Ефремов: «Пьяным меня никто не видел, и дебоширить не собираюсь»

09.10.2019 - 15:24

Режиссёр откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, первый заместитель генерального директора ЗАО «Столичное телевидение»:
Одна из издержек Вашей профессии – это известность. Вас, наверняка, узнают.

Александр Ефремов, режиссёр театра и кино, народный артист Беларуси:
Белорусы – народ очень тактичный. Никто не подходит ко мне и не говорит: «Ну-ка прикинься, мужик». Нет, все или улыбаются, и я понимаю, что узнали. Или подходят, благодарят за спектакль, за кино благодарят. Нет, по этому поводу у меня никаких проблем нет.

Поскольку в частной жизни я достаточно скромный человек, то в газетные репортажи не попадаю и, надеюсь, не попаду. Пьяным меня никто не видел, и дебоширить я не собираюсь.

Люди в материале: Александр Ефремов
Loading...


Ефремов: «Семья моя жила очень бедно, поэтому я с 10-летнего возраста стал работать»



Режиссёр откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, первый заместитель генерального директора ЗАО «Столичное телевидение»:
Каким было Ваше детство? Как Вы пришли к этой профессии? Как Вы поняли, что Ефремов – это будущий режиссёр?

Александр Ефремов, режиссёр театра и кино, народный артист Беларуси:
Моё детство – это были 50-ые, даже 60-ые годы. Семья моя жила очень бедно. Нас было много, поэтому я с 10-летнего возраста стал работать. И совсем не в режиссуре, как понимаете. Я работал в совхозе – заработать на форму, с которой надо было идти в очередной класс. Потом я стал  работать на стройке. Каждое лето.

Вадим Щеглов:
А кем Вы работали в совхозе?

Александр Ефремов:
Разнорабочим. Первые деньги я получил в совхозе, где мы с братом летом пололи грядки. Поэтому о режиссуре я тогда не думал. Но я был очень книжный мальчик.

Вадим Щеглов:
Куда Вы потратили первый заработок?

Александр Ефремов:
Отдал маме. Это нужно было отдать в семью. Отец в 17 лет ушёл на фронт. Вернулся в 21 год. Он был мальчишкой. Представляете: в 20 лет он пришёл победителем в страну, разваленную напрочь просто? И они эту страну поднимали. И это было на биографии нашей. Кто-то был более счастлив, у кого были более обеспеченные родители, а у кого-то нет. Он был землеустроителем, у него была маленькая зарплата – 110 рублей. Этого на пятерых человек было мало. Надо было помогать. Это абсолютно нормально.

Вадим Щеглов:
А мама?

Александр Ефремов:
Во время войны она была трактористкой. Она работала на стройке трактористкой. А потом у неё стало трое детей, и она работала фрагментарно, скажем так. Дети требовали много. Брат у меня был – боевой мальчишка. Я-то был самый маленький в классе и круглый отличник. Это было испытание. Но я его с честью выдержал. Я был очень книжный мальчик. Я много читал, поэтому моя основная жизнь была там, в книгах. В тех фантазиях, которые возникали. В том мире, который был гораздо красивее, счастливее и успешнее той жизни, которую вела наша семья. А о режиссуре я стал думать, когда выяснилось, что у меня не очень хорошее зрение, здоровое.

Я-то считал, что я буду лётчиком: «В космос полечу! Это точно». Мне было 10 лет, когда Гагарин полетел в космос, и мы все тогда этим бредили. Но потом, к 14 годам выяснилось, что у меня со зрением нелады, и я стал искать какую-то другую профессию.

И даже уже после школы я написал работы на предварительный творческий конкурс во ВГИК. Но работы были очевидно такого качества, что мне их прислали назад и сказали, что: «Мы Вас не допускаем к экзаменам во ВГИК». И я поступил на актёрский факультет. Отучился год и понял, что это, в общем-то, не моя профессия, и ушёл в армию. Два года отслужил в армии. В армии написал очередные работы во ВГИК на творческий конкурс. И когда демобилизовался, у меня лежало приглашение на экзамены. Я приехал и сдал их. Сдал счастливо, хорошо. И началась учёба – это было изумительное время, прекрасное!