» – это один из самых лучших считался.

Меня всегда интересовал животный мир, раньше это довольно сложно было: пленки были менее чувствительны, нужна была очень яркая погода, а птицы, особенно хищные, были очень осторожными, приходилось делать засидку на дереве метров 12-15 от земли.

Например, когда я фотографировал малого подорлика на слайдовую, еще на то время, пленку, мне пришлось две недели ежедневно по 9 часов сидеть на этом дереве, чтобы сделать один-два кадра. Дождался, пока птица прилетит, только прилетела, облачко зашло на солнце – все, уже съемки не получится. В болоте подстилал и пленку целлофановую, чтобы не вымокнуть. Это адский труд, это когда не знаешь, кажется: «Ох, красиво! Взял, сфотографировал и все». А если окунешься в это...

Побывал то я много где, но снимал больше здесь, в Минской области. Так, в экспедициях с Академией наук принимал участие и по Припяти, Брестской, Гомельской области ездили, периодически были в Чернобыльском заповеднике. Там были другие цели: определение видов, какие заселяют эти регионы, чтобы дать обоснование для создания различных заказников. У меня на то время было уже много материала научно собранного. Я со всех птиц размеры снимал, записывал для себя, кому пригодится. И вот пригодилось. Там был создан банк, и все мои данные вот туда поступали. На основании этих данных, не только моих, создают на сегодняшнее время определители.

Виктор Пузанкевич:
Еще с детства гордость, что наш отец даже в Красной книге занесен. Это мы, дети, так смеялись. Дело в том, что он помогал составлять Красную книгу, т. е. давал некоторые фотографии редких птиц, и он как соавтор этой книги был записан, что помогал, и фамилия его была в списке. Мы считали, что наш отец в Красную книгу занесен.

В каждой поездке его камера была под рукой. Багаж минимальный, но фотоаппарат – обязательно. И это уже давно вышло за рамки типичных карточек вроде «я с достопримечательностью». У каждой фотографии своя история и душа.

Геннадий Пузанкевич:
Здесь у лемура выражение мордочки такое необычное. Было как дело: мы с проводником путешествовали по джунглям и нашли лемура индри, но они кормились высоко на кронах деревьев и качественно сфотографировать не представлялось возможности. Мы ждали более полутора часа, чтобы они спустились на землю для позирования. Они наелись и улеглись на дневную дрему прямо на этих ветках. Я вижу, что безнадежно ждать, а упускать такой момент, еще увидишь, не увидишь лемура, не хотелось. Когда проводник отвернулся, я запрыгнул на лиану и как обезьяна забрался в течение нескольких минут на это дерево. Проводник не ожидал, естественно, лемур не ожидал. Он сидел ко мне спиной, дремал. Когда я издал звук и был наравне с этим лемуром, он резко повернулся выражение удивления, и я в это время сделал единственный кадр. Это очень высоко! Это тропический лес, это выше нашего леса, это почти на самой вершине, это больше 30 м от земли было.

Впечатляющие размеры дерева и такой щупленький мужичок стоит с топором и рубит это дерево, чуть ли не каменный век в наше время. Через три дня мы обратно проезжали этой же дорогой, это дерево уже было свалено, отрублена чурка где-то метров пять длиной и уже отесана с двух сторон. Они подготавливали это бревно для будущей лодки. Они делают долбленку-лодку разного размера, все вручную.

Эта прачечная, на самом деле, река. Когда погода хорошая, вода чистая, они раскладывают и сушат на каменистых берегах. Здесь камень выглядит как земля, но это на самом деле камень, вымытый дождями, водой и поэтому чистый, там ни пыли, ничего нет.

Детство как сейчас проходит: Интернет, игрушки и тому подобное. Но на Мадагаскаре этой девчушке может 4 года или 5 лет, она уже помогает дрова носить.

