«Эксперты в любой момент могут приехать ко мне домой»: бегунья Ольга Мазурёнок о том, как проверяют на допинг

22.08.2016 - 20:22

Олимпийские игры в Рио завершились. Какими мы их запомним и что происходит в белорусском спорте и мировом – тема дискуссии 21 августа в рамках ток-шоу «Что происходит» на «РТР-Беларусь».

Егор Хрусталёв:
Ольга, как Вас проверяют после марафонской дистанции?

Ольга Мазуренок, участница Олимпийских игр в марафонском забеге (Рио-де-Жанейро, 2016):
Что касается большого спорта, естественно, без какой-то помощи медицинской здесь невозможно. Потому что я бегаю марафон, в месяц приблизительно у меня объём одного бега составляет 800 километров.

То есть, в неделю 200 километров я должна пробежать.

И, понятное дело, что сердце у меня работает. Когда я нахожусь в хорошей форме, мой пульс составляет приблизительно 35 ударов в минуту. То есть, если я сейчас подойду к кардиологу и скажу: «Извините, у меня сердце болит»,  – и не скажу, что я – спортсменка, меня явно госпитализируют. И, поэтому, чтобы не случилось так, что я там пробежала 30 километров, посредине упала и умерла в свои 30 лет, мне приходится, естественно, немножко помогать сердцу. Что касается вот этих высказываний, здесь я немножко разделяю на две части.

С одной стороны, естественно, сказать, что в спорте не существует допинга – это, конечно, бред.

Потому что спорт – это также большие деньги, это слава и каждый выбирает свою дорогу. То есть, эти моменты, естественно, у спортсменов проскакивают. Что касается того, что невозможно достичь чего-то без допинга – я тоже не согласна. Я была пятая. Приблизительно на грани медали, но, к сожалению, мне не повезло – это была не моя медаль, не моя Олимпиада. Но, что хочу сказать: с апреля месяца по сегодняшний день я сдала порядка 15 проб. Я сдаю на международный пул, я заполняют такую таблицу, из которой Международная ассоциация антидопинговая знает, где я нахожусь. То есть, они в любой момент могут приехать ко мне домой.

Если я не предоставлю эту информацию, это равносильно, что я на допинге.        

Егор Хрусталёв:
То есть, вы даже не можете загудеть где-нибудь?

Ольга Мазуренок, участница Олимпийских игр в марафонском забеге (Рио-де-Жанейро, 2016):
Нет, абсолютно невозможно, это исключено.

Егор Хрусталёв:
Отметить 5-ое место в марафоне никак нельзя?

Ольга Мазуренок, участница Олимпийских игр в марафонском забеге (Рио-де-Жанейро, 2016):
Я могу отметить, но в 10 часов, как уже я пожелаю, в 8, в 5 я должна находиться в том месте, которое я указала. Они приедут, если меня не будет, то у меня будут проблемы

В допинговые скандалы, к сожалению, вмешалась политика. Потому что, опять-таки, про этот милдронат. Действительно это – смешно. А иногда как нам, спортсменам,  это, вообще, не смешно. Почему на таком простом препарате заглушили пол-Европы, почему так?  

Полностью ток-шоу «Что происходит» от 21 августа смотрите здесь

Люди в материале: Ольга Мазурёнок
Loading...


Факел, медали, спортивная форма: история олимпийской Беларуси в деталях



Европейские игры или Европиада – это региональное состязание в олимпийских видах спорта. На других континентах такие игры тоже проводятся – Всеафриканские, Азиатские, Панамериканские…

Для Беларуси принимать соревнования такого уровня – невиданный успех! Будет удачным первый шажок, впору замахнуться и на Олимпиаду, которую доверяют, авторитетным и развитым странам мира. Европейские игры по олимпийской традиции имеют тоже свои символы. В Баку талисманами первой Европиады стали джейран (она же газель) и очеловеченный плод граната. А в Беларуси в эти дни олимпийское движение поддерживают васильковым цветком. О символах, интересных деталях и белорусском следе в планетарном спортивном первенстве – сюжет Яны Шипко.

Новое, глобальное, спортивное прочтение белорусского символа. Европиаде в Минске быть. Новость наши прославленные олимпийцы восприняли со спортивным азартом. На будущий талисман уже делают ставки.

С бурым тезкой Александр Медведь – по жизни. Непобедимому борцу не раз приходилось доказывать – не псевдоним это. Уж слишком под стать фамилия борцовскому характеру.

Александр Медведь, трехкратный олимпийский чемпион по вольной борьбе:
Много ездил по разным странам, и все задают вопрос, это на самом деле или псевдоним? Нет, настоящая. Да, говорят, оправдывает. Хотя были у меня противники – это настоящие медведи по 200 кг.

Накануне Олимпиады-80 в Минске олимпийские объекты навестил живой Топтыгин.

