Эрнест Хемингуэй. Как любящий жизнь красавец превратился в унылого потухшего старика

14.03.2019 - 14:39

В людях с большим талантом часто найдёшь что-то «не от мира сего». А многие гении – и вообще люди со странностями. Возьмите Эйнштейна или Толстого, Фрейда или Бальзака, Матисса или Шумана. Мы пользуемся их открытиями или восхищаемся произведениями, при этом редко обращаем внимание на характеры и поступки. А напрасно. Сама жизнь избранных Богом людей порой бывает не менее увлекательной, чем само их творчество – научное, в искусстве или литературе, разницы нет.

К таким персонажам, чья собственная жизнь протекала, как отдельный роман, мы причислим и любимого нами американского писателя Эрнеста Хемингуэя. Автор популярных книг прошел свой путь эмоционально, с приключениями, немало удивляя общество не только откровенными и правдивыми историями его героев, но и собственными житейскими поступками. И пуще остального он удивил читающее человечество личным финалом. Хемингуэй пришёл к нему к 60 годам. Еще бы писать, вдохновляясь жизнью. Но уже есть целая библиотека популярных произведений. Вручены Нобелевская и Пулитцеровская премии. Рядом всегда красивые и умные женщины, жёны, родившие троих детей. Есть тёплый дом, всемирное признание и память, до краёв наполненная событиями. Что ещё? А больше стремиться не к чему, да и незачем. Снова возвращаться в этот враждебный мир, где следят спецслужбы, в окна тайком заглядывают агенты ФБР, а дом напичкан «жучками». Нет уж! Точка! И 2 июля 1961 года Хемингуэй снял со стены любимое ружьё...  

Мир ахнул, услышав этот выстрел. Близкие знали, что в последнее время Эрнест тяжело заболел. Мучали диабет и скука. Безделье переросло в гнетущую депрессию. Курс лечения в «психушке» не помог избежать паранойи. Ему всюду мерещились преследование и убийство.

Да как же так? – люди не хотели верить в случившееся. Ведь Хемингуэй был всегда человеком-фейерверком, являл собой силу, любовь к жизни, оптимизм и неуёмную энергию. Кто знал его в детстве и юности, тот вспоминал озорство, увлечение рыбалкой и охотой с отцом. Хемингуэй ещё любил спорт: гонял в футбол, плавал, ходил в секцию бокса. Однажды парню крупно не повезло. Пропустил такой удар в голову, что перестал видеть одним глазом и оглох на одно ухо. Из-за этого его долго не брали в армию, куда он просился сам, но травма не помешала ему писать первые рассказы. Кстати, на фронт он всё же попал в 1918 году шофёром санитарной машины, но очень скоро был ранен и списан. А в некоторых источниках даже есть сведения, будто молодой Эрнест даже пробовал себя в корриде.

Вопреки воле родителей Эрнест пошел работать в газету криминальным репортером. Врачом, как папа, или музыкантом, как мама, он быть не хотел, его привлекал экстрим. Вот где будущий писатель насмотрелся на реальную жизнь – с правдой и ложью, блеском и нищетой, грязью и кровью. Это всё ему ох как пригодилось, когда он садился за свои «Снега Килиманджаро» или большие романы «И восходит солнце», «По ком звонит колокол», «Прощай, оружие!»… Там герои у Хемингуэя – совсем как настоящие, будто живут на одной с тобой улице или служат в твоём взводе. Потому и стали популярными произведения писателя, что в них много искренности и много правды о человеке. Кто из вас читал, тот с этим не может не согласиться.

Великий писатель и сам, как и его герои, был во всём настоящим. Если война, то надо на фронт. Если охотиться, то в африканских саваннах на льва. И если бороться, то до конца - как старик Сантьяго с огромным марлином. Дружба - так честная. И любовь - всем сердцем.

Дружить он умел. В Париже – городе его мечты, куда он приехал творить,  всегда найдёшь хорошую компанию. А за таким жизнерадостным красавцем, каким был в ту пору Хемингуэй, как говорится, не заржавеет. Он с друзьями частенько сиживал в местных ресторанчиках. И сердце у него было огромное - хватало на многих, особенно женщин. Эрнест слыл отчаянным Казановой, что его самого вовсе не смущало. Мужик он был хоть куда – обаятелен, умен, знаменит, и общение с ним было праздником. Такие женщинам нравятся. Четыре из большой армии поклонниц были его официальными женами. Могла появиться и пятая, но ей было 18, а ему на 30 больше, и она воспринимала писателя как отца. Любовниц же никто не считал.

На глазах последней из жён, Мэри Уэлш, этот любящий жизнь красавец превратился в унылого потухшего старика, который всё чаще поглядывал на стену, где висело ружьё.

Можно родиться гением, но не стать им. Без возбуждения и эмоций от жизни ничего путного не создашь, иначе, как сказал автор сценария «Белого солнца пустыни» Рустам Ибрагимбеков, «всё будет от головы». А надо, чтобы от сердца! Как жил и писал Эрнест Хемингуэй.

Такая у него сложилась яркая и богатая жизнь. Как история для отдельного романа. А если добавить, что так же ушли его отец и младший брат, сюжет получится ещё круче.

Ваш В.Д.

Люди в материале: Эрнест Хемингуэй
Loading...


