Ермошина: «Производство и политику не путают». Почему стоит отказаться от выдвижения кандидатов от трудовых коллективов?

23.05.2019 - 20:41

Новости Беларуси. Об избирательной системе в Беларуси говорили в программе «В обстановке мира».

Игорь Марзалюк, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:
Процитирую Президента, когда он на Послании сказал, что: «Если вы меня спросите, хотел бы ли я своим преемникам оставить эту Конституцию, то я отвечу – нет, не хотел». Что, с Вашей точки зрения, в Конституции устарело, что необходимо в ней изменить?

Лидия Ермошина, председатель Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов Республики Беларусь:
Я могу говорить только о разделе 3 и 4 – это избирательное право и референдум. Проведение выборов и референдум. Там, действительно, есть устаревшие нормы. Они не мешают проводить выборы, но если мы хотим изменить нашу избирательную систему, нам, конечно, нужно там кое-что поменять. Ну, во-первых, у нас есть норма, которая позаимствована ещё из советской социалистической, даже сталинской Конституции. Это норма касается ограничений избирательных прав граждан. У нас ограничивается право тех, кто находится под арестом до приговора суда. То есть невиновные люди – формально невиновные ещё перед законом, до приговора – они у нас не участвуют в выборах, в голосовании. При этом – парадокс – они могут выдвигаться кандидатами в президенты и в депутаты. Никаких ограничений нет. Потому что ограничено только активное избирательное право. Следовательно – это надо поменять.

Нам нужно внести некоторые изменения в порядок выдвижения кандидатов, вообще, участия в выборах. У нас же содержится норма о том, что в выборах у нас участвуют трудовые коллективы, общественные объединения, в том числе политические партии и граждане. Так вот я сразу же могу сказать: понятие «трудовые коллективы» – оно устарело, потому что оно отсутствует в гражданском законодательстве, как таковое. Нет ни одного закона, который даёт расшифровку, а что такое – трудовой коллектив. И потом – какой трудовой коллектив, если, например, это коллектив собственников арендного предприятия. А они как? Они могут выдвигать? У нас не могут при этом выдвигать, например, коллективы военнослужащих, коллективы студентов. Потому что они формально не подпадают под понятие трудового коллектива.

Поэтому я думаю, что весь мир ушёл от этого, производство и политику не путают, и нам нужно только оставлять возможность для участия в выборах для политических партий и граждан, как таковых. Конечно же, и общественных объединений, которые у нас активно участвуют в выборах. Ну, и третье: если мы хотим перейти к смешанной избирательной системе, пропорциональной избирательной системе, нам нужно уходить от института отзыва депутата. Потому что пока существует формально этот институт, который не применяется, вообще, на практике, у нас невозможно ввести пропорциональную систему, то есть партийные списки. Ибо невозможно отозвать депутата, который не избран персонально избирателями. Поэтому даже вот эти три положения – они говорят о том, что они должны быть изменены, если мы хотим менять свою избирательную систему, если мы хотим в дальнейшем укреплять наши политические партии.

Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.