El País (Испания): Лазерная технология помогает осознать величие цивилизации майя

02.10.2018 - 18:03

В 2016 году специалисты облетели на самолете большую часть территории распространения цивилизации майя в Эль-Петене (Гватемала) с одной из самых передовых систем «Лидар» на борту. на карту были нанесены бесчисленные здания, дороги, каналы и стены, что позволяет судить о величии цивилизации майя и дает представление о том, какое население проживало в этих местах, как они воевали или как вели сельское хозяйство.

Технология «Лидар» позволяет увидеть тысячи зданий, дороги и каналы, ранее затерянные в сельве.

Лазер помог нам увидеть тысячи сооружений, построенных майя и спрятанных в бескрайней сельве. Используя технологию «Лидар», или LIDAR (Laser Imaging Detection and Ranging – обнаружение, идентификация и определение дальности с помощью света), группа археологов просканировала тысячи гектаров земли, на которой процветала цивилизация майя. Они не обнаружили ни новых крупных дворцов, ни пирамид, ни храмов, подобных Кукулькану или «Большому ягуару». Но на карту были нанесены бесчисленные здания, дороги, каналы и стены, что позволяет судить о величии цивилизации майя и дает представление о том, какое население проживало в этих местах, как они воевали или как вели сельское хозяйство.

В 2016 году специалисты облетели на самолете большую часть территории распространения цивилизации майя в Эль-Петене (Гватемала) с одной из самых передовых систем «Лидар» на борту. Эта технология использует лазер в качестве радара: он посылает импульсы света, которые позволяют построить изображение объекта по отражению лазерных лучей. В данном случае использовался прибор, способный сканировать объект с шести различных углов. Он был предоставлен Национальным центром воздушного лазерного картирования (National Center for Airborne Laser Mapping), базирующимся в США. «Лидар» покрыл площадь в 2 144 квадратных километра и обнаружил десятки сооружений майя.

«Это наиболее масштабное исследование при помощи радара в истории археологии», – говорит Франсиско Эстрада-Белли, специалист по культуре майя Тулейнского университета (Новый Орлеан, США) и один из авторов исследования. Эта технология обработки изображений использовалась для исследования культуры майя не впервые, но в этот раз экспедиция, поддерживаемая Фондом Пакунама, исследовала в 10 раз большую по площади территорию с гораздо большей детализацией. «Любой объект от 50 до 100 см в ширину и от 20 до 50 см в высоту появится на экране», – добавляет археолог. Для достижения подобных результатов Лидар испустил более 33,5 млрд. лазерных импульсов (15 на каждый квадратный метр).

На полученной 3D-карте, опубликованной в журнале «Саенс» (Science), нанесены 61 480 объектов. Были обнаружены как целые кварталы крупных городов майя, таких, как Тикаль, Хольмуль или Ксультун, так и сотни километров мощеных дорог, проходящих мимо цистерн шириной до 2000 метров, например Тинталь, которые могли вместить до 3 миллионов кубических метров воды. Кроме того, были обнаружены несколько километров оборонительных сооружений, сотни каналов и множество небольших сельских поселений, соединенных дорогами.

Полученная информация помогла исследователям оценить уровень населения в исследуемой зоне и вообще во всем регионе майя. В период, известный как поздняя классика (между 650 и 800 годами нашей эры), плотность населения в этой области составляла 80-100 человек на квадратный километр. В центре крупных городов, таких, как Тикаль, плотность, должно быть, достигала 2000 человек на квадратный километр, что сопоставимо с современными городами. В общем на равнинах проживали 7-11 миллионов человек.

Изображения «Лидара», проверенные на месте несколькими группами археологов, также показывают, что общество майя нуждалось в интенсивном сельском хозяйстве, чтобы прокормить такое городское население. Традиционная система, мильпа, основанная на сжигании участков для оплодотворения земли перед новым посевом, не справилась бы без сотен каналов, использовавшихся для осушения болот, занимавших большую часть территории. В ходе исследования было обнаружено 306 квадратных километров террасных участков. До 17% территории, которая сегодня представляет собой сельву, ранее использовалась под сельское хозяйство. По мнению авторов исследования, подобное было бы возможно только при наличии у майя развитой централизованной власти.

Директор Мезоамериканского исследовательского центра Калифорнийского университета в Санта-Барбаре (США) Анабель Форд говорит: «"Лидар" дает довольно точное представление о географии ландшафта. Его можно использовать на любой местности, но в случае с майянскими лесами он становится настоящей волшебной палочкой (притом очень дорогой), которая дает нам детализированное изображение дренажей, гор, долин, низин и, что важнее, больших месторождений».

Тем не менее, археолог Анабель Форд, 40 лет изучающая культуру майя, но не участвовавшая в данном исследовании, добавляет, что «хотя крупные объекты выглядят четко, элементы, которые сообщают мелкие детали о сельском хозяйстве и отношении древней цивилизации майя к земле, нуждаются в дополнительной проверке», и должны быть подтверждены на месте. С этим согласен и Эстрада-Белли: «Всегда будут нужны опытные археологи для распознавания объектов, обнаруженных "Лидаром". И чем больше данных, тем больше археологов понадобится».

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.

Люди в материале: нет
Новости по теме
 

Aftenposten. Экстремальная температура станет нормой

Исключительно сухое и жаркое лето не меняет смысла предостережений климатологов, связанных с будущим: самым большим испытанием для Норвегии станут экстремальные осадки.

«Афтенпостен» (Aftenposten): А насколько экстремальным было жаркое и сухое лето этого года?

Хельге Дранге (Helge Drange): Летние месяцы с мая по июль были рекордно жаркими – на два градуса теплее, чем в 1947 году, в предыдущее экстремальное лето. В Осло температуру измеряют с 1837 года, так что жара установила серьезный рекорд! Эти же месяцы были и очень сухими, такими же, как летом 1947, 1976 и 1994 годов.

