Эрнест Хемингуэй. Как любящий жизнь красавец превратился в унылого потухшего старика

14.03.2019 - 14:39

В людях с большим талантом часто найдёшь что-то «не от мира сего». А многие гении – и вообще люди со странностями. Возьмите Эйнштейна или Толстого, Фрейда или Бальзака, Матисса или Шумана. Мы пользуемся их открытиями или восхищаемся произведениями, при этом редко обращаем внимание на характеры и поступки. А напрасно. Сама жизнь избранных Богом людей порой бывает не менее увлекательной, чем само их творчество – научное, в искусстве или литературе, разницы нет.

К таким персонажам, чья собственная жизнь протекала, как отдельный роман, мы причислим и любимого нами американского писателя Эрнеста Хемингуэя. Автор популярных книг прошел свой путь эмоционально, с приключениями, немало удивляя общество не только откровенными и правдивыми историями его героев, но и собственными житейскими поступками. И пуще остального он удивил читающее человечество личным финалом. Хемингуэй пришёл к нему к 60 годам. Еще бы писать, вдохновляясь жизнью. Но уже есть целая библиотека популярных произведений. Вручены Нобелевская и Пулитцеровская премии. Рядом всегда красивые и умные женщины, жёны, родившие троих детей. Есть тёплый дом, всемирное признание и память, до краёв наполненная событиями. Что ещё? А больше стремиться не к чему, да и незачем. Снова возвращаться в этот враждебный мир, где следят спецслужбы, в окна тайком заглядывают агенты ФБР, а дом напичкан «жучками». Нет уж! Точка! И 2 июля 1961 года Хемингуэй снял со стены любимое ружьё...  

Мир ахнул, услышав этот выстрел. Близкие знали, что в последнее время Эрнест тяжело заболел. Мучали диабет и скука. Безделье переросло в гнетущую депрессию. Курс лечения в «психушке» не помог избежать паранойи. Ему всюду мерещились преследование и убийство.

Да как же так? – люди не хотели верить в случившееся. Ведь Хемингуэй был всегда человеком-фейерверком, являл собой силу, любовь к жизни, оптимизм и неуёмную энергию. Кто знал его в детстве и юности, тот вспоминал озорство, увлечение рыбалкой и охотой с отцом. Хемингуэй ещё любил спорт: гонял в футбол, плавал, ходил в секцию бокса. Однажды парню крупно не повезло. Пропустил такой удар в голову, что перестал видеть одним глазом и оглох на одно ухо. Из-за этого его долго не брали в армию, куда он просился сам, но травма не помешала ему писать первые рассказы. Кстати, на фронт он всё же попал в 1918 году шофёром санитарной машины, но очень скоро был ранен и списан. А в некоторых источниках даже есть сведения, будто молодой Эрнест даже пробовал себя в корриде.

Вопреки воле родителей Эрнест пошел работать в газету криминальным репортером. Врачом, как папа, или музыкантом, как мама, он быть не хотел, его привлекал экстрим. Вот где будущий писатель насмотрелся на реальную жизнь – с правдой и ложью, блеском и нищетой, грязью и кровью. Это всё ему ох как пригодилось, когда он садился за свои «Снега Килиманджаро» или большие романы «И восходит солнце», «По ком звонит колокол», «Прощай, оружие!»… Там герои у Хемингуэя – совсем как настоящие, будто живут на одной с тобой улице или служат в твоём взводе. Потому и стали популярными произведения писателя, что в них много искренности и много правды о человеке. Кто из вас читал, тот с этим не может не согласиться.

Великий писатель и сам, как и его герои, был во всём настоящим. Если война, то надо на фронт. Если охотиться, то в африканских саваннах на льва. И если бороться, то до конца - как старик Сантьяго с огромным марлином. Дружба - так честная. И любовь - всем сердцем.

Дружить он умел. В Париже – городе его мечты, куда он приехал творить,  всегда найдёшь хорошую компанию. А за таким жизнерадостным красавцем, каким был в ту пору Хемингуэй, как говорится, не заржавеет. Он с друзьями частенько сиживал в местных ресторанчиках. И сердце у него было огромное - хватало на многих, особенно женщин. Эрнест слыл отчаянным Казановой, что его самого вовсе не смущало. Мужик он был хоть куда – обаятелен, умен, знаменит, и общение с ним было праздником. Такие женщинам нравятся. Четыре из большой армии поклонниц были его официальными женами. Могла появиться и пятая, но ей было 18, а ему на 30 больше, и она воспринимала писателя как отца. Любовниц же никто не считал.

На глазах последней из жён, Мэри Уэлш, этот любящий жизнь красавец превратился в унылого потухшего старика, который всё чаще поглядывал на стену, где висело ружьё.

Можно родиться гением, но не стать им. Без возбуждения и эмоций от жизни ничего путного не создашь, иначе, как сказал автор сценария «Белого солнца пустыни» Рустам Ибрагимбеков, «всё будет от головы». А надо, чтобы от сердца! Как жил и писал Эрнест Хемингуэй.

Такая у него сложилась яркая и богатая жизнь. Как история для отдельного романа. А если добавить, что так же ушли его отец и младший брат, сюжет получится ещё круче.

Ваш В.Д.

Новости по теме
‡агрузка...


«Очень важно создать новые рабочие места». Президент Беларуси с рабочей поездкой в Барановичах

Александр Лукашенко: «В течение двух лет в Барановичском регионе выше тысячи рублей должны быть зарплаты»

В Великобритании расследуют нападение на пять мечетей

В Китае водитель наехал на толпу пешеходов: шесть человек погибли, девять пострадали

«Служить в армии никому не помешает». 120-я механизированная бригада отмечает 77-ую годовщину со дня образования

Порывы ветра до 20 м/с. Синоптики объявили штормовое предупреждение в Беларуси

Таможенные службы Беларуси обеспечат ускоренное перемещение иностранных граждан во время II Европейских игр

Александр Лукашенко: «Людей обижать ни в коем случае нельзя, но и очки втирать тоже им нельзя»