Екатерина Карстен: После Рио хотела бросить, но не придумала, что делать дальше

09.06.2019 - 22:49

Новости Беларуси. Екатерина Карстен –  настоящая легенда не только белорусского, но и мирового спорта. И она все еще в деле. На первом этапе Кубка мира она вышла в финал, попала в восьмерку лучших в 47 лет, сообщили в программе «Неделя спорта» на СТВ.

Хотя у женщин не принято говорить о возрасте, но в данном случае это скорее ее козырь. Сейчас Екатерина Великая готовится ко второму этапу мирового Кубка, но нашла время пообщаться с нашим корреспондентом Галиной Буро.

Галина Буро, СТВ:
В вашей карьере были уже семь Олимпиад. На восьмую пойдете?

Екатерина Карстен, двукратная олимпийская чемпионка по академической гребле:
Пока готовлюсь, но посмотрим, каким будет результат: у нас будет Кубок, второй этап Кубка мира, там посмотрим. Когда я после Рио хотела бросить, не тренировалась, отпуск был, подумала: «Что дальше делать?» И так ничего и не придумала. И опять вернулась.

Уже на международных соревнованиях большинство работают тренерами из тех, с кем я гонялась. Но мне не нравится быть тренером. Если консультантом –  да. Но тренерам надо заставлять людей, а у меня такой характер, я не могу. Когда тренировалась в Германии, мне давали напарников для спаррингов, девочек молодых, и если были какие-то контрольные старты, им было так тяжело, что я думала: лучше я сама сяду, вместо них сделаю, так мне было их жалко.

Галина Буро:
А если бы вам предложили возглавить Белорусскую федерацию гребли, согласились бы?

Екатерина Карстен:
Столько гребу и спортом занимаюсь, но мне пишут план, а я делаю только то, что мне говорят. А быть главным – это надо решать все самому. Я думаю, что у меня это не получится.

Галина Буро:
Вам несколько раз предлагали сменить гражданство, но вы до сих пор выступаете за Беларусь. Почему?

Екатерина Карстен:
Наверное, я патриот своей страны, хоть и живу, конечно, в Германии. Может, и тяжело назвать меня патриотом. Когда я вышла замуж за немца, он говорил, что лучше, если ребенок будет жить в Германии, там лучше условия для образования, и я согласилась с ним. Но, конечно, мне тяжело было уезжать из Беларуси, и когда мне предложили жить там, а тренироваться и выступать за Беларусь, я, конечно, была очень довольна.

Галина Буро:
А если сравнивать то время, когда вы только начинали заниматься греблей, и нынешнее, что-то изменилось?

Екатерина Карстен:
Поменялось, конечно. Вот этот канал (Брестский гребной канал – прим. ред.) построили классный. Если бы не ветра, то вообще отлично было бы. Только олимпийские каналы имеют такие хорошие обводные каналы. Конечно, раньше людей было больше, это да, но меньше инвентаря. Сейчас, я смотрю, дети в «эмпахерах» тренируются, это одни из лучших лодок. Я в свое время и мечтать не могла о таком.

Я начинала в восьмерке. Восемь человек, тренироваться два раза в день не так хотелось, все молодые, кто-то о дискотеках думает, кто-то о мальчиках. Ну и работы такой не было первые месяцы, годы. И мне это не понравилось, я хотела вообще бросить. Но потом тренер меня посадил в одиночку, здесь я сама себе хозяин, здесь знаешь – сколько вложишь, то и получишь.

Loading...


«Катю как нашли? Разослали письма». Тренер Карстен о том, будут ли ещё спортсменки такого уровня



Тренер олимпийской чемпионки высказал мнение в программе «В людях».

«Судьба за меня решила – сломала ребро за неделю до отъезда на чемпионат мира». Почему Екатерина Карстен ушла из спорта

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
В жизни, в обществе будут ли  такие ещё спортсменки, как Карстен?

Анатолий Квятковский, первый тренер Екатерины Карстен, старший тренер по академической гребле СДЮШОР по водным видам спорта г. Минска:
Я думаю, что будут. Просто надо более тщательно и лучше искать, находить. Допустим, если нет в Минске, значит – где-то в глубинке, где-то в областях, в районах. Катю как нашли? Вот, разослали письма. Я дошёл, додумался – разослал письма, что может, где-то есть маленькие олимпийские искринки. И вот ответ получили. Искать надо, работать. Самое главное – работать.