Эксперты об инициативе «Хельсинки»-2: «А что, молчать? Чтобы опять всё двигалось к какому-то большему конфликту?»

10.06.2019 - 18:36

Инициативу «Хельсинки-2» обсуждали в программе «В обстановке мира».

Игорь Марзалюк, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:
Идея «Хельсинки-2» в нашем исполнении, в наших реалиях, с учётом той международной ситуации, которая сегодня есть, с учётом заинтересованных акторов внешней политики – это нестандартный шаг со стороны Беларуси? Насколько она имеет шанс на перспективы и на развитие, насколько она позитивно воспринимается?

Сергей Малиновский, начальник главного информационно-аналитического управления Министерства иностранных дел Республики Беларусь:
Наверное, вот эта инициатива, действительно, во многом, могла быть воспринята нашими зарубежными партнёрами как нестандартный шаг. Наверное, не очень много государств ожидало, что Беларусь выступает с такой глобальной инициативой. В этом, с одной стороны, может быть, заключается сложность продвижения этой инициативы, но с другой стороны, может быть, в этом заключается и её сила в новых условиях, в нынешних условиях, когда мы говорим о том, что крупные страны, центры силы, геополитические игроки не могут прийти к согласию.

Именно в этих условиях, в нынешний момент Беларусь, как бы представляя, в том числе и другие малые государства и средние государства, выступает с инициативой и говорит о том, что если большие страны не могут договориться, то, наверное, нельзя просто сидеть, сложа руки, смотреть на то, как международная ситуация ухудшается, сползает к некому большому конфликту, о чём говорят очень многие эксперты и политики.

Виктор Шадурский, доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений, декан факультета международных отношений БГУ:
Я бы хотел вернуться к предыдущему вопросу. Дело в том, что, будем объективны, Республика Беларусь не располагает огромными такими материальными ресурсами, влияние, представительства в международных организациях. И часто вот у стран таких, сравнимых с Беларусью, остаётся право на моральный поступок. Так вот и 1999 год – это было право совершить моральный поступок, хотя он, скорее, имел в основе своей, именно эмоциональный порыв помочь. Но вот и моральный поступок, который был совершён.

Как Президент летал в Белград в 1999 году: «Помню глаза Александра Лукашенко, когда его снимали во время вот этой поездки»

Как Александр Лукашенко летал в Югославию во время бомбардировок: «Это был эмоциональный, конечно, поступок. Но одновременно и рациональный»

Полёт Александра Лукашенко в Югославию во время бомбардировок: «Беларусь продемонстрировала готовность на нестандартные шаги в трудной ситуации»

И в этих условиях, я согласен, что у стран, сравнимых по потенциалу: военному потенциалу, экономическому и так далее, – сложно навязать или предложить какую-то повестку дня миру, заставить там страны сесть за стол переговоров, принять компромиссные какие-то решения.

Но есть моральная обязанность в том, что не оставаться просто свидетелем, безмолвным свидетелем происходящих процессов – предлагать. Да, можно говорить, насколько это реально, насколько сегодня великие страны, крупные страны готовы к компромиссу, а это обязано. Но обязанность говорить об этом, что: «Давайте будем договариваться». А что, молчать? Чтобы опять всё двигалось к какому-то большему конфликту?

Сергей Рахманов, член Совета Республики, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по международным делам и национальной безопасности:
Я думаю, что здесь ситуация глубже. Вопрос заключается в том, что это была реакция на ту ситуацию, которая сложилась в мире. Её чувствуют многие, но не многие рискуют об этом говорить прямо. Потому что мир движется в ложном направлении. Это связано и с общей ситуацией безопасности, это связано с экологией, это связано с неэквивалентностью, связано с зомбированием людей, с потерей мировоззрения, потерей идентичности. Мир скатывается не в лучшую сторону. И чувствуя это, наш Президент, он фактически выразил мнение не только Беларуси, а я думаю, что выразил мнение большинства населения земного шара о том, что то, к чему мы идём, нас не устраивает. Речь идёт не о том, что народы хотят проблемы, а в том что, к сожалению, во многих крупных странах элиты имеют собственные интересы, которые, по большому счёту, противоречат интересам всего населения земного шара. И поэтому этот призыв – понятно, что он столкнётся с определённым сопротивлением этих элит, но, во всяком случае, он соответствует чаяниям подавляющего большинства населения земного шара и, безусловно, эта линия будет развиваться.

