Елизарьев о Большом: «Наша сцена стала очень тихой. Там нет никаких гремящих механизмов. Мало театров могут позволить себе это в Европе»

28.07.2020 - 14:44

О Большом театре Беларуси рассказали в проекте СТВ «Свой путь». 

Анастасия Москвина, солистка Большого театра Беларуси, народная артистка Беларуси, лауреат Государственной премии Республики Беларусь:
Сейчас о театре, об опере последние годы знают. И театр имеет очень длинную историю – 87 сезонов. Этому способствуют наши гастроли за пределами Беларуси. А также приезд гостей.

Музыканты, певцы, хореографы, танцоры, которые приезжают к нам, потом рассказывают во всём мире, что есть такая страна – Беларусь, есть такой театр прекрасный в Беларуси, есть прекрасный балет, прекрасная опера, прекрасный оркестр, замечательные солисты оперы и балета – мирового уровня.

Дмитрий Боярович, СТВ:
Валентин Николаевич, сначала хотел бы с Вами поговорить о реконструкции… Как эта реконструкция повлияла на качество спектаклей? Какими возможностями вы обладаете?

Валентин Елизарьев, художественный руководитель Большого театра Беларуси, народный артист СССР и Беларуси, профессор:
Театр реставрировали лучшие европейские фирмы. Сценический комплекс – немцы, итальянцы и французы – свет. Удивительно, что наша сцена стала очень тихой. Там нет никаких гремящих механизмов. Это называется гидравлика. Мало театров могут позволить себе это в Европе. Я думаю, что 10 лет назад наш театр по наполняемости своей технической был лучшим в Европе. Были вложены огромные деньги, и они, конечно, себя окупили.

Владимир Гриневич, исполняющий обязанности начальника службы эксплуатации сцены Большого театра Беларуси:
21 площадка, которая двигается вверх на 4,5 метра и вниз на 3,6. У нас есть спаренные площадки. На вторые площадки ставятся кабинки, которые служат для подъёма артистов в нужный для спектакля момент. Артист заходит, и мы поднимаем по команде помощника режиссёра, или опускаем. Открывается, он заходит, вот поддон, площадка, которая двигается. Двигается эта часть вверх и вниз, и все. 

Валентин Елизарьев:
Очень важный эффект сценический – это то, что наша сцена стала такая же, как в Мариинском театре в Петербурге, как в Москве, как в Париже, как в Лиссабоне. Она имеет наклон 4,5 градуса. 

Сергей Зубков, начальник цеха по освещению спектаклей Большого театра Беларуси:
Это пульт управления световым комплексом сцены. Состоит это из множества осветительных приборов. На сцене их у нас более тысячи. 

Максим Жулёв, осветитель Большого театра Беларуси:
Сейчас мы выбрали тип приборов А12. Они используются как заливочный свет. Сейчас он находится между светло-голубым и бирюзовым цветом. Сейчас я покажу, как он меняется, например, на красный. Меняем цвета и оставляем один красный цвет.  Сейчас я буду использовать те же типы приборов А12, но они сейчас находятся на ложах. Сейчас они перестроятся и поменяют цвет. Вот, они перестроились. 

 Дмитрий Боярович:
Где мы сейчас находимся примерно? На какой высоте?

Сергей Зубков:
На высоте примерно 20 метров. Сюда от пульта приходит сигнал и отсюда идет управление этими блоками – дивертами. Они изменяют накал каждого прожектора от нуля до 100%. Одно из условий его хорошей работы – это за моей спиной работает кондиционер. Он поддерживает круглосуточно одну и ту же температуру – 20-21 градус, максимум – 23. И тогда эти блоки работают очень устойчиво. 

Анастасия Москвина:
25 лет независимости страны – это очень важно. За этот период государство не оставило культуру, не оставило Большой театр. 24 года существует Президентский фонд по поддержке талантливой молодёжи. Который отслеживает талантливых ребят, в данном случае, в нашей сфере, музыкантов, артистов балета. Поддерживает их материально и не только, и создаёт базу для будущего поколения, для того, чтобы они не уехали в другие страны, чтобы смогли здесь себя реализовать, потому что для молодёжи очень важна поддержка. 

Я очень впечатлен: Президент ознакомился с работами номинантов на Госпремию в области искусства, литературы и архитектуры

Юрий Бондарь, министр культуры Республики Беларусь:
Сегодня в базе данных одарённой молодёжи находится 702 молодых человека. И 235 коллективов. А всего через этот фонд за все годы его существования прошло около 3,5 тысяч молодых ребят. И это, конечно, путёвка в жизнь.

Творческому человеку очень важны поддержка, слова благодарности, и я считаю, что фонд Президента – это очень эффективный способ поощрения творческой деятельности. 

Loading...


Дамы предпочитают появляться в шуршащих, пышных платьях. Какой дресс-код действует на Большом новогоднем балу?



Новости Беларуси. Старый Новый год не только редкий исторический феномен, но и прекрасный повод еще раз собраться всем за праздничным столом. О традициях, обрядах и приметах поговорили в ток-шоу «Точки над i».  