Дотопал до Беларуси и олимпийский Мишка. Минск принимал отборочные соревнования по футболу. Олимпиада вдохнула новую жизнь в столицу. Первый вице-президент НОКа Максим Рыженков о перипетиях подготовки знает не понаслышке. Тогда за спорт в стране отвечал его отец – первый министр спорта Беларуси и президент НОКа, а в ту пору руководитель Госкомспорта.

Максим Рыженков, первый вице-президент Национального олимпийского комитета:
Весь этот дух олимпизма был у нас в 80-м на стадионе «Динамо». И мишка, конечно у нас тоже был. Я помню, хоть и был ребенком, сколько было воодушевления. В первый раз мы узнали тогда, что такое пепси-кола и фанта. У нас около 200 олимпийских чемпионов, призеров, которые прославляют нашу родную страну. Когда-то в составе СССР сегодня как независимого государства, опираясь на все это наследие, можно сегодня говорить о том, что в нашей стране сложились традиция и возможность к проведению любых серьезных массовых мероприятий олимпийского характера.

Возможности нынче не сравнить со, скажем, 90-ми. Отправить национальную сборную на первые в истории независимой Беларуси Олимпийские игры для страны было настоящим испытанием.

Максим Рыженков:
Сегодня мы подбираем цветовую гамму, разрабатываем полгода дизайн, тогда все было с колес. Даже гамма не соблюдалась, которая бы соответствовала цветам национальным. В Югославии даже какая-то форма была бартером обменена на тракторы и МАЗы, которые удалось выбить в те времена у Минпрома.

Открытие Олимпиады – как показ спортивной моды планетарного масштаба. Так что спортсмены должны быть на вершине не только физической формы, но и в топе модных тенденций.

Гимнастка Любовь Черкашина без сожаления отдала эксклюзивный наряд в музей НОК. А вот с командной формой расстаться не готова. Носит с гордостью и в обычной жизни.

Любовь Черкашина, бронзовый призер Олимпийских игр по художественной гимнастике:
Пекинская интересная была, радужный переход. Она была моей первой олимпийской формой, и я вообще очень гордилась. Для каждого спортсмена есть показатель, когда ты кого-то встречаешь и видишь в глазах восхищение формой. Была на одном мероприятии вместе с американскими спортсменами, и когда она сказала: о,cool, у тебя такая крутая мастерка, что мне твоя нравится даже больше, чем моя.

Свой почерк у каждой страны и в олимпийских наградах.

Максим Рыженков:
Для спортсмена нет разницы, из чего сделана медаль. Многие страны в последнее время изыски делают, кто-то добавляет кусочек метеорита. Для спортсмена важен сам статус, понимание, осознание. Гордость за результат важнее медали.

Александр Романьков, олимпийский чемпион по фехтованию:
Вот здесь на ладошке – вся моя жизнь. Медали, которые сейчас, отличаются. Они стали немножко больше делать. Сейчас они и по весу больше. Передняя картина мало чем отличается. В основном это богиня победы.

В копилке фехтовальщика Александра Романькова – 5 олимпийских медалей. Белорусскому Д’Артаньяну стоило поразить всех соперников и завоевать золото, чтобы получить бесценную возможность передать домой слова о главном.

Александр Романьков:
Ко мне подошли корреспонденты: передайте домой что-нибудь. А у нас же сборы, дома не бываем. Я говорю своей жене: Тамара, я тебе обещал, что ты меня увидишь по телевидению – вот я!

На открытии самых результативных в истории олимпийской Беларуси Игр в Пекине нести флаг оказалось еще волнительнее, чем фехтовать на рапире.

Александр Романьков:
Дрожь такая, предстартовая, внутренняя. Я прошел метров 10 и понял, что за мной вся моя Беларусь идет.

То, что остается за кадром, – быт в олимпийской деревне. Особенно не просто пришлось в Бразилии.

Максим Рыженков:
Даже гречку десятками килограммов везли, не для того чтобы кушать. Как оказалось, это очень ходовой товар. Где-то выменяли на несколько комнат, на стулья, оргтехнику.

Бартер, между прочим, помогал и в советские времена. Вот они – три золотые медали Александра Медведя.

Александр Медведь:
Вот эта последняя с Тейлором в 72-м году. Радикулит заработал, всю ночь меня кололи, а утром боролся. И выиграл Олимпиаду. Немцы дали мне лекарство, а дал я им полкилограмма икры черной.

Всего один раз олимпийский факел побывал в Минске. Именно Александру Васильевичу предстояло зажечь олимпийский огонь в чаше стадиона «Динамо».

Александр Медведь:
Очень интересный факел сделали, внутрь вставлялось космическое какое-то, которое под дождем не потушишь. Когда я прибежал, там еще оставалось, он горит, и мне поставили ведро с водой, чтобы я потушил. Я вставил, вся вода выкипела. И ведро прожгло до бетонки, такой мощный заряд. Но было приятно, что в Минске проводились. Это как праздник. Все-таки Олимпиада – это праздник.

Тот самый факел Александр Васильевич долго хранил дома. А потом передал в музей. И коллекция эта, безусловно, пополнится факелом Европейских олимпийских игр 2019 года.