Там я расспрашивал: сколько детей обычно у вас. Говорят, если в городе, то один-два, потому что работы нет и прокормить негде. А если в деревне, может и пять, и шесть, и восемь бывает, потому что ребенок только научился ходить и он уже помогает родителям: где-то прополкой какой-то на грядке заниматься, где-то хворост собирает, и у них нет социальной пенсии. Если в городе кто работает, там есть какая-то пенсия, а в сельской местности нет и, когда уже родители старыми становятся, чтобы их содержать, один ребенок не может помочь родителям, поэтому, когда много детей, проще потом и за родителями ухаживать. Многие у нас жалуются, вот плохо то, плохо то проедьте по другим странам, посмотрите, как люди живут и довольны жизнью, а потом делайте вывод: хорошо у нас или плохо. Это моя точка зрения, я не навязываю ее.

Все в наших руках. Обычно люди говорят: хотим туда, а что для этого делаете?! Сначала нет времени, потом у нас нет сил, а потом нет нас, поэтому надо делать все теперь и на это я ориентируюсь. Даже то же солнце подержать как на этой фотографии – это образно, но если задуматься, то все в наших руках. Как мы захотим, так и будет.

Loading...


«Совсем маленький детёныш подбежал ко мне, обнял меня за колено и смотрел мне в глаза». Этот белорус побывал в отдалённых уголках планеты



Как белорус побывал в отдаленных уголках планеты, рассказали в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Сергей Милюхин, журналист, путешественник:
Это храбрая муха, которая сидит на носу у льва.

Это ротшильдские жирафы.

Буффало во время дождя.

Австралийские крокодилы и дикая собака динго, забавные коалы и озеро фламинго, невероятно красивые водопады Игуасу, шагающие дюны пустыни Намиб и, конечно же, вулкан Нгоронгоро.

Сергей Милюхин:
Мы туда поднимались 8 часов. Но когда ты приходишь сюда и видишь вот эту горящую сковородку, диаметр которой 55 метров, и ты видишь, как базальтовые глыбы, расплавленные, горящие переливаются, как борщ варится.

Так живо, эмоционально и вкусно умеет говорить только он. Этими историями заслушиваешься, их хочется пересказывать друзьям и знакомым. Кто на самом деле блогер Синдбад-мореход и в чем настоящее призвание этого невероятно сильного и притягательного человека? Мы побывали в гостях у журналиста, фотографа и барда Сергея Милюхина.

Анна Сушкова, корреспондент:
Кем вы себя считаете: путешественником, журналистом? Какое у вас внутреннее ощущение от себя самого?

Сергей Милюхин:
Вы же понимаете, что такой профессии, как путешественник, нет. Я сейчас в первую очередь журналист и публицист, потому что мне не столько интересно увидеть что-то новое своими глазами в какой-нибудь дальней или близкой стране, или здесь в Беларуси, сколько важнее рассказать об этом людям, донести то добро, с которым я встречаюсь в мире, то, что мне удается пропустить через себя, через сердце.

Путешествие путешествию рознь, замечает наш собеседник. В лакшерном (Luxury с английского «роскошный», – прим.ред.) отеле он был лишь однажды. Обычно Сергей Милюхин живет в весьма неприглядных, а порой и вовсе суровых и даже диких условиях. К чему эти лишения? Чтобы увидеть жизнь такой, какая она есть. И донести нам – в шокирующих снимках и потрясающих воображение сторисах, которые могли их автору дорогого стоить.

Сергей Милюхин:
Когда мы ехали, прошел дождь, трава была мокрая, львы попрятались: кто на дереве, львы, как кошки, лазят по деревьям, они забираются в кроны – и их не увидишь. В Национальном парке можно ездить только лишь по определенным дорогам, нельзя заворачивать ни вправо, ни влево. Когда рыжая львица лежит в рыжей траве, вы ее не увидите, но она вас прекрасно увидит.

В Африке говорят: «Если вы не видите льва, это не значит, что его нет». Я договорился с водителем, мы немножко едем в сторонку, потому что что-то рыжее промелькнуло. И мы свернули, остановились и увидели львицу – одну, вторую, третью. Люди начали фотографировать.