Если говорить по-серьёзному, если мы не найдём какого-то решения комплексного, которое будет касаться адекватных решений на глобальном уровне, которые соответствуют интересам всего человечества, мы будем продолжать вот ту линию, которая, к сожалению, пока ведёт к коллапсу. Поэтому оценивать это решение нужно с точки зрения глобальных тенденций, которые есть в мире. А действия, которые совершил наш Президент и фактически наша страна – это движение в правильном направлении.

Игорь Марзалюк:
А как, на Ваш взгляд, относятся ведущие геополитические игроки к идее «Хельсинки-2»? Вот что говорят дипломаты за закрытыми дверями? Насколько оценивают вот этот посыл?

Сергей Рахманов:
Реакция – она будет в значительной степени отражать такую идеологическую зашоренность. Потому что те, кто выступает против этой инициативы, они выступают против истины. Потому что, естественно, есть интересы, глобальные интересы, цивилизационные там и иные, поэтому целый ряд стран будут рассматривать действия Беларуси в контексте того, что Вы сказали. 

Но в кулуарах, когда мы общаемся с нашими коллегами-парламентариями, представители очень серьёзных стран однозначно говорят, что инициатива очень интересная. Вот далеко не всегда эти люди имеют право голоса с тем, чтобы в своих странах выступить открыто с поддержкой этой инициативы, но когда общаешься с людьми достаточно интеллектуальными, они об этом говорят прямо.

Поэтому почва для развития этой инициативы существует. Но существуют и барьеры, о которых мы сказали, которые связаны с интересами элит. Потому что мир сейчас управляется крупными корпорациями, элитами крупных, глобальных стран, которые с этими корпорациями связаны. А эти интересы отличаются от интересов человечества.

Виктор Шадурский:
Мы можем анализировать, насколько сегодня возможно такое совещание на высшем уровне – «Хельсинки-2». Готовы ли крупные страны со своими амбициями немножко умерить свои амбиции? Это проблема. И, скажем, готовы ли там западные страны отказаться от санкций, готовы ли другие страны тоже выполнить требования? Потому что понятно, что совещание будет тогда, когда будет повестка дня.

И компромиссная повестка дня, когда все крупнейшие игроки откажутся от своих таких мощных амбиций в пользу мира и в пользу таких средних, малых стран, которые не навязывают и не могут навязать своё мнение. И вот это вопрос. Но эта идея – она просто нужна! Это очевидно, что альтернативы этой идее нет.

Сергей Малиновский:
Чтобы реализовать эту инициативу, в конечном итоге всё равно очень важна, решающее значение имеет позиция  крупных держав. И сегодня понятно, что реализация такой инициативы потребует значительного количества усилий, и, наверное, это будет продолжительный процесс. Важно, наверное, также сегодня и то, что инициатива уже узнаваема. Она обсуждается в различной степени активности. И в политических кругах, и в экспертных кругах. И вот, конечно, в таких дискуссиях будет вырабатываться и вырабатывается уже – её практическое наполнение. С нашей точки зрения, наверное, процесс этот уже пошёл и важно, чтобы он двигался дальше.

Игорь Марзалюк:
Что может побудить мировые державы, всё-таки, сесть за стол переговоров? Мы не хотим быть заложниками блокового противостояния. Мы не хотим быть линией обороны ничьей.

Сергей Рахманов:
Единственным способом достижения результата… Я здесь не рассчитываю на высокий интеллект западных стран, потому что практика их действий показывает, что, к сожалению, вот такой интеллектуальной силы, учитывающей глобальные интересы человечества, не просматривается. Просматриваются интересы эгоистические, национальные, корпоративные. Нужно, чтобы было укрепление той самой альтернативной силы, которая формируется уже сейчас. И она достаточно серьёзно просматривается.