Хельге Дранге (Helge Drange) работает в Центре изучения климата в Бьеркнесе (Bjerknes) и является профессором океанографии в Университете Бергена.

– Какие признаки климатических изменений Вы видите?

– Мы знаем, что в северном полушарии растет количество осадков, мы знаем также, что уровень океана повышается. Морские льды в Арктике уменьшаются и по площади, и по толщине. Мы знаем, что ледники и гренландские льды тают, мы знаем, что тундра размораживается. Весна наступает раньше, а осень – позднее. И температура вообще повышается. Так что есть очень много разных изменений, но все они из одной и той же истории.

– Но ведь летом этого года осадков практически не было?

– Естественные вариации будут всегда. Например, прошлое лето было не жарким, но очень мокрым. Но мы здесь говорим о двух разных вещах: вариациях год от года, которые мы называем «погодой», и более долговременных изменениях, которые мы называем «климатом». Когда мы говорим о климатических изменениях, мы ищем тенденции в течение длительного времени. В Норвегии за последние сто лет количество осадков выросло на 20%. А температура за тот же период выросла примерно на один градус.

– Один градус за сто лет звучит не так-то много. Почему это становится проблемой?

– А зимой это даже почти приятно, правда? Но давайте посмотрим на взаимосвязь. В прошлый раз, когда Земля была действительно теплой, температура на два-три градуса превышала ту среднюю температуру, которую мы имеем сейчас. Это случилось более трех миллионов лет тому назад. И тогда понимаешь, что мы вот-вот встретимся с климатом, который современный человек никогда не видел.

Летом чаще будет жарче

– Следует ли нам ожидать в будущем, что летом чаще будет сухо и жарко?

– Да, летом чаще будет жарко и сухо, и мы должны ожидать также, что жара будет длиться дольше. Это не означает, что следующее лето также будет жарким, но жара летом будет чаще. И это не означает, что одновременно непременно будет засуха. Основной проблемой для Норвегии будут осадки, и летом тоже.

– Возможно, в какой-то момент нам придется перестать называть подобную погоду «экстремальной»?

– Да. Если мы продолжим с выбросами парниковых газов так, как сейчас, в конце этого века станет нормой то, что сегодня воспринимается как экстремальная погода.

– На земном шаре температура не везде повышается одинаково. Какова сейчас ситуация в Арктике?

– Она невероятная и пугающая. За последние сто лет средняя температура на Шпицбергене выросла на 2,5 градуса. За тот же период зимняя температура поднялась на 3 градуса. Шпицберген переживает тотальное изменение климата и погоды. Главная причина состоит в том, что льды отступают, а это означает колоссальные последствия. Здесь действительно пора бить тревогу.

– Кари Хьенос Хьос (Kari Kjønaas Kjos) из Партии прогресса несколько недель тому назад заявила в беседе с Aftenposten, что она не уверена в том, что жара является следствием парниковых выбросов, и она считает, что нам повезло, что у нас такое замечательное лето. А что Вы об этом думаете?

– Это ранит меня в самое сердце. И одновременно показывает, насколько велика потребность объяснять серьезность происходящего. Мы думаем, что современный человек независим, что мы можем подняться над природой и полностью все контролируем. Но происходит нечто противоположное. Мы отдаляемся от природы и сил природы и становимся от этого более уязвимыми.

– Каким образом?

– Людей становится больше, в основном, мы живем в городах. Когда происходят такие экстремальные события, они могут привести к летальному исходу, перебоям в снабжении водой, проблемами с урожаем и снижению производства продовольствия. Достаточно подумать о Ближнем Востоке и о том, что сокращение источников воды может привести к беспорядкам. Сегодняшняя ситуация с беженцами серьезна, но если у нас появятся климатические беженцы, тогда станет просто опасно.

Не думаю, что нам удастся довести выбросы до нуля

– В Парижских соглашениях от 2015 года ООН решила, что все страны должны ограничить свои выбросы парниковых газов, с тем, чтобы температура на Земле повышалась не больше, чем на два градуса, а лучше на полтора. Несколько реалистично то, что нам это удастся?

– Судя по сегодняшней ситуации, ответ – нет. Цель в полтора градуса мы уже почти достигли. Для того, чтобы добиться цели в два градуса, нам нужно иметь нулевые выбросы в течение 20-30 лет, и нет ничего, что указывало бы, что мы сможем этого добиться. На самом деле ни одно государство не имеет шанса достичь этой цели. У нас в стране мы открываем все новые месторождения и расширяем активность в поиске нефти и газа, так что наша политика также не соответствует идее нулевых выбросов в ближайшем будущем.

– Звучит довольно мрачно?

– Да, это так! Мы говорим об экзистенциальной проблеме для людей и всего живого на земле. Мы говорим о будущем очень многих поколений.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.



Александр Лукашенко: быть у истоков создания Европейских игр – честь для Беларуси

Кто может рассчитывать на амнистию в Беларуси?

Алексей Богданович рассказал, почему атлетов II Европейских игр награждают именно возле Дворца спорта

Спортсменом можешь ты не быть, а корреспондентом быть обязан. Журналистка СТВ проехала весь маршрут велогонок

Василий Кириенко: «В последнее время больше наслаждаюсь своей работой»

Когда бег помогает. Мобильный оператор velcom | A1 завершил благотворительную акцию #velcombegom

Точки с Wi-Fi на всех объектах и подмигивающий Лесик. Что сделано для бесперебойной работы связи? Рассказывает Константин Шульган

Сколько стоит мягкая игрушка лисёнок Лесик и где его купить?