У нас был микроавтобус, я залез на крышу. И тут я в видоискатель вижу, что на меня стремительно несется рыжая тень. С какой скоростью я слетел на дно автобуса через открытый люк на крыше – я никогда так быстро не двигался, и она пролетела мимо меня, только лишь задела когтем борт машины.

Наш герой посетил более 70 стран. Жил в горах вместе с аутентичными племенами и спускался к жерлу действующего вулкана. Только в Африке он побывал 36 раз.

Сергей Милюхин:
Есть на берегу реки Ома такое племя мурси. Женщины вставляют в нижнюю губу такую большую тарелку, и чем тарелка больше, она может быть там 25 см. Люди говорят: «Боже, как это ужасно, как страшно!». Забывая о том, что никто никогда не делал какого-то эталона красоты, что нос должен быть прямой, губы должны быть тонкие или как у уточек. Так вот эти женщины с губной тарелкой для меня может быть даже иногда и красивее.

Анна Сушкова:
С чего все начиналось?

Сергей Милюхин:
Мой отец был ветераном войны и кадровым военным, его очень часто пересылали из точки в точку. Он строил космодром Плесецк – это российский космодром в Архангельской области. Поскольку это север, а я был мальчишка неспокойный, я играл в хоккей зимой. Мне было жарко, я ел снег и не вылезал из ангин. Поэтому мама меня каждое лето увозила к бабушке, а бабушка жила в Азербайджане, очень далеко от Баку. Иногда ездили в Армению: там, где жили родители моего отца. И вот меня таскали туда-сюда, а это для Архангельской области не близкий свет. Наверное, с детства я привык менять пейзажи за окном и от этого получать удовольствие.

Чем дальше – тем больше сюрпризов.

Сергей Милюхин:
Судьба меня свела с очень интересными людьми. Я лично познакомился в путешествии, это было в Австралии, с Николаем Николаевичем Дроздовым, удивительным человеком. На Амазонке в Бразилии я целую ночь провел в компании человека, которого я называю «космос», – это космонавт Георгий Гречко. Он мне очень много интересного рассказал, и за ночь он меня научил, наверное, большему, чем учителя в школе.

Анна Сушкова:
А как судьба занесла в Минск, Беларусь?

Сергей Милюхин:
Так случилось, что когда папа уволился из армии, мне было 10 лет, ему дали небольшую квартиру на Сторожевке, таким образом я попал в Минск. Но я себя считаю минчанином.

В «Аргументах и фактах» в Беларуси есть проект «Вокруг света», который родился уже, когда у меня было наработано очень много материала. Я начал писать достаточно поздно, потому что мне, честно говоря, некогда было. Нужно было построить себе квартиру, мне нужно было каким-то образом помочь детям получить хорошее образование. И когда я посадил дерево, родил сына и дочь, построил дом, тогда я позволил себе воплотить свою мечту и попутешествовать.

Многие полагают, что, побывав в Египте, можно с уверенностью сказать, что видел Африку. Но это совершенно не так.

Сергей Милюхин:
Если мы возьмем глобус и на глобусе найдем экватор – линию, которая разделяет на две части: на северное и южное полушария, – то первая параллель выше экватора называется Тропик Рака, а первая параллель ниже – Тропик Козерога. И настоящая Африка находится в этой части. По Ветхому Завету, именно здесь находился райский сад.

Чтобы попасть в центральную часть материка, нужно лететь минимум 8 часов на современных скоростных самолетах. А вот описанный Корнеем Чуковским маршрут знаменитого доктора Айболита не соответствует реальности: Сахара и Калахари расположены в разных частях континента, и расстояние между ними составляет не менее восьми тысяч километров.

Анна Сушкова:
Раз уже заговорили про доктора Айболита, как там корь, дифтерия? Надо ли делать какие-то прививки?