Нужен альянс стран, которые имеют альтернативное видение. К их числу относятся такие крупные державы: Китайская Народная Республика, Российская Федерация и многие страны, которые их поддерживают. Беларусь тоже, естественно, поддерживает эту линию, потому что много говорят о мультиполярном мире, вот подобного рода идеи возникают.

Но, в любом случае, речь идёт о том, что нужно сформировать такую идеологию, которая бы отвечала интересам всего человечества, а не интересам отдельных гегемонов, отдельных группировок или регионов. Поэтому надо вот это всё объяснять, доказывать. И здесь очень важна роль экспертного сообщества.

Виктор Шадурский:
Призыв к экспертному сообществу, к людям доброй воли: «Давайте жить дружно», – иногда повисает в воздухе. Потому что мы знаем, что такого было много: и перед Первой мировой войной, и перед Второй мировой войной. Они никак не смогли отменить такую закономерность, как жёсткая экономическая конкуренция, жёсткая конкуренция между государствами, которая на данной эпохе вышла на первый план. Но опять же – в этих условиях объявить и молиться этим закономерностям, которые приведут к какому-то конфликту, нельзя. Нужно что-то делать!

Сергей Рахманов:
Как раз слово «что-то» создаёт неопределённость. Потому что, если мы будем продолжать ту линию, которая сейчас есть, у нас ситуация только ухудшается, у нас нет позитивной динамики.

Виктор Шадурский:
Ну, что? Пожалуйста, и формулируйте! Вы говорите, как председатель комиссии. Формулируйте!

Сергей Рахманов:
Да, правильно было сказано, что растут противоречия, они обостряются. Вот экономическая линия была названа, военная линия. И это абсолютно правильно.

Но к сожалению, сейчас нет развязок, и мы видим, что ситуация только ухудшается. Почему речь идёт о том, что здесь нужна – вот то, что было сказано – определённая интеллектуализация отношений, чтобы, всё-таки, люди начинали осознавать. А для этого нужно эти идеи все подсказывать и рассказывать. Потому что без этого введения более такой важной интеллектуальной составляющей в эту дискуссию, наверное, результат не будет достигнут. Потому что, к сожалению, политики пока не проявляют должной готовности.

«Самое уязвимое место ОБСЕ в том, что решения принимаются консенсусом»

Рахманов: «Авторитетно мнение у тех, кто силен. Значит, нам надо усиливаться. В первую очередь, экономически»

Loading...


«Очень важно – понимание проблемы». Итоги форума «Минский диалог»



Новости Беларуси. История развивается по спирали. Этому высказыванию Ксенофонта 2,5 тысячи лет, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Закон спирали лежит в основе всего сущего. Но здесь важно, что каждый виток – это видоизменённый предыдущий. И в наших силах сделать так, чтобы на новых витках спирали появлялись элементы, связанные с восхождением, а не движением вниз.

3 июля 1973 года в Хельсинки по инициативе сверхдержав началось Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Оно было призвано урегулировать международные проблемы периода «холодной войны». Переговорный процесс закончился спустя два года подписанием заключительного акта, непревзойденного торжества политики мира.

Думали ли главы государств, подписавших Хельсинкские соглашения, что они навсегда? Что страны будут безоговорочно придерживаться договоренностей? Что планету больше не будет лихорадить от недоверия и взаимных упреков сверхдержав? Что движение истории по спирали не пойдет вниз? Наверное, не думали. Но самое время задуматься над этим нам, потому что это наш мир на краю пропасти под названием «глобальный конфликт».

Есть место, где можно договориться. «Минский диалог», который прошел на неделе в белорусской столице, еще раз доказал: у нас можно безопасно говорить, вскрывать раны, называть вещи своими именами, быть честными, в первую очередь с собой. Быть честными, несмотря ни на что.

Мы не навязываемся, мы хотим помочь. Здесь и сейчас. Репортаж корреспондента Алены Сыровой.

Алёна Сырова, корреспондент:
Наш мир сегодня словно чаша, наполненная до краев обидами, взаимным недоверием, дымящаяся конфликтами. Чаша на самом краю стола, за которым нет переговорщиков. Одно неловкое движение, провокация – и без того шаткое положение станет вовсе непоправимым.