Наталья Надольская, ведущая ток-шоу:  
Ася является координатором Большого новогоднего бала в Большом театре.  

Ася Петрович, координатор Большого новогоднего бала в Национальном академическом Большом театре оперы и балета Республики Беларусь:  
Да.  

Алена Родовская, ведущая ток-шоу:  
Когда можно оставить заявку, чтобы попасть на ваш праздник?  

Ася Петрович:  
Чтобы попасть на наш бал, не нужно записываться, нужно приобрести билет. Приобретая билет на бал за несколько месяцев – обычно в начале сентября открывается продажа билетов – вы не будете зрителем, вы будете гостем бала, не участником. На балу есть хозяева – это работники оперного театра, артисты балета, оперы, которые вас приглашают. А все зрители становятся гостями. Другой вопрос, если вы хотите стать участником танцевальной программы, то и для этого даже хватит обычного билета. За три месяца до бала начинаются репетиции. Сначала один раз в неделю, потом два, три раза в неделю нужно приходить и дисциплинированно выполнять все, что говорит балетмейстер и его ассистенты.  

Екатерина Забенько, ведущая ток-шоу:  
Скажите, о каком количестве участников приблизительно идет речь? И все ли такие дисциплинированные, потому что не хочется на балу уже не знать, как попадать в такт?  

Ася Петрович:  
В этом году не много, у нас всего 136 пар, которые почти прошли этот курс трех месяцев подготовки.  

Наталья Надольская:  
272 участника.  

Алена Родовская:  
Это не считая того, кто будет просто зрителем.  

Ася Петрович:  
Да, но дело все в том, что та программа, которую они готовят – это только одна часть бала. Но есть еще и свободная часть бала, на которую приглашаются все, кто даже не ходил на репетиции. Поэтому потанцевать, насладиться музыкой и всякими развлечениями действительно все гости успевают, поскольку бал идет до трех часов ночи.  

Алена Родовская:  
Ася, а с какого возраста можно стать участником?  

Ася Петрович:  
С 16 лет.  

Алена Родовская:  
Ася, у нас есть участница Большого бала. Алеся, сколько раз вы принимали участие?  

Алеся Бортич, участница Большого новогоднего бала в Национальном академическом Большом театре оперы и балета Республики Беларусь:  
Шестой год. Этот год будет шестой, но этот год будет особенный. Потому что я буду в этом году впервые зрителем. Пять лет я была участником, но в этот раз я хочу посмотреть специально на новогоднюю программу Большого театра глазами зрителя. Вы же знаете, что вальс раньше был запрещенным танцем. Женщинам было непозволительно кружиться в объятьях мужчины. Это было недопустимое что-то. А сейчас это мечта женщин XXI века.  

Наталья Надольская:  
Вы шесть лет подряд участвуете. А что для вас уже этот бал? Это как ритуал?  

Алеся Бортич:  
Хорошая, добрая традиция. Наверное, старый Новый год для меня ассоциируется только с Большим театром, потому что как-то особенно мы его не отмечали. Но когда сейчас говорят про старый Новый год – это неизменная дата, когда мы встречаемся все в Большом театре. Причем в таких нарядах красивых вы нигде не будете так уместно смотреться, ну только на собственной свадьбе. Сейчас нет повода менять платья, достаточно сходить на бал.  

Екатерина Забенько:  
Ася, скажите, а есть какой-то дресс-код?  

Алена Родовская:  
А где брать эти платья, когда вы задаете тематику?  

Екатерина Забенько:  
Потому что, мне кажется, не все могут себе позволить такие наряды даже.  

Ася Петрович:  
Я хочу сказать вот что: тематика бала – это скорее относится к оформлению залов, развлечениям, тем артистам, которые будут представлены. А вот дресс-код у нас неизменен. У дамы – платье в пол, можно с кринолином – то есть это пышные юбки – можно без кринолина. Но дамы, как правило, предпочитают появляться в шуршащих, пышных платьях. Для мужчин у нас более свободный дресс-код. Если, например, на балу в Вене – только фрак и только белая бабочка, то у нас допускается и фрак с белой бабочкой, и смокинг с черной бабочкой. А также парадная военная форма, если человек имеет право ее носить.  

То есть у нас не исторический бал. Есть балы реконструкторов, исторические, которые посещены определенной эпохе. Например, 1812 год, плюс-минус пару лет или 1860-е годы. И тогда все гости должны одеваться сообразно тому времени. У нас этого нет. Балы не только в Беларуси, и европейские театры оперы и балета проводят аналогичные балы. Только не на старый Новый год – это уже наша традиция, нашего театра. Они действительно с вот таким дресс-кодом, иногда даже более жестким.  

Читайте также:  

Стол должен быть очень богатым. Что такое Щедрый вечер и как его праздновать?  

«По 30 домов обходят». Где в Беларуси сохранилась традиция колядовать на старый Новый год?  

Значит судьба выйти замуж. Как гадать в канун старого Нового года?