Сергей Милюхин:
У меня есть такой рассказ, который называется «Африканские страхи», потому что все считают, что если ты поедешь в Африку, обязательно нужно привиться от малярии, желтой лихорадки, сделать еще кучу прививок от других болезней, нужно бояться и опасаться ядовитых змей, скорпионов, да и людей в том числе. На самом деле для того, чтобы лететь в Африку, действительно, одна прививка нужна – это прививка от желтой лихорадки, но прививают ее не для того, чтобы вы там не заболели, а для того, чтобы вы ее туда не завезли.

Анна Сушкова:
Вы говорите про джунгли, звучит удивительно для людей, которые там не были. Расскажите, какие они, где вам удалось побывать.

Сергей Милюхин:
Это бразильские джунгли, это вдоль реки Амазонки, достаточно густонаселенное животными и насекомыми место. Максимум, что они сделают, тебя укусят.

Мы жили в таких легких лоджах на берегу Амазонки. Домики стоят на сваях и в срезе они квадратные. Когда я спросил: почему квадратные, обычно круглые ставят, змея не заползет по квадратному сечению, а по круглому она легко поднимется. Поднимаешься сначала туда, оглядываешь, убиваешь всех насекомых, которые там присутствуют, от этого их численность не уменьшается, потом идешь на рыбалку, на пиранью, а потом ночью ловить крокодилов.

В память о тех временах у Сергея Милюхина хранится засушенная пиранья. Большее впечатление на путешественника произвели только горы Вирунга в Конго, где он встретил горных горилл.

Сергей Милюхин:
Горилла до того умна, красива. Гориллы живут в гнездах, только гнезда они вьют не на деревьях, а делают на земле. Питаются они практически только тростником, больше ничем. Никого они там не ловят: ни птиц, ни мышей. В отличие от шимпанзе, они даже сородичей поедают своих.

Более того, когда внимательно посмотришь на этих обезьян, то замечаешь, что у них кисть, как у человека. У них нет когтей, ногти такие же, как у человека. У них на лице не растут волосы, не говоря уже о мимике, мимическая структура лица. Они могут сердиться, улыбаться, смеяться.

Когда мы нашли этих обезьян, то в какой-то момент одна из молодых горилл сорвала цветок и, как наша девушка ромашку, около рта держала и вот так вот поглядывала на меня.

Совсем маленький детеныш подбежал ко мне, обнял меня за колено и смотрел мне в глаза, я вспомнил своих детей, которые точно так же это делали. Но беда в том, что этих обезьян, черных горилл, на Земле осталось не более 700 особей – всего лишь.

У Сергея Милюхина тысячи фотографий, и рассказывать о разных уголках Земли он может бесконечно. Это человек, влюбленный в планету, на которой он живет, поэтому иногда у него рождаются не просто тексты, а настоящие легенды.

Сергей Милюхин:
На границе Замбии и Зимбабве находится один из самых красивейших водопадов мира это водопады Виктории. То место, где рождаются радуги, а радуг здесь очень много, и потом разлетаются по всему свету.

Но что, кроме впечатлений и фотографий, привозит из поездок путешественник?

Сергей Милюхин:
Нет у меня магнитиков на холодильнике, зато у меня есть вот эти звери, которые сидят. Что интересно, вот этот слон куплен в Африке, а вот этот дракон – в юго-восточной Азии, они практически одинаковы.

Сыграли мы и на африканских барабанах.

Сергей Милюхин:
Этот джемба – настоящий африканский барабан, он привезен из Конго, он сделан из дерева эвкалипта и на нем играет во время праздников африканская детвора.

Скоро Новый год, поверьте мне, что во всех странах мира, где бы я ни был, и там, где я еще не успел побывать, самое главное не то, какие танцы, какие салаты будут у вас на столе, будете ли вы выбрасывать старую мебель из окон или не будете, как делают это в некоторых странах мира, будете ли вы разводить костры или лепить снежную бабу, во всех странах нашей Земли люди должны простить друг другу все прегрешения. Именно таким образом мы можем сохранить нашу маленькую и добрую планету.