В наших силах этого не допустить, для начала как минимум скоординировать движения, а после усадить за стол переговоров сильных мира сего – тех, чьи решения все равно будут играть решающую роль. Но как же быть, если к разговору они пока не готовы?

В прошлом столетии, когда мир в очередной раз балансировал на грани, высшие чины двух сверхдержав – СССР и США – полностью игнорировали друг друга. Единственными, кто продолжал говорить, спорить и контактировать, снижая градус накала, чреватым ядерной войной, были эксперты. Логично, ведь в своих суждениях эти люди свободнее, чем действующие политики, но при этом располагают полной повесткой.

Такой формат общения в сложившейся сегодня ситуации в мире как никогда актуален. Минск приглашает открыто поговорить представителей всех сторон, вовлеченных в конфликты, потому рекордное число участников форума «Минский диалог», желающих озвучить свою правду, вполне закономерно.

Когда переполняют эмоции, а тебя еще и вдобавок провоцируют или делают вид, что не слышат, любой разговор скатывается к взаимным упрекам и обвинениям и еще большему обострению конфликтов. Это хорошо видно, к сожалению, на площадках ООН и ОБСЕ. Организаций, задуманных изначально явно не для выяснения отношений, но ставшими таковыми за последние несколько лет. Повышенные тона, витиеватые фразы и никакого конструктива. Риторика, кажется, стала меняться только сейчас, в Минске.

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы»:
Явно не самые большие друзья, а бывшие командующие войсками НАТО. Иными словами, эта площадка интересна.

Алексей Пушков, член Совета Федерации России:
Выступление Александра Лукашенко, который задал содержательный тон, поскольку в его выступлении был целый ряд важных политических посылов, выводов, и тон эмоциональный.

При всем многообразии участников «Минского диалога» – их было 700 – пристальнее всего наблюдали за представителями Соединенных Штатов и России. Ведь, по сути, это первая встреча после выхода обеих сверхдержав из Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Первая возможность, глядя друг другу в глаза, сказать свое видение ситуации, поставившей под угрозу весь мир.

Ведь сегодня законодательно две крупнейшие ядерные державы в размещении своего оружия неконтролируемы. И хотя американцы уверяют, что таким образом пытаются обезопасить себя от Китая, россияне не доверяют партнерам из США. У тех стран, что по неволе оказались в ловушке между гигантами, нет никаких гарантий, что ракеты не полетят над нашими головами, зато есть множество поводов задуматься.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Мы здесь, в русскоязычном нашем мире, прекрасно знаем ситуацию вокруг этих ракет из уст, можно сказать, средств массовой информации России. Мы знаем и в принципе мы убеждены, что, наверное, Россия права. Но меня удивили недавние переговоры с американскими политиками. Очень высокопоставленный человек, вы это отслеживаете и видите, заявил, когда я ему задал вопрос: «Зачем вы это сегодня делаете? Россия же готова идти на разного рода уступки». Изложил позицию так, как мы слышим со стороны России.

Но его ответ, фактически как упрек, меня поразил. Говорит: «Да нет, с Россией вообще невозможно на эту тему разговаривать. Все наши инициативы они вообще не слышат». В этом плане был ответ. Так я подумал: «Ну а где правда?» Так может быть стоит собраться все-таки и обсудить, услышать разные точки зрения и хотя бы найти для себя: кто здесь прав, в чем эта правда. Это очень важно – понимание вообще проблемы, прежде чем ее решать. 

Но важно не только понимать, но и озвучивать своё мнение. Согласитесь, это совсем непросто. Когда речь идет о мире, даже те, кто уже отошел от активной политики, осторожничают, выбирая выражения.

Георгий Маргвелашвили, президент Грузии (2013-2018):
Если мировое сообщество не найдет решений для таких проблем, как в Грузии или в Украине, то безопасности в мире не будет ни завтра, ни послезавтра, поскольку эти конфликты появились в результате нарушения базовых правил игры.

А вот базовые правила общения в большой политике, очевидно, устарели и больше не работают. В мире, запутавшемся во вранье, лицемерии, даже в политике, появился острый спрос на правду и тех, кому хватает смелости ее озвучивать. То, о чем думали и думают, говорили и говорят в кулуарах, прямо озвучил наш Президент, когда речь зашла о самой большой нашей боли последних пяти лет – конфликте в Украине.

Александр Лукашенко:
Если двое братьев дерутся, всегда подключался третий, всегда так было. Мы из этого исходим. И не надо только после меня тут говорить, что это не конфликт России и Украины. Знаете, тут осведомленные люди, и эти заявления никому не нужны.

Стране, пять лет истекающей кровью, нужен мир. Президент Лукашенко в очередной раз призывает наконец отбросить амбиции тех, кто в этом кровопролитии заинтересован. Откровенно. Эмоционально. Зато правдиво. Пожалуй, впервые за время обсуждения этого конфликта, правда, из уст президента страны, не вовлеченной в эту войну, прозвучал и тезис о том, чтобы не принять во внимание все изменения за 5 лет.

В частности, внутри Украины появились непризнанные республики и важно с ними тоже вести диалог. И очевидно, к решению сложнейшей задачи о мире в Украине необходимо привлечь еще одну сторону.

Президент Беларуси: Без участия США конфликт в Украине урегулировать не получится

Кстати, реакция последовала сразу после окончания выступления. Эксперты наперебой высказывали свои точки зрения.

Алексей Пушков: «Для администрации Трампа Украина явно не является приоритетом»

Площадка для решения конфликтов. Как прошла пленарная сессия форума «Минский диалог»



Не остались в стороне и официальные лица. Например, пресс-секретарь Владимира Путина – господин Песков. А на следующий день президент Украины Владимир Зеленский во время пресс-конференции заявил о том, что уже на следующей неделе станет известна дата встречи в нормандском формате.

Кстати, Минск уже давно заявлял о своей готовности принять этот саммит. И дело тут вовсе не в нашей выгоде, как говорят многие скептики.

Александр Лукашенко:
Мы слышим, видим, что кто-то подвергает сомнению, кто-то сожалеет, что не всё Беларусь может, а может быть и ничего не может. А кто-то просто ухмыляется: да ну, им ли решать какие-то вопросы! Уважаемые дамы и господа, мы ничего не собираемся решать за кого-то. Дай бог за себя решить. Мы просто предлагаем: давайте собираться в этом тихом, спокойном пока что месте и обсуждать наши проблемы.

Чтобы быть той самой площадкой, где договариваются, важно быть самому стабильным, не вовлеченным в конфликт, пользоваться доверием, но главное – держать нейтралитет. У Беларуси сегодня всё это есть, потому неудивительно, что в последнее время часто проводят параллели между нами и Швейцарией – страной, которая нейтралитет сделала национальной идеей.

Павел Мацукевич, временный поверенный в делах Беларуси в Швейцарии:
Национальная идея, которая сплотила многонациональную Швейцарию, это и фактор, обеспечивающий экономический рост, укрепляющий суверенитет, национальную безопасность. Беларусь сегодня во многом идёт по пути Швейцарии. Белорусская площадка пользуется исключительным доверием со стороны конфликтующих сторон и международных экспертов. Я думаю, что укрепление национального суверенитета, мирные инициативы будут способствовать дальнейшему укреплению доверия и репутации Беларуси как миротворца.

Во время «Минского диалога» наш Президент высказал идею о необходимости запуска процесса «Хельсинки-2. Так вот очевидно, что прошедший форум в белорусской столице можно считать подготовительным процессом.

Бэнно Зогг, старший научный сотрудник швейцарской и евроатлантической группы безопасности в Центре исследований безопасности:
Главное отличие этой площадки в том, что обычный и привычный монолог сменил обмен мнениями. О том, как быть в сложившейся ситуации, рассуждали с разных позиций, предлагали абсолютное свежие решения. Сложился действительно диалог, ведь без него конференция так и может остаться лишь конференцией. Теперь дело за политиками – услышать и подхватить эти идеи.

«Минский диалог» длился два дня. И хотя его итоги не оформлены в какой-то резолюции, за эти 48 часов случилось, наверное, самое важное. Переломное. Впервые за долгое время проблемы с высокой трибуны озвучили прямо, предложили пути решения, спокойно выслушали друг друга и, кажется, решили, что пора сделать шаг назад от пропасти. Вместе.