Экстремизм как раковые опухоли: как в Беларуси намерены бороться с этим явлением

09.04.2016 - 20:45

В разговоре с рабочими автозавода Президент заметил, что главные наши трудности сегодня – в области экономики (и слава Богу). Зарплата и пенсии, конечно же, волнуют, это нормально. А вот в странах, где идет война, сказали бы: «Эх, нам бы ваши проблемы…» Безопасность – тема № 1 в мире. И это продемонстрировал белорусский Парламент, открывая весеннюю сессию на этой неделе. Рассмотрели военную доктрину в новой редакции и необходимость уголовной ответственности за экстремизм. Тему продолжит Евгений Пустовой.

Птицы в насиженных гнездах – это жизнеутверждающий пейзаж белорусской действительности.

Но общая картина мира далека от мира. Гибнут люди, сильные экономики и суверенные государства. Мировой опыт острейших конфликтов: от уличных беспорядков до создания ИГИЛ показывает: пламя войны возгорается от искры экстремизма.

Поэтому на заключительной сессии V созыва первый документ в руках парламентариев – это поправки в закон «О борьбе с экстремизмом».

Валерий Вакульчик, председатель Комитета государственной безопасности Республики Беларусь:
Действующим законом установлен порядок признания организации экстремистской только в случае, если она официально зарегистрирована. Как показывает практика и зарубежный опыт, наибольшую угрозу представляют именно незарегистрированные формирования.

Парадокс: в Уголовном кодексе далекой от радикальных потрясений Беларуси даже не было ответственности за экстремизм. А само понятие – десятилетней давности.

Александр Ивановский, первый проректор Академии управления при Президенте Республики Беларусь:
Эти меры должны носить не характер экспериментов, фрагментов, как, допустим, это было в Бельгии, а сознательно продуманную, целенаправленную и систематическую работу.

Парламентарий Совета Республики Анжелика Дорогокупец всю жизнь борется за жизни людей. Она известный в Гомеле врач. Поправки против экстремизма кардиолог со стажем поддерживает ради здоровья всего общества.

Анжелика Дорогокупец, член Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь:
Экстремизм еще бы я могла сравнить с таким заболеванием, как раковые опухоли.

Одна раковая клетка может погубить весь организм, а экстремист-фанатик – заразить болезнью радикализма множество людей. В группе риска подростки и молодежь.

Леонид Пергаменщик, доктор психологических наук, профессор Белорусского педагогического университета им. М. Танка:
Те, кто занимается профессиональным распространением экстремизма, они очень хорошо обучены, знают на что нажать, такие идеи дают. Сказали, что ты пойдешь на Ближний Восток – огромное государство построим.

КГБ предложило спасительное лекарство. Рядовых экстремистских групп привлекать лишь за конкретные нарушения закона. А вот создателям, менеджерам и спонсорам радикальных сообществ – до 10 лет заключения. Вначале было слово. Поэтому вне закона даже экстремистские призывы.

Елена Агеенкова христианка. Но из своих рук эксперт по экстремисткой литературе не выпускает толкования Корана и писания неоязычников. Блого- и логосфера Беларуси кишит искаженными призывами псевдорелигий.

Елена Агеенкова, эксперт Комиссии по оценке информационной продукции на предмет экстремизма:
Наши татары исповедуют масхад, который подразумевает, что соблюдаются также и законы государственные. К нам хлынули, приходят и говорят, что неправильно молимся, мы будем гореть в аду. Многие люди пугаются, группы организуются.

Интернет-гуру джихат-идей, меценатов литературного хаоса и продавцов неоязыческих брошюрок ждет административная кара – значительные штрафы.

Девятый вал уличного экстремизма в США сбивают водометами, а в сторону разжигателей национальной и социальной розни стреляют без предупреждений.

В России, чтобы сдерживать в вожжах радикальные и экстремистские группы, объединили силы спецподразделений в Национальную гвардию.

Защищая свой дом от пламени, которое тлеет у южных соседей, белорусские органы госбезопасности тоже предлагают адекватные меры. С чужих войн домой белорусы возвращаются с оружием, боевым опытом и экспортом радикальных посылов. Если взял в руки автомат, будь готов: на них могут надеть наручники. Не важно – воевал за деньги или идею.

Валерий Вакульчик, председатель Комитета государственной безопасности Республики Беларусь:
Законопроект предусматривает установление уголовной ответственности за участие на территории иностранного государства в вооруженных конфликтах даже при отсутствии признаков наемничества.

Наша страна – площадка для переговоров. Конфликт на юго-востоке Украины регулирует Минский протокол, нагорно-карабахский кризис – минская групп ОБСЕ. Из уст белорусов всегда звучит: «надо договариваться».

Владимир Макей, министр иностранных дел Республики Беларусь:
Мы категорически против применения военной силы. Мы за то, чтобы ситуация была урегулирована за столом переговоров на основании существующих и общепризнанных принципов и норм международного права.

У Беларуси миротворческий имидж, но его портят отдельные граждане – участники боевых действий.

Чтобы сохранить мир в Беларуси, а общество уберечь от «псов войны», искалеченных синдромом непонятных конфликтов, наемников и вербовщиков на родине ждет холодный прием групп захвата.

Этого коктейля нет в меню кафе и ресторанов. Впрочем, он под запретом во многих странах мира. Ведь без него практически не обходится ни один рецепт «цветных» революций и уличных беспорядков. В США за пристрастие к «коктейлю Молотова» большие сроки заключения. А теперь и в Беларуси за этот символ экстремизма – реальные сроки.

В 90-е СОБР молниеносно расправлялся с уголовными авторитетами. Теперь пилотаж асов безопасности на новом уровне – готовы к борьбе с экстремизмом. Профессионализм и законодательство позволяют. Ведь все предложения Комитета госбезопасности в унисон поддержали депутаты, а затем одобрили сенаторы и сама погода. Как раз во время принятия поправок над Минском появилось настоящее весеннее солнце.

Новости по теме
‡агрузка...