Муза Маяковского. Лиля Брик и великие мужчины XX века, которые целовали руки этой загадочной женщине



Каждый вправе прожить свою жизнь, как ему хочется. Лишь бы это не портило жизнь другим. Перед вами – легендарная женщина советской эпохи Лиля Брик. Уверен, что многим из нас впервые это имя встретилось при знакомстве с биографией Владимира Маяковского. Благодаря ей при жизни поэта и после его смерти были изданы многие его произведения. Считается, что эта женщина была его музой, и он посвятил ей немало своих строк. Впрочем, не только музой. Они много лет жили втроем: Лиля, её муж Осип и поэт.

Лиля Юрьевна, не стань она любовницей и вдохновением глашатая революции, сама по себе была знаменитостью. Молодая, хорошенькая, интеллектуалка, – она в любом обществе находила своё место. Лиля основала модный в ту пору литературный салон, одевалась в импорт, проповедовала свободные нравы. У каждой эпохи есть свои «звезды». Имя Лили Брик было тогда хорошо известно среди интеллигенции. И не меньше, чем имя великого поэта. В её общество стремились не только литераторы, но и способные на большее, чем духовная близость, мужики. Она была сильной личностью без границ.

Лиля Брик была трижды замужем. Первым был Осип Брик – любовь с юности. Потом брак с военным Виталием Примаковым, которого большевики расстреляли в 37-м, потом был писатель Василий Катанян. Но она всю жизнь любила Осипа, даже когда выходила замуж за других. Даже когда в их постели появлялся кто-то третий. Даже когда эти «кто-то» делили ложе с ней и её новыми мужьями. Ей так нравилось, а творческим людям и подавно. И Осип не ревновал, раз женщина так желает. Лиля и Осип до его смерти в 1945 году сохраняли нежные отношения. Детей у Брик не было. Ещё в юности Лиля так увлеклась уроками музыки, что забеременела от преподавателя, и пришлось сделать аборт.

Кстати, в молодой советской России такой насыщенный интимными чувствами быт, прозванный «русской тройкой», никого не удивлял. Над свободными отношениями полов гордо развевался флаг революционного раскрепощения женщины. И под этим флагом сладко нежились и партийные начальники, и красные командиры, и представители творческой элиты. Маяковский не был исключением, оказавшись в это время в этой среде, близко к Лиле Брик.

Однако не только женские чары, но и ум, эрудиция, умение вести разговор привлекали в ней людей. Особенно с возрастом, когда чары уже не работают. Женщины порой ненавидели, это да. Наиболее яростно Анна Ахматова. Но мужики чаще находили в ней нечто, что заставляло ценить её расположение. Из тех, кто в разные годы близко дружил с Лилей Юрьевной, мы выбрали ещё 5 знаменитых мужиков, имена которых, как представляется, сегодня лучше знакомы большинству.

Выйдя замуж за Примакова, Лиля стала часто общаться с военными. А среди них был и маршал Михаил Тухачевский – известный стратег и не менее известный бабник. Может, и он был не прочь «замутить» с женой сослуживца, но в истории их отношений фигурируют лишь беседы о футуризме и поэмах Маяковского.

Лиля всю жизнь за кого-то боролась. Хлопотала перед Сталиным об увековечении памяти Маяковского, о мужьях, литераторах. С режиссером Сергеем Параджановым они дружили много лет. Когда в 1973-м его посадили, она посылала передачи, просила за него. Мужем её младшей сестры был известный французский писатель-коммунист Луи Арагон. Старушка убедила его поехать поговорить с Брежневым. В итоге Параджанов вышел на год раньше.

В 60-е Брик с Катаняном жили в Переделкине. Часто сюда наведывалась московская богема. Руководитель «Таганки» Юрий Любимов имел как бы двойной интерес: попить чайку и пообщаться, с одной стороны, готовить постановки по Маяковскому, с другой. Театр ставил «Послушайте!», «Облако в штанах», «Флейта-позвоночник».

Борис Пастернак тоже был одним из близких друзей. Но восхваляемый Сталиным поэт вел себя как-то странно. Он целовал ручки хозяйке, а в то же время писал, что квартира Бриков «была, в сущности, отделением московской милиции». Да, в салоне «тусовались» и менты, и важные чекисты, и какие-то опрятные мальчики в гражданском. Чего ж ты сам туда ходил, спрашивается?!

Лиля Брик славилась большой модницей, всегда со вкусом одевалась. Она и Маяковского превратила из лоха в денди. Однажды в московском аэропорту на неё обратил внимание Ив Сен-Лоран. Пожилая дама была одета не так, как все советские тётки. Познакомились. Оба летели в Париж. Во Франции кутюрье повсюду сопровождал гостью, подарил немало нарядов. А к 85-летию смастерил для неё юбилейное платье.

Список близких друзей можно продолжать именами других великих мужчин XX века. От Асеева, Шкловского и Хлебникова вы перейдете к Эйзенштейну, Ростроповичу, Таривердиеву... Это ж надо так прожить жизнь, чтобы оказаться в центре такого созвездия! Наверное, потому, что жила она так, как хотела.

И ушла она – как решила сама. Чтобы не быть никому обузой после травмы бедра, 86-летняя муза Маяковского покончила с собой.

Начинался август 1978-го.

Ваш